Убийство в Вестминстере

Sven-R. Fischer

FAMILIENNACHRICHRICHTEN.

Schulz, kruger, schmidt, alpen, lindes, des fontaines, paetz, clafton, outzen, brown, van dyk, van nimwegen, gernet, van brienen, de st.valery.

AUSGABE 17. Oktober 2014 FRANKFURT AM MAIN

Liebe Familie, liebe Freunde,
am 11.5.1812 kreuzte die Familiengeschichte den Lauf der Weltgeschichte.
Wir befinden uns mitten in den Feldzugen Napoleon Bonapartes. Es ist der Vorabend des Angriffs Napoleons auf Russland. Die Grande Armee ist bereits im Osten des franzosichen Einflussbereiches, in Preussen und Polen zusammengezogen. Am 23. Juni werden die Truppen den Grenzfluss zu Russland, die Memel (Niemen/Nemen), uberqueren.
An jenem 11. Mai sitzt der Brite John Bellingham in der Lobby des Palace of Westminster. In einer geheimen eingenahten Tasche seines Mantels befinden sich zwei Pistolen. Als der britische Premierminister Spencer Perceval die Lobby betritt, steht Bellingham ruhig auf, geht auf ihn zu, zieht die Waffe und streckt ihn mit einem todlichen Schuss ins Herz nieder.

Mord im Palast von Westminster.

Mord im Palast von Westminster.

Die Vorgeschichte dieser schicksalhaften Ereignisse beginnt bereits in England im spaten 18.Jahrhundert. Nachdem der 1770 in St.Neots geborene Bellingham bereits eine Ausbildung als Juwelier absolviert hat und dann zur See gefahren war, ging er 1794 bereits nach einem Jahr mit einer von ihm gegrundeten Dosenfabrik bankrott. Daraufhin wurde er Im- und Exportagent und kam im Rahmen dieser Tatigkeit im Jahr 1800 nach Archangelsk.
Eines der grossten und machtigsten Handelshauser dieser Zeit war die altehrwurdige Firma «Rutger van Brienen Sohne & Co»..
Im Jahre 1803 sank die Sojus, eines der Schiffe der van Brienen, an welchem auch der Archangeler Burgermeister Wassili Popoff beteiligt war, im Weissen Meer. Da das Schiff bei Lloyd’s im London versichert war, machte Salomon van Brienen den Schaden bei Lloyd’s geltend. Dort war jedoch zwischenzeitlich ein anonymer Brief eingetroffen, der behauptete, der Schiffbruch sei durch Sabotage herbeigefuhrt worden, also ein Fall von Versicherungsbetrug.
Lloyd’s verweigerte daraufhin die Begleichung des Schadens.
Salomon van Brienen vermutete aus nicht naher bekannten Grunden John Bellingham hinter dem anonymen Brief. Um sich zu rachen, behaupteten Popoff und van Brienen nun, Bellingham wurde dem in Konkurs gegangenen Conrad Dorbecker, dessen Konkursverwalter sie waren, 38.000 Rubel schulden. Spater reduzierten sie die Forderung auf 4.890 Rubel.
Daraufhin wurde am 16.11.1804 Bellinghams Reisepass eingezogen und Bellingham, auf Drangen von van Brienen beim Generalgouverneur von Archangelsk, Furster, unter Arrest gestellt. Erst ein Jahr spater wurde er wieder freigelassen, nachdem die Dorbecker Bucher gepruft waren, ohne dass Schulden von Bellingham entdeckt werden konnten.
Bellingham reiste nun nach St.Petersburg, um den Generalgouverneur zur Rede zu stellen. Dies provozierte die russischen Behorden, die Bellingham wegen angeblich «illegaler» Abreise aus Archangelsk erneut verhafteten und erst im Oktober 1808 wieder freiliessen. Die Ausreise nach England wurde ihm aber weiterhin verweigert.
In seiner Verzweiflung wandte er sich schliesslich direkt an den Zaren und durfte nun endlich im Dezember 1809 nach England ausreisen. Wieder in England angekommen, bemuht er sich bei der britischen Regierung um Entschadigung fur die erlittene Haft, was jedoch auch vor dem Hintergrund der 1808 abgebrochenen diplomatischen Beziehungen zu Russland abgelehnt wurde. Seine vergeblichen Bemuhungen verbitterten Bellingham zusehends.
Anfang 1812 lehnt der Beamte Hill ein weiteres Ersuchen mit den Worten ab, es stehe ihm frei, die notwendigen Schritte zu unternehmen. Daraufhin kaufte er sich am 20.4.1812 zwei Pistolen — mit dem bekannten Ergebnis.

John Bellingham

John Bellingham

Am 15.5. wird ihm in Old Bailey der Prozess gemacht. Er ausserte dort, dass er eigentlich lieber den russischen Botschafter erschossen hatte, sah sich aber als Mann, der hereingelegt worden war, als berechtigt an, den Vertreter jener Leute zu erschiessen, die er als seine Unterducker sah. Bellingham wurde schuldig gesprochen und am 18.5.1812 offentlich gehenkt. Noch heute gilt der Fall in der englischen Rechtssprechung als Prazedenzfall, dass auch geistig gestorte Personen zum Tode verurteilt werden konnen.
Auch fur das Handelshaus van Brienen nahmen die Schwierigkeiten nach den Kriegen und den Handelsblockaden der napoleonischen Zeit zu und endeten nur sieben Jahre spater im Bankrott.
Zur Geschichte der Familie van Brienen und des Handelshauses darf ich Euch auf die Ausgabe 38F24 vom 23.12.2004 und das hervorragende Buch von Erik Amburger: «Die van Brienen und ihre Sippe» verweisen.

(*Es ist das bis heute einzige erfolgreiche Attentat auf einen britischen Premierminister).

*****
Уважаемые родственники, 11.5.1812 года наша семейная история пересеклась с ходом мировой истории.
… Канун нападения Наполеона на Россию. Огромная армия уже сконцентрирована в восточной части Франции, в Пруссии и Польше. 23 июня войска пересекут пограничную реку России Мемель (Неман).
11 мая 1812 года англичанин Джон Беллингем сидел в холле Вестминстерского Дворца. В его пальто были два пистолета, спрятанные в потайные карманы. Когда британский премьер-министр Спенсер Персеваль вошел в холл, Беллингем встал, подошел к нему, достал пистолеты и выстрелил Персевалю прямо в сердце.

Известно, что Беллингем родился в городе Сент-Ниотс и в четырнадцатилетнем возрасте был отдан на учёбу ювелиру в Лондон. Два года спустя он служил гардемарином судне «Хартвелл», следовавшем в Китай. 22 мая 1787 года на корабле вспыхнул мятеж, судно село на мель и затонуло.
В 1794 году Джон Беллингем открывает оловянную лавку в Лондоне, но вскоре его бизнес прогорает и его признают банкротом. В конце 1790-х он работает клерком в одном из офисов Лондона, и предположительно в 1800 году как торговый представитель отправляется в Архангельск, где поступает на службу в купеческую компанию «Рутгер ван Бринен сыновей и К».
В 1802 году Беллингем возвращается в Англию и работает брокером в Ливерпуле, женится в 1803 году, а в 1804 снова возвращается в Архангельск
… Осенью 1803 года в Белом море затонуло российское судно «Союз», застрахованное компанией Ллойд. В том же году владельцы судна голландцы ван Бринены попытались получить страховку, но компания Ллойд отказала им в выплате, мотивируя это получением некоего анонимного письма, в котором указывалось, что гибель судна вызвана страховым мошенничеством. Соломон Ван Бринен предположил, что автором этого письма был Джон Беллингем, владевший частью груза, перевозимого «Союзом». Ван Бринен потребовал от английской компании, представителем которой был Беллингем, уплаты долга в 4890 рублей. 16 ноября 1804 года, накануне отъезда в Англию, у Беллингема по просьбе ван Бринена был изъят дорожный паспорт, вследствие чего его выезд из России стал невозможен. Также Соломон ван Бринен убедил губернатора Архангельска Фюрстера заключить Беллингема под стражу. Джон Беллингем немедленно обратился к послу Великобритании Лорду Гренвиль Леверсон-Гуверу с просьбой вмешаться в его дело и оказать помощь в его освобождении, но Лорд Гренвиль от имени правительства Великобритании отказал ему в прошении.
Год спустя Беллингем сумел освободиться и добрался до Санкт-Петербурга, где попытался привлечь к ответственности Генерал-губернатора Архангельска Фюрстера Ивана Ивановича, но это побудило российские власти вновь заключить его в тюрьму, на этот раз за его «тайный отъезд» из Архангельска.

Джон Беллингем

Вновь на свободе Джон Беллингем оказался только в 1809 году, из тюрьмы он вышел подавленным и озлобленным. Его выпустили из заключения, но не разрешали выехать из России. От отчаяния Беллингем подал прошение Императору Александру I и вскоре получил разрешение на выезд. В Англию он прибыл в декабре 1809 года.
По возвращении в Англию Беллингем стал подавать прошения правительству Великобритании о компенсации за его злоключения в России, но ему было отказано (Великобритания порвала дипломатические отношения с Россией в 1808 году). В отчаянии он лично обратился к Премьер-министру Великобритании Спенсеру Персевалю, но премьер отказал ему, мотивируя, что для компенсации нет никаких оснований. Беллингем ещё долго обращался в различные органы власти и организации, но получал везде отказ. Вскоре его жена убедила оставить попытки получить компенсацию и вернуться на работу.
В 1812 году Беллингем возобновил попытки получить компенсацию, но опять ему было отказано. 18 апреля он лично пришёл в офис Министерства иностранных дел, где чиновник Хилл разъяснил ему, что все его прошения бесполезны и в компенсации отказано навсегда. Но Беллингем к этому моменту был уже готов к мести и только укрепился в своих планах.
20 апреля он покупает два 12,7 мм пистолета в оружейном магазине Беквита и обращается к портному с просьбой пришить к его пальто секретные карманы. В эти дни Беллингема уже часто замечают в здании Палаты общин.
11 мая он со своим другом и его семьёй посетил выставку акварельной живописи. По пути он сообщил, что у него есть некоторые дела, и ему нужно ненадолго отлучиться. Беллингем направился к Парламенту и стал дожидаться Премьер-министра Спенсера Персеваля на лавке во внутреннем помещении здания. При появлении премьера он подошёл к нему и выстрелил в упор в сердце. Не предприняв попытки скрыться, Беллингем развернулся и присел на ту же лавку, где был тут же задержан представителем Ливерпуля в парламенте Исааком Гаскойном.
13 мая Беллингем уже давал показания в суде Олд Бейли. Он заявил, что предпочёл бы убить Соломона ван Бринена или английского посла в России, но для него это было неосуществимо, из-за чего ему пришлось убить представителя власти, олицетворявшего для него все беды, приключившееся с ним. Во время судебного следствия была выдвинута версия о его невменяемости, но судья сэр Джеймс Мэнфилд счел его вменяемым и приговорил к смертной казни через повешение.
Приговор был приведён в исполнение в понедельник 18 мая 1812 года. По свидетельствам современников, народ, собравшийся на казнь, выражал сочувствие к приговорённому, обвиняя во всём произошедшем английские власти и считая, что Джон Беллингем был всего лишь жертвой обстоятельств и доведён до отчаяния бездействием властей. По тем же свидетельствам, многочисленными благодетелями оказывалась материальная помощь его жене и детям, и общее их благосостояние стало значительно лучше, чем при жизни Джона Беллингема.

(** Убийство Спенсера Персеваля было единственным успешным покушением на жизнь британского главы правительств).

Оставить комментарий