О б е р г р у п п е н ф ю р е р.

Евгений Божко.

За год до своего ухода Арнольд Петрович Пец приехал в Петрозаводск, мы много говорили о Немецкой слободе в Архангельске, о наших ближних и дальних родственниках и их разных судьбах. Вспоминали войну. Арнольд Петрович, как и мой отец Петр Федорович, провел на фронте с 1-го и до последнего дня, оба прихватили и войну с Японией в составе 1 Дальневосточного фронта. Вспомнили и родственников, воевавших на другой стороне.

Прадед мой Ингвард Пец прожил свое детство и молодость в Германии, 7 лет служил в войсках кайзера Вильгельма I, но с Россией не воевал, т.к.  до 1914 года эти страны были в дружественных отношениях. Другие же наши родственники активно «отметились» в войсках вермахта. Владимир фон Эссен, сын Анны Пец и Николая Михайловича фон Эссена, в свои 22 года погиб в 1944 году на Балканах, командуя разведротой немецкой армии. Известный историограф Генрих Мейер фон Эльтц провел войну в ведомстве адмирала Канариса (Абвер, аналитическая группа), а профессор Марбургского университета Эрик Амбургер с началом войны попал на Восточный фронт обер-ефрейтором в строительном батальоне. В мае 1945 года он оказался в Праге в советском плену, из которого, после проверки в  спецлагерях НКВД в  Румынии, в сентябре был отпущен.

Конечно, интересовал нас, осужденный на смерть Нюрнбергским судом, Освальд Людвиг Поль. Он родился в 1892 году в г. Дуйсбурге (*земля Северный Рейн-Вестфалия) в семье мастера сталелитейного завода Германа Отто Эмиля Поля и его жены Августы Поль (ур. Зейферт). Освальд был пятым из восьми детей. С шести лет учился в начальной школе, где проявил большие способности в математике. После окончания средней школы в 1912 году, он поступил на службу в императорский военно-морской флот, учился на казначея, затем служил в этой должности на торпедных катерах и миноносцах, на крейсере «Кондор» и в минной дивизии «Фландрия», а также в добровольческой бригаде фон Левенфельда. После окончания военно-морской академии, Освальд обосновался в Киле, где стал старшим казначеем в финансовом отделе Главного штаба ВМФ. За участие в Первой мировой войне Освальд был награжден несколькими орденами, в том числе Железным крестом 2 класса. После окончания войны Поль начал изучать теорию государства и права в Университете имени Христиана Альбрехта в Киле.

По унизительному Верса́льскому Договору, подписанному 28 июня 1919 года, Германии вывернули руки — кроме колоний страна потеряла Западную Пруссию, Мемельскую и Саарскую области, Познань,  часть Верхней Силезии и Эльзас-Лотарингию. Великая нация осталась нищей, разделенной на части, неспособной к самозащите, а пять с половиной миллионов немцев внезапно оказались гражданами Польши, Франции, Дании, Бельгии и Чехословакии. Даже маленькая Литва получила свою долю — старинный немецкий город Мемель, который был спешно переименован в Клайпеду. Вину за начало войны возложили на Германию, которая должна была возместить союзникам расходы – двести семьдесят миллиардов золотых марок, т.е. примерно сто тысяч тонн золота. Потом, сумму много раз пересматривали, но окончательно расплатились немцы только в октябре 2010-го года.

Национальное унижение, позорный проигрыш, проклятые еврейские олигархи, по мнению обывателей организовавшие революцию и грабившие несчастный немецкий народ до и после войны — жизнь в Веймарской республике  это ежедневная борьба за выживание. Кризис, инфляция, когда миска супа дорожает во время еды.  Освальд Поль вскоре оставляет университет, присоединяется к Добровольческому корпусу и в марте 1920 года принимает участие  в «Капповском» путче, неудавшемся перевороте с целью свержения правительства Веймарской республики и установления военной диктатуры. Тогда берлинцы «насладились» зрелищем артиллерийского обстрела здания парламента. Но в Германии началась всеобщая забастовка, в которой участвовало 12 млн. человек, что сорвало планы путчистов, рассчитывавших на поддержку населения. Регулярная армия также не поддержала путч, который был ликвидирован в течение 5 дней.

Под лозунгом возвращения генералов во власть рейхспрезидентом стал Пауль фон Гинденбург (*генерал-фельдмаршал, главнокомандующий немецкой армии в 1916 — 1917 г.г.), избранный главой государства на всенародных выборах. В тот же год Освальд,  как и многие другие военные, участвующие в  путче, был принят на службу теперь уже в новый военно-морской флот Веймарской республики (Reichsmarine) в должности штабсцалмейстера (штабсказначея).

Огромная сумма репараций, взысканная с Германии, привела к обнищанию больших масс населения. Но самое главное, немцам надоело каяться перед всеми! Отобрать имущество, оружие, золото и боевые корабли – это еще можно было стерпеть. Но растоптать честь и достоинство – уже чересчур! Позор Версальского Договора не покидал сердца немцев! Униженная нация требовала реванша и готова была пойти за любым политиком, кто вернет стране былое величие, принесет благополучие в немецкие семьи. И такой человек нашелся.

Никто не думал тогда, что лидером станет вождь штурмовиков, марширующих по улицам германских городов и не гнушавшихся подрабатывать разгоном митингов и демонстраций. Никто тогда не верил, что фюрер выполнит все свои обещания. В трудных условиях, когда Немецкая Республика сломалась под тяжестью депрессии 1929-34 годов, когда в Германии насчитывалось 7 миллионов безработных, на фоне массовых банкротств предприятий Гитлер становится канцлером третьего рейха по приглашению президента Гинденбурга и начинает переворачивать страну вдоль и поперек.

И хотя декрет от 28 февраля 1933 года, подписанный президентом и канцлером, отменял положения Веймарской конституции, гарантировавшие неприкосновенность личности, свободу слова и свободу печати, право собраний и тайну переписки, а тайной государственной полиции (Гестапо) была предоставлена почти неограниченная власть над людьми, через три года на Гитлера молился, чуть ли не весь немецкий народ, (*Хотя известный банкир Ялмар Шахт, первоначально поддержавший НСДАП и ставший агитатором нацистской партии среди ведущих немецких промышленников, впоследствии, не приемля идеи коричневых, говорил, что это — «…разнородное сборище государственных управленцев». Шахт не скрывал своего неприятия фашизма в довольно резкой форме, не побоявшись заявить, например, в 1942 году фюреру, что Германия проиграет начатую войну).

Работу и кусок хлеба получил каждый, а за тунеядство карали тюремным сроком, как за образ жизни, недостойный немца. Даже принудительно занятые немцы не роптали: на общественных работах им платили в десять раз больше пособия по безработице. На стенах домов ветер трепал знамена со свастикой. Гремели военные оркестры, а многотысячные толпы жителей городов ревели: «Зиг хайль, зиг хайль, зиг хайль…» Английская газета, «Дейли мейл» 10 октября 1933 года писала: «…Германии посчастливилось обрести лидера, способного объединить силы всей страны для работы на общее благо». 

По версии американского журнала «Time» за 2 января 1939 года «Человеком года-1938» стал Адольф Гитлер «За распространение демократии по миру»!

Фюрер, получив нищую страну и вымирающих безработных, всеми силами пытался улучшить положение немецкого народа. Именно народа, отчего и приобрёл бешеную популярность. И демократический цивилизованный Запад благосклонно оценил его, свидетельством чего является номинация в 1939 году Гитлера на Нобелевскую премию за установление мира в Европе. Но 1 сентября 1939 года не успела «польская диверсионная группа» захватить радиостанцию в Гляйвице, как «случайно» оказавшаяся рядом германская армия  начала войну, а фюрер не стал Нобелевским лауреатом.

Фюрер учел ошибки прошлого, но сначала он заставил всех колеблющихся думать только о Германии, достойной вновь стать великой страной, равной другим державам. Так называемые оппозиционные партии были запрещены. Закрыли типографии, печатающие грязную литературу, а книги, несущие в народ «лживые идеи» прилюдно сожгли. Ликвидировали и газеты, отравляющие сенсационным бредом народ. Геббельс пояснял Германии, что национал-социализм – это социализм исключительно для немцев. В манифесте НСДАП было сказано: «… Мы требуем беспощадной борьбы против всех, кто своей деятельностью вредит общим интересам. Преступные ростовщики и спекулянты наказываются смертью, безотносительно к вероисповеданию и национальности».

Фюрер не стал ничего национализировать, а поставил хозяев в жесткие рамки единого хозяйственного плана, жесточайше контролируя, куда идет прибыль. Кредо НСДАП – личность принадлежит государству, и то же относится к частному предприятию. Некоторые предприятия были незамедлительно конфискованы, с остальных взимали налог на капитал.

Нацистское правительство стадо арбитром над трудовыми отношениями. Был введен твердый рабочий день, оплачиваемый отпуск, гарантии по старости. Ничего не решавшие старые профсоюзы распустили — стране не нужны митинги, — вещали пропагандисты фюрера, — стране нужно процветание и достойное место в мире. Теперь на крупных заводах были столовая, спортивная площадка, а иногда и бассейн. Все вопросы решала «тройка»: новый профсоюзный босс, представитель партии и предприниматель. Экспорт поставили под контроль, а хозяевам запретили держать деньги за границей. Доходы от коммерции вкладывались в производство. Никто не роптал, а денег стало больше. Государство гарантировало заказ и покупало продукцию.

Немцы облегченно вздохнули, обретя социальный мир и веря в величие Германии. Никто не бастовал, не голодал и не боялся остаться на улице. Заводам и полям требовалось все больше рабочих рук. Для бедных строились государственные квартиры, купить которые можно было в рассрочку. Под бодрую музыку сносили бараки в трущобах. Немцу запретили прозябать в нищете. На церемонии венчания каждой супружеской паре дарили «Майн Кампф». Чем больше в семье рождалось детей, тем больше помогало государство. Рабочий мог отдыхать за треть цены, приобщаясь к культурным ценностям, когда-то доступным лишь аристократам. Остальное доплачивал новый профсоюз. Было построено 1500 миль великолепных шоссе, проекты дешевых машин и льготы для простых рабочих, грандиозные планы по перестройке немецких городов – все это заставляло немцев гордиться!
То, что НСДАП сотворила в Германии менее чем за шесть лет, было совершено под бурные рукоплескания большинства немцев и повергло мир в шок. НСДАП подняла нацию после послевоенного упадничества, а Германия объединилась под знаком свастики. То, что Адольф Гитлер и Ко сделали для немцев в то время, повергло мир в шок.

НСДАП требовались фанатично преданные и верные люди, носители идей национал-социализма, «физически здоровые, с твёрдым характером, решительные и энергичные». Используя самые разнообразные формы социальной и националистической идеологии, нацисты стремилась привлечь на свою сторону молодёжь, используя её политическую неопытность. Уже в 1922 году Гесс, секретарь Гитлера лично организовал в Мюнхене из студентов молодёжный батальон СА — «гитлерюгенд» как молодёжное подразделение штурмовых отрядов. В «гитлерюгенде» важнейшее внимание уделялось таким темам, как расовая теория, политика народонаселения, немецкая история и политическое страноведение. На первом плане стояли «Господствующая раса» и политика по отношению к евреям, по истории — биография Гитлера, история НСДАП, политическое страноведение, причем, наибольшее внимание уделялось странам фашизма. Но намного важнее, чем умственное воспитание, было воспитание физическое. Для юношей строили огромные спортивные комплексы — культура тела это приоритет истинного немца. В основу спортивного развития ставились соревнования, в том числе стрельба из огнестрельного оружия. Мальчики росли в богомольном трепете перед танками, самолётами, фаустпатронами, они произносили имена Гитлера, Геббельса, Геринга, как произносят имена святых. Каждое лето подростки проводили в бесплатных лагерях. Инструкторы «Гитлерюгенда» делали из них сплоченные отряды будущих солдат вермахта, марширующие под красными знаменами с черной свастикой и яростный бой барабанов. «Гитлерюгенд» повсеместно участвовал в предвыборной кампании. Они распространяли листовки и брошюры, расклеивали плакаты и писали на стенах лозунги.  Организовывались торжественные шествия, пропагандистские марши и парады, военные игры, спортивные соревнования, туристические походы, молодёжные слёты, международные встречи с членами молодёжных фашистских объединений Италии и других стран. Совместная жизнь делала «гитлерюгенд» очень привлекательной для молодёжи. В конце войны из «добровольцев «гитлерюгенда» 14–16 летнего возраста формировались отряды «вервольф» (оборотней). Они должны были сражаться до последнего дыхания, прикрывая отход частей вермахта, совершать диверсионные акты в тылу войск антигитлеровской коалиции. Даже после капитуляции Германии некоторые «вервольфы продолжали выполнять свои боевые задания, поскольку не получили приказа об их отмене. В 1943 году была даже сформирована танковая дивизию  Ваффен-СС «Гитлерюгенд» (*12. SS-Panzer-Division „Hitlerjugend“),  состоящая в основном из членов «гитлерюгенда» и использовавшаяся на Западном и Восточном фронтах. Остатки этой дивизии сдались войскам 7-й американской армии лишь 8 мая 1945 года.

Женщин законодательно постарались отстранить от физических работ. Следовало рожать и воспитывать детей. Особый закон даже запрещал строить квартиры меньше трех комнат – детям нужно место для игр.

Национал-социализм призывал ставить общее благо выше личного, думать о нации, быть честными, порядочными и верными. Однако, честными, порядочными и верными надо было быть только по отношению к представителям своей расы. Новый строй предназначался исключительно для немцев. А тем временем Германия превращалась в страну стандартных людей, шагающих гусиным шагом под дудочку Гитлера, где десятилетние мальчишки учились кидать ручные гранаты, а женщины рассматривались как инструменты для размножения.

Освальд Поль помнил причину поражения Германии – удар в спину. Готовая дальше сражаться армия кайзера Вильгельма II стояла на пороге Парижа. Еще один решительный удар и… Но, развращенные в тылу лживой красной пропагандой и обманутые продажными либералами, немцы сами сгубили свою великую Империю. Поэтому, без особых раздумий в 1925 году Освальд вступил в СА (Sturmabteilung) штурмовые отряды, созданные на базе «Добровольческого корпуса», а затем в НСДАП (билет № 30 842).

В 1924 году он был переведен в Свинемюнде, где  числился ортсгруппенлейтером — руководителем ячейки НСДАП и командиром отрядов СА.  В 1932 году Освальда Поля произвели в оберштурмфюреры СА (*кстати,  Нюрнбергский процесс не признал членов СА преступной группой) и он получил звания главного казначея военно-морского флота. Освальд обосновался в Киле и был там с 1933 года членом городского совета.

В 1934 году СС был в стадии формирования и ее лидер, Генрих Гиммлер, хотел пополнить руководство СС штатом компетентных, трудолюбивых и верных специалистов. Особенно остро он нуждался в хорошем финансисте. На традиционном морском фестивале в Киле рейхсляйтер Гиммлер встретился с Освальдом Полем и, зная, что тот отличается организаторским талантом, невероятной энергией и честолюбием, попросил его подумать о должности начальника финансовой части в административном управлении СС. Сначала Поль отклонил предложение, так как уже сделал хорошую карьеру в военно-морском флоте, имея в подчинении более 500 человек, в основном женщин. Поль не хотел переходить в СС, но Гиммлер нажимал, убеждая, что заниматься придется в основном финансами.

Освальд Поль писал впоследствии: «Гиммлер стал очень настойчивым и писал мне одно письмо за другим, с просьбой взять на себя руководство административной организацией СС…  Он пригласил меня в Берлин и Мюнхен и показал мне весь административный аппарат, который нужно было возглавить …»  СС был тогда сравнительно небольшой организацией, и Освальд в конце концов согласился: «… я увидел, что эта работа мне подходит, и, наконец, принял  его предложение…» В феврале 1934 года Поль, получив чин штурмбанфюрера, став начальником административного управления СС, которое было одним из многих, далеко не главных подразделений.

«…. Я начал с установки административных команд в различных ключевых городах, и выбора персонала, который  подходил бы для этой работы. Я открыл школы, которые учили этих административных чиновников в течение нескольких недель, прежде чем они могли возглавить мои филиалы по всей Германии. Я достиг надлежащего управления, с упорядочением бухгалтерских и финансовых вопросов…» Освальд и сам учится — поступает в Имперскую командирскую школу, после окончания которой, был рекомендован начальником школы на должность командира бригады.

Английский писатель Адриан Уил, автор книги «СС: Новая история» пишет: «До января 1933 года, большая часть финансирования СС шла из членских взносов, с редкими субсидиями из штаб-квартиры партии для специальных проектов, но, когда СС начал принимать функции государства, то все больше и больше стал получать и государственное финансирование. Здесь Освальд Поль действительно оставил свой след. Несмотря на якобы революционную природу Национального социалистического правительства, расходы должны были быть оправданы, бюджеты сформулированы и фискальная честность поддерживалась в соответствии с требованиями. Имея опыт, как на гражданской службе, так и в партии, Полю, опираясь на его многолетний опыт работы в морской администрации, удалось добиться всего этого».

В июне 1935 года, после реорганизации руководящих органов СС, Освальд Поль был назначен имперским казначеем и начальником административного управления в составе главного управления СС. 20 апреля 1939 года Гиммлер расширил обязанности Освальда — его ведомство было выделено в самостоятельное главное административно-хозяйственного управления — WVHA (Wirtschafts-und VerwaltungsHauptAmt). Поль стал по существу ключевой фигурой в экономике III рейха, так как в его руках были сосредоточены огромные финансы СС. В июне 1939 года Освальд получил ранг министериальдиректора (ministerialdirektor) министерства внутренних дел, и стал отвечать за все административные и экономические вопросы СС. 20 апреля 1942 года Освальд Поль получил звание обергруппенфюрера. В марте 1943 года Гиммлер приказал Полю  заниматься еще и административными вопросами работы концлагерей, выведя их инспекторат из подчинения начальника штаба подразделения Тотенкопф СС. Приказ Гиммлера гласил: «..ответственность за контролирование экономических вопросов, связанных с концентрационными лагерями, и за использование их для работы возлагается на обергруппенфюрера СС Поля».

Кто в Германии мог противиться партии, творившей на земле немецкий рай. Жалкая кучка диссидентов вместе с отбросами общества отбывала наказание в концентрационных лагерях. Даже честные коммунисты осознавали, что они, прежде всего, немцы! Они решительно рвали со своими функционерами, без препятствий пополняя ряды партии, ведущей страну к общему народному счастью. Многие члены «Красного фронта» нередко целыми отрядами вступали в СА. Берлинские острословы именовали их бифштексами — коричневыми снаружи и красными внутри

Казначей и финансовый директор «черного ордена» Освальд Поль считал, что основная функция Главного экономического управления, это изыскание дополнительных финансовых ресурсов для нужд СС. Сослуживцы шутя называли Поля «дуче». Он действительно был внешне похож на Муссолини, впрочем, и по части тщеславия и честолюбия едва ли уступая итальянскому диктатору.

Слева направо - группенфюрер Рихард Глюкс,обергруппенфюрер Август Франц,обергруппенфюрер Освальд Поль,группенфюрер Георг Лёрнер,обергруппенфюрер Ганс Каммлер

Слева направо — группенфюрер Рихард Глюкс, обергруппенфюрер Август Франц, обергруппенфюрер Освальд Поль, группенфюрер Георг Лёрнер, обергруппенфюрер Ганс Каммлер

Структура Главного административно-хозяйственного управления (WVHA):

ДЕПАРТАМЕНТ «А»: управление войсками (начальник – обергруппенфюрер СС и генерал войск СС и полиции Август Франк). Управление «А I»: хозяйственное. Управление «А II»: вопросы денежного довольствия. Управление «А III»: правовое. Управление «А IV»: контрольно-ревизионное. Управление «А V»: кадры.

ДЕПАРТАМЕНТ «В»: войсковое хозяйство (начальник – группенфюрер СС и генерал-лейтенант войск СС Ганс Лернер). Управление «В I»: продовольственное снабжение. Управление «В II»: вещевое довольствие. Управление «В III»: квартирно-эксплуатационное. Управление «В IV»: снабжение горючим.

ДЕПАРТАМЕНТ «С»: строительство (начальник – обергруппенфюрер СС и генерал войск СС  Ганс Каммлер, дипломированный инженер). Управление «С I»: общие вопросы. Управление «С II»: особые задачи (строительство специальных сооружений). Управление «С III»: техническое (строительство инженерных сооружений). Управление «С IV»: архитектурное. Управление «С V»: центральная строительная инспекция. Управление «С VI»: экономика и обеспечение строительства. Ганс Каммлер строил с одинаковым рвением газовые камеры в концлагере Аушвиц и пусковые площадки для ракет «Фау 1 и 2»

ДЕПАРТАМЕНТ «D»: концентрационные лагеря (начальник – обергруппенфюрер, генерал войск СС Теодор Эйке, затем группенфюрер СС и генерал-лейтенант войск СС  Рихард Глюкс). Управление «D I»: центральное (начальник – Рудольф Гесс). Занималось вопросами содержания заключенных и их охраны. Управлени «D II»: трудовое использование заключенных (начальник – Герхард Маурер). Управление «D III»: медико-санитарное (начальник – Энно Лоллинг). Решало вопросы медицинского обеспечения. Управление «D IV»: управление концлагерями (начальник – Карл Бургер).  На него были возложены вопросы финансовой деятельности, снабжения и правовые.

ДЕПАРТАМЕНТ «W»:  (начальник – оберфюрер СС Ганс Байер) — концерн «Немецкие хозяйственные и промышленные предприятия» Управление «W I»: добыча камня на территории рейха. Управление «W II»: добыча камня на Востоке. Управление «W III»: производство продовольствия. Управление «W IV»: деревообрабатывающая промышленность. Управление «W V»: сельское и лесное хозяйство. Управление «W VI»: текстильное и кожевенное производство. Управление «W VII»: книгоиздательское дело. Управление «W VIII»: специальные задачи (*здесь Освальд Поль основал «общество для сохранения и укрепления немецких культурных памятников»), фонд Экстернштайна, фонд памяти короля Генриха, санатории и пансионаты (*Освальд Поль являлся еще и председателем правления Немецкого Красного Креста).

Как руководитель главного административно-хозяйственного управления Освальд Поль осуществлял контроль над организацией, состоявшей из 5 отделов и 28 подотделов и персонала, который при максимальной численности превышал 1700 сотрудников. Энергичный финансист прибрал к рукам целые отрасли хозяйства страны, возглавляя одновременно и всю колоссальную промышленную империю, которую он создал в системе отдела «W».

В результате военных неудач, понесенные вермахтом на Восточном фронте, особенно в боях зимы 1941 и 1942 года роль WVHA в экономике Германии резко возросла. Тяжелые материальные потери привели Гитлера к решению увеличить производство вооружений. Было объявлено об изменении политики рейха, в результате чего концентрационные лагеря из мест, где просто содержались заключенные, были превращены в места, где бесплатно использовался их труд и энергия на пользу военных замыслов рейха.

Перезагруженный своими основными обязанностями, Поль наивно считал, что концентрационные лагеря в числе прочих выполняют задачу перевоспитания трудом. Надо только сделать имеющиеся в лагерных пунктах промыслы рентабельными, а в современных условиях, когда немецкая экономика испытывает дефицит трудовых ресурсов, заключенные могут стать дополнительной рабочей силой, предоставляемой владельцам различных предприятий. Взаимная выгода очевидна, так как труд заключенных практически не влияет на себестоимость производимой продукции.

Ни Поль, ни главное административно-хозяйственное управление не имели никакого отношения ни к помещению заключенных в концентрационные лагеря, ни к их освобождению, за исключением случаев, когда заключенных освобождала смерть. Ни Поль, ни кто-либо из других сотрудников главного административно-хозяйственного управления не имели права отдавать приказ о казни заключенных концентрационных лагерей. Нет также никаких данных о том, что Поль или другие сотрудники этого управления делали попытки осуществить такую прерогативу. Приказ о проведении казней исходил либо от тайной государственной полиции, либо от Гиммлера лично. Наибольшая часть задачи по увеличению числа заключенных падала на полицию безопасности и на СД, хотя совершенно очевидно, что немалую помощь в этом плане оказывали СС и вермахт.

Поль в своих показаниях утверждал, что включение в главное административно-хозяйственное управление отдела «D», который занимался исключительно вопросами концентрационных лагерей, представляло собой скорее формальное, чем фактическое подчинение. Так же он утверждал, что этот отдел, которым руководил Глюкс, продолжал функционировать в большей или меньшей степени независимо от него и основную часть приказов получал непосредственно от Гиммлера. Это соответствует действительности, так как начальники отдела «D» недоброжелательно восприняли факт своего подчинения Полю и продолжали смотреть на Гиммлера, как на инстанцию, непосредственно отдающую им приказы.

На процессе в Нюрнберге полковник Курт Шмидт-Клевенов, юрист Управления и Администрации, дал письменное заявление о том, что Освальд Поль добивался строгой дисциплины от администрации и охраны концлагерей и оказывал полную поддержку Конраду Моргену из Управления криминальной полиции, в чьи обязанности входило расследование нарушений в концлагерях. А когда коменданту Бухенвальда Коху, обвиненному трибуналом в преступном нарушении служебных норм, был вынесен смертный приговор, Поль выступил в поддержку приговора, по которому Карл Кох был расстрелян 5 апреля 1945 года.

Всегда готовый увеличить влияние СС, Гиммлер получил разрешение фюрера начать строительство военных заводов в лагерях военнопленных. Он  приказал лично Рихарду Глюксу предоставить тысячи заключенных для новых проектов вооружения. (* До своей гибели 26 февраля 1943 года главным инспектором концентрационных лагерей числился Теодор Эйке, первый командир 3-й танковой дивизии СС «Мёртвая голова» («Тотенкопф»), один из создателей системы концентрационных лагерей в Германии, один из организаторов «Ночи длинных ножей» и лично убивший штабфюрера штурмовиков Эрнста Рема. Но фактическим руководителем Инспекции концентрационных лагерей ещё с 1939 года был его заместитель Рихард Глюкс).

Желая пресечь жестокое обращение с заключёнными, Освальд Поль попытался взять под контроль администрацию концентрационных лагерей и столкнулся с Теодором Эйке. Известный британский историк Эндрю Молло писал в 1982 году: «Поль настаивал на улучшении лечения в лагере, эсэсовцам было запрещено ударять, пинать или даже прикасаться к заключенному. Заключенные должны были быть лучше размещены и накормлены, и проявлять интерес к своей работе …»  Исследователь утверждает, что политика Поля помешала смерти тысячам заключенных концлагерей

Антифашист Генрих Гопкер заявил не процессе в Нюрнберге, что во время его визита к Освальду Полю, он видел заключенных близлежащего концлагеря, работавших за территорией. По его словам они работали не торопясь, без всякого понукания со стороны охранников. Еще Гопкер утверждал, что у Поля не было никакой неприязни к евреям, и он не возражал против того, чтобы его жена имела контакты со своей еврейской подругой Анн-Мари Жак и принимала бы ее в их доме.

Освальд Поль организовал в лагерях профессиональные курсы и ввёл поощрения для отличившихся работников. В отданном им приказе говорится, что особенно усердно работающим заключенным должны выдаваться дополнительные порции продуктов и табака и должно разрешаться постоянное посещение лагерного публичного дома. Поль определил также плату за этот последний тип обслуживания и установил систему разделения дохода между женщинами-заключенными, женщиной-заведующей и главным административно-хозяйственным управлением.

Вот Освальд жалуется Гиммлеру: «Рейхсминистр Шпеер, кажется, не знает, что в настоящее время мы постоянно боремся с эпидемиями и высокой смертностью из-за несоблюдения санитарных  норм…»  А вот и Гиммлер в одном из писем Рихарду Глюксу «одобряет» доставку продовольственных пакетов, разрешая всем заключенным в неограниченном количестве принимать пакеты с продовольствием.

Даже Нюрнбергский Трибунал пришел к выводу, что «…эксперименты с продуктами питания, к которым Освальд Поль проявлял большой интерес, не были связаны с использованием ядов , а являлись просто законными экспериментами по установлению питательной ценности пищи. Разумеется, никакого элемента преступности в таких экспериментах не было». Конечно, не было, а было поверхностное знание Полем лагерной жизни!

Из-за тяжелой бомбардировки заводов в лагерях и повреждения продукции, Гиммлер предложил Полю строить заводы для производства военных материалов в естественных пещерах, подземных туннелях и каменоломнях, предполагая, что к лету 1944 года нужно иметь как можно больше таких бомбоубежищ на рабочих местах . Освальд Поль писал: «…бригадефюрер Каммлер преуспел в создании подпольных мастерских и жилых помещений пещерной системы в горах Гарца в центральной части Германии …» Созданный Гансом Каммлером «специальный штаб» постепенно перешел в непосредственное подчинение Гиммлера, а Каммлер стал называть себя «особоуполномоченным рейхсфюрера СС».

Известно, что Ганс Каммлер, автор проекта пятилетней программы по организации концентрационных лагерей СС на оккупированных территориях СССР и Норвегии, был еще и куратором массы важнейших научных, производственных и военных проектов III Рейха. Отвечал он так же и за засекреченный проект ракетной программы рейха  — «оружие возмездия», о котором не знали ни глава люфтваффе Геринг, ни министр вооружений Шпеер, ни даже Освальд Поль. Каммлер непосредственно отчитывался только перед Гиммлером и Гитлером, который в последние месяцы войны, как за соломинку хватался за секретные военные разработки «спецштаба Ганса Каммлера». Уже 6 февраля 1944 г. Гитлер с формулировкой «пожизненно» назначил Каммлера в качестве куратора производства всего воздушного вооружения Германии.

Заводы Каммлера производили реактивные истребители Ме 262, зенитные лазеры и подземные лодки «Змей Мидгарда». Также Каммлер курировал работу над «солнечной пушкой», которая представляла собой зеркало-отражатель диаметром 200 метров, концентрирующее солнечную энергию. Если бы такое оружие все-таки создали, то можно было бы сжигать всего за секунду целые города (*фюрер отказался от этого проекта, как слишком дорогостоящего). Поскольку Гиммлера после покушения на Гитлера (20 июля 1944 года) назначили командующим резервной армии, он подчинил ракетные подразделения групп «Север» и «Юг» Каммлеру. В результате к 31 декабря 1944 года по Лондону и Антверпену было выпущено 1560 ракет «Фау 2». В начале 1945 года 5 зенитная дивизия с ракетами «Фау 1» была также переподчинена Каммлеру, а сам он стал подчиняться лично Гитлеру. Успехи главного управления имперской безопасности и главного административно хозяйственного управления позволяли Гиммлеру надеяться, что недалек тот день, когда СС встанет во главе государства.

Альберт Шпеер в своих мемуарах «Третий Рейх изнутри» (глава «Ошибки, секретное оружие и СС») по поводу технологических разработок писал: «Реактивный самолёт был не единственным эффективным видом нового вооружения, запущенного нами в серийное производство в 1944 году (*но Гитлер предпочёл использовать этот самолет как бомбардировщик, а не как превосходившие любой самолёт союзников, истребитель). Мы располагали ракетой с дистанционным управлением, обладавшей ещё большей скоростью, чем реактивный самолёт, – ракетой-снарядом, наводящейся на цель по тепловому излучению двигателей вражеского самолёта. И ещё торпедой, реагирующей на шум и способной преследовать вражеский корабль по зигзагообразной траектории. Также была завершена разработка ракеты “земля-воздух”, а Липпиш сконструировал самолёт “летающее крыло”, далеко опередив своё время. Мы буквально задыхались от изобилия новых проектов, и если бы сосредоточились лишь на нескольких моделях, то, безусловно, начали бы их производство гораздо раньше».

Немецким ученым действительно удалось разработать многие передовые виды вооружений, не имевшие аналогов в мире на то время, но применить их в полном объёме в боевых действиях их так и не удалось. Немцы были в состоянии создать атомную бомбу, но этого так и не произошло. А в ходе войны уже наступил перелом не в пользу Германии, и после поражения почти все научные идеи или открытия были тут же раздерганы странами-победительницами, что впоследствии  не помешало им не сгореть от стыда, выдавая чужие мысли за свои.

Агрессия против СССР, с его огромными пространствами, обернулась  для Германии катастрофой, после понесённых ее вооружёнными силами тяжелейших потерь на Восточном фронте. Почему Освальд Поль не воспользовался  возможностями «эвакуационной  команды», созданной уже в 1944 году партайгеноссе Борманом, который в самом начале мая 1945 года таинственным образом исчез из осаждённого Берлина? Поль сначала спрятался в Баварии, затем около Бремена, и в мае 1946 года был обнаружен на ферме, где находился с чужими документами под видом рабочего.

После того, как Освальд Поль был схвачен, его привезли в Ненндорф (Nenndorf), где английские солдаты привязали его к стулу и избили до бесчувствия. При последующих повторных избиениях ногами и хлыстом он потерял два зуба. Поля содержали в абсолютно бесчеловечных условиях, пытали, не давали спать, издевались, например, смазывали лицо нечистотами, пока он не подписал то, чего от него требовали. Затем его перевезли в Нюрнберг, где американские военные следователи (большинство из которых были евреями) интенсивно обрабатывали Освальда Поля в течение полугода на длившихся часами допросах, как он выразился, «в своем роде, гораздо более жестоким психическим пыткам». Всего таких допросов было около 70. В течение всего этого периода у него не было доступа ни к адвокату, ни к какой другой помощи. Освальда Поля пытались обвинить в Endlösung — окончательном решении еврейского вопроса, в убийстве 30 миллионов человек и в обречении на смерть 10 миллионов человек. Но Поль заявил, что следователи прекрасно знали, что все эти обвинения были лживыми, и имели только цель сломить его сопротивление. «Поскольку эмоционально я не толстокож, то это дьявольское запугивание было не безуспешным, и следователи достигли того, чего они хотели: не правды, а заявления, служившего их потребностям», написал он. Поля заставили подписать фальшивые письменные показания, написанные для него следователями, и которые позже использовались против него на суде. Как он вспоминал: «Всякий раз, когда подлинные документы не соответствовали тому, что хотело обвинение или были недостаточны для обвинительного приговора, то использовались эти «письменные показания под присягой».

Американские официальные лица также использовали лжесвидетелей. Когда эти произведения (письменные показания под присягой) не давали нужные для прокуроров обвинения результаты, то они выводили своих так называемых «главных свидетелей», или вернее, платных свидетелей. Целая череда этих сомнительных, презренных персонажей сыграла свою гнусную роль в Нюрнберге. Они включали в себя высокопоставленных правительственных чиновников, генералов и интеллектуалов, а также заключенных, умственно дефективных и откровенных уголовников-рецидивистов. Во время суда над Полем в качестве «главного свидетеля» предстал некий Отто (Otto) из психической лечебницы. Его предыдущий образ жизни являлся типичным для любого закоренелого уголовника. То же самое верно в отношении свидетеля обвинения Крузьяля (Krusial), представившего в суде под присягой самые впечатляющие сказочные повествования, которым, естественно, верили.

Известный американский сенатор Джозеф Маккарти (Joseph McCarthy) заявил прессе: «Я слышал, и даже видел документальные доказательства того, что с пленными плохо обращались, избивали и пытали такими методами, которые могут придумать только извращенцы. Пленные подвергались таким мерам воздействия, как импровизированные приговоры и казни, которые отменялись в последний момент. Им говорили, что у членов их семей изымут карточки на питание или даже передадут их в советскую зону. Все это проводилось с одобрения прокурора для того, чтобы обеспечить психологическую атмосферу, рассчитанную на выбивание «признания». Как указал сенатор Маккарти: «… и Освальд Поль подписал некоторые обличающие «признания» под пытками, но имел достаточно мужества,  чтобы в зале суда отрицать эти «признания».

(* Традиция применения пыток для получения инкриминирующих заявлений, конечно же, не ограничилась послевоенной Германией. Подобная практика систематически использовалась американцами во многих странах. Во время Корейской войны пытки американцев не имели равных себе в человеческом воображении. По многочисленным свидетельствам очевидцев, американские солдаты обливали бензином и сжигали живых людей, зарывали живьем в землю, отрезали уши и носы, выкалывали глаза, сдирали кожу… Во Вьетнаме, рассказал лейтенант Келли: «…для маленьких детей у нас были синие таблетки, предназначенные для разогревания брикетов с питанием. Внешне они очень походили на конфеты. Если их зажечь, то пламени нет, но нагреваются они до очень высокой температуры. Так вот, мы их зажигали и бросали детям. Подбирая их, они обжигали руки…Если на улице я встречал старика или старуху, я обязательно их обыскивал и бил прикладом или приказывал следовать дальше, или требовал предъявить документы, а тех, у кого документов не было, а не было их у многих, пристреливал». Тысячами стариков, женщин и детей без разбора расстреливали, забрасывали в бункерах ручными гранатами, насиловали, а затем убивали , сжигали в их собственных хижинах, калечили, а из их ушей и пальцев делали трофейные ожерелья (таких преступников называли «двойными ветеранами»).

То же самое происходило и в Афганистане и в Ираке, и на американской базе Гуантаномо. По данным организации «Международная амнистия» и других правозащитников, а также по свидетельствам самих бывших узников, в Гуантанамо до сих пор к заключённым применяются регулярные избиения, сексуальные домогательства, угрозы изнасилования, многочасовое стояние на коленях, травля собаками и санкционированные правительством и президентом США пытки в том числе, в виде имитации утопления, лишения сна, воздействия громкой музыки и т.п. Также считается возможным казнить заключённых, которые дали признательные показания под пытками. А Пентагон заявляет, что такое отношение нельзя считать бесчеловечным. Кто следующий? Белоруссия? Иран? Сирия?.. Кто следующий за следующим?)

Обвинительное заключение по делу WVHA содержит:

Раздел первый — участие с января 1933 по апрель 1945 года в общем плане или заговоре с целью совершения военных преступлений и преступлений против человечности;

Разделы второй и третий — военные преступления и преступления против человечности с сентября 1939 по апрель 1945 года

Раздел четвертый — членство в СС, недавно объявленной международным военным трибуналом преступной организацией.

Напряженная драма происходила вокруг судебного разбирательства по делу Освальда Поля. Основное абсурдное обвинение — участие в реализации «окончательного решения еврейского вопроса» — личное руководство по разрушению Варшавского гетто. Но ведь всем было известно, что по секретному приказу Гиммлера уничтожить варшавское гетто в Варшаву прибыл группенфюрер СС Юрген Штрооп, который руководил службой безопасности во Львове, Кировограде, и Херсоне. 19 апреля 1943 года, когда германские части и украинско-латышский батальон СС ворвались в гетто для того, чтобы отправить евреев в концлагерь, здесь вспыхнуло восстание. Узники гетто сражались отчаянно, бомбы и бутылки с зажигательной смесью восставшие противопоставили бронетехнике и артиллерии. «Акция, — докладывал Юрген Штрооп в Берлин, — была закончена лишь 16 мая взрывом варшавской синагоги». Погибли в боях семь тысяч защитников гетто и еще шесть тысяч сгорели заживо в подожженных  домах. Оставшихся в живых обитателей гетто отправили в Аушвиц и другие лагеря. Затем Гиммлер отдал приказ Освальду  Полю: «бывшее гетто, находящееся в центре города, нужно полностью сравнять с землей и засыпать каждый погреб и каждый канал. После того как работа будет завершена, территорию следует засыпать землей и посадить большой парк».

Поль заключил контракты с четырьмя частными фирмами, которые взяли на себя обязательство сносить строения и ежедневно вывозить 4500 куб. м разрушенных строений. Освальд Поль ни в коем случае не несет ответственность за смерть защитников гетто — по приказу Гиммлера он отвечал только за вывоз строительного мусора из разрушенного гетто. Известный юрист, доктор юриспруденции Альфред Зайдль (Dr. Alfred Seidl), который был главным адвокатом подсудимых на Нюрнбергском процессе, приложил много усилий, чтобы добиться оправдания Поля. Зайдль знал Поля в течение многих лет и был убежден в его невиновности относительно обвинений об участии в геноциде евреев, и он не изменил своего мнения даже после обвинительного заключения трибунала. Он заявил, что «обвинение не предоставило ни единого доказательства против Поля».

Тем не менее, Освальд Поль получил смертный приговор именно за легенду, за то, что, по мнению судей «…под завалами зданий должны были быть оставшиеся в живых». Любой адвокат должен сказать: «Это просто невероятно». Вершиной двуличия трибунала в Нюрнберге явилось заявление прокурора Полю, что «если бы Германия выслала евреев со своей территории, отняла бы у них немецкое гражданство, исключила бы их из правительственных учреждений или бы приняла другие подобные меры, то никто бы ничего не имел против». Но на самом деле на Германию обрушился поток оскорблений и экономических санкций как раз за эти самые действия, и меры принятые против евреев явились одной из главных причин, из-за которых Германии была объявлена война.

А как, например, Освальда Поля можно было бы обвинить в заговоре с целью совершения военных преступлений и преступлений против человечности, если Поль был только финансистом с партийным номером 30842 и никогда не входил в «aufbau», то есть костяк в НСДПА, который давно и благополучно оформился и без него.

Освальд Поль настаивал на своей невиновности до самой  смерти, утверждая, что он,  сверхперегруженный административной работой, был «просто функционером и экспертом управления». «В результате зверского со мной обращения в Ненндорфе и жестоко обращения в Нюрнберге, психологически я был сломленным человеком», писал он. «Мне было 54 года. 33 года я честно служил своей стране и не осознавал за собой никаких преступлений». Своему старому другу Освальд говорил: «Являясь одним из высокопоставленных лиц в СС, я не надеялся, что меня оставят в покое. Однако я также не ожидал и смертного приговора. Это — приговор возмездия». В своем последнем прошении Нюрнбергскому суду Освальд Поль выразил уверенность, что когда-нибудь слепая истерия уступит место справедливому пониманию.

Освальд Людвиг Поль в тюрьме Ландсберга

Освальд Людвиг Поль в тюрьме Ландсберга.

Сегодня есть четкое понимание того, что все улики против Освальда Поля косвенные или выжаты из него пытками, и что в Нюрнберге впервые был применен трюк, где людей обвиняли в преступлениях по законам, которые были созданы после совершения тех «преступлений». Было официально заявлено, что «Трибунал не обязан следовать правилам принятия вещественных доказательств, а может допустить любые доказательства, которые помогут ведению процесса», т.е. доказательству вины обвиняемого. Этот подход привел к тому, что даже слухи допускались судом как улики и документы, которые нормальный суд бы отверг, но замалчивались и блокировались показания, которые опровергали выдвинутые обвинения. А тот факт, что адвокатам обвиняемых не было разрешено подвергать свидетелей обвинения перекрестному допросу, является грубейшим нарушением норм юриспруденции. Уже в наше время подобное происходило на т.н. международном трибунале в Гааге… Кстати этим же трибуналом официальные лица США грозили и В.В. Путину… Вспомним так же Ирак, Ливию… На очереди Сирия ?

Приговор

К смертной казни приговариваются: Освальд Поль, Георг Лернер, Карл Зоммер, Франц Эйреншмальц. После рассмотрения апелляций смертный приговор был утверждён только Полю. Лернеру казнь была заменена пожизненным заключением, в 1951 году срок был сокращён до 15 лет. Зоммеру казнь заменена 10 годами заключения, Эйреншмальцу — 9 годами.

К пожизненному тюремному заключению: Август Франк, Макс Кифер, Карл Мумментлей (все, кроме Франка освобождены в 1951 году, Франк — в 1954).

К 25 годам: Карл Гейнц Фанслау (освобождён в 1955 году).

К 15 годам: Ганс Бобермин (освобождён в 1951 году).

К 10 годам: Йоханнес Байер, Ганс Лернер, Герман Поок, Георг Тшентнер, Лео Фольк, Ганс Хохберг (освобождены в 1951 году).

Оправданы: Хорст Клейн, Йозеф Фогт, Рудольф Шейде.

Группенфюрер Рихард Глюкс, который нес прямую ответственность за порядки в КЦ лагерях, был арестован англичанами в мае сорок пятого и покончил жизнь самоубийством, раскусив ампулу с цианистым калием, хотя, некоторые историки полагают, что он скрылся.

Обергруппенфюрер Ганс Каммлер был одним из самых разыскиваемых участников Второй мировой войны, его искали русские, за ним гонялись все разведки, поскольку он больше других знал о программе вооружений. Но имя Каммлера даже не упоминалось на процессе в Нюрнберге — невероятный факт, если учесть какую важную роль играл этот человек в кругах приближенных к Гитлеру. Более того, нет никаких указаний на то, что его даже пытались искать, как прочих военных преступников.

Каммлер впервые обратил на себя внимание Гитлера аккуратной, раскрашенной от руки моделью «модернизированного» концентрационного лагеря Аушвиц (Освенцим), который был создан в мае 1940 года в 60 километрах западнее г. Кракова, и который в качестве огромной, непрерывно функционирующей фабрики смерти заработал как раз с конца 1941 года. Именно Каммлеру принадлежат расчёты, сделанные им в конце 1941 года, о необходимом для нужд промышленности Германии количестве заключённых концентрационных лагерей: 4 миллиона человек (три месяца спустя он увеличил эту цифру до 14 миллионов!). И такой человек почему-то не был осуждён, пусть и заочно, хотя лично отвечал за строительные работы в концентрационных лагерях и поставки из них рабочей силы, непосредственно руководил ракетными атаками против Англии и Нидерландов.

Досье на Каммлера, хранящееся в государственном архиве Соединённых Штатов Америки, остаётся засекреченным и по сей день. По новейшим сведениям, Каммлер был перевезен в США, в течение двух лет находился в руках американских спецслужб, которые выжали из него все информацию о «вундерваффе. После чего он якобы совершил самоубийство в камере.  Есть также предположение,  что в конце войны обергруппенфюрер перешел на сторону американцев, переправивших его в Аргентину в обмен на то, что он передал им свои секретные разработки. Но кто теперь может сказать, как было на самом деле?

За пять лет нахождения Освальда Поля в тюрьме в ожидании смертного приговора, было несколько ходатайств от членов Бундестага (президент Бундестага Герман Элерс (ХДС), Питер Altmaier (ХДС, министр-президент земли Рейнланд-Пфальц), Карл Шмид (СПД) и Вальтер Штраус (ХДС Государственный секретарь Федерального министерства юстиции) о помиловании Поля, но после длинного ряда апелляций, после долгого процесса пересмотра приговор был оставлен в силе. Освальд говорил: «Я могу отвечать за мои приказы, но не могу нести ответственность за деяния Гиммлера. Если бы я  знал в 34 году,  с чем столкнусь у него, я бы остался на флоте…»

Освальд Поль никогда не покидал католическую церковь, за год до смерти он написал книгу «Кредо. Мой путь к Богу», которая была издана с разрешения церкви. В тюрьме Ландсберга с 1932 года вел службу преподобный монсеньор Карл Моргенвайс. Он же сопровождал свою паству и в последней прогулке на виселицу. Перед казнью Освальд Поль исповедовался во всем патеру. Впоследствии духовный наставник Поля вспоминал:» Освальд Поль — служащий от макушки до пят, очень храбрый, человек высокого сердца и гуманитарного образования. Он говорил прямо, что никогда не обращался жестоко с людьми и никогда не явился причиной смерти ни иудея, ни любого другого человека. Я редко встречал человека, который имел так много энергии, так много силы воли, как Поль… Он сказал, как молитву: «Я благодарю Бога за веру…Бог поможет моей семье».  

Казнь Освальда Поля.

Казнь Освальда Поля.

Освальд был повешен в тюрьме Ландсберга 7 июня 1951 года, утверждая свою невиновность до конца. Последними  словами Освальда Поля были: «Германия, остерегайся друзей! Я никогда не забуду!»

Папа Пий XII взял его под свою защиту и отпустил ему грехи. В папской грамоте было написано: «Святой отец, движимый отеческой любовью, шлет Освальду Полю просимое апостольское благословение как знак небесного утешения!»

А обаяние нацизма никуда не исчезло. Идеи, которые привели немецких нацистов к власти, не с ними родились и с ними не умерли. Никто в сорок пятом году не предполагал, что Гитлер станет объектом поклонения для определенной части молодежи западных стран, в том числе и в России. И дело не только в том, что фигуры в черной форме, марширующие под барабанную дробь, завораживают незрелое воображение. Через семь десятилетий после крушения третьего рейха и самоубийства фюрера, фашизм, кажется, перестает быть олицетворением зла — для немцев и, что удивительнее всего, для русских. В определенных кругах российского общества сегодня ощутимы взгляды: в конце концов, нацисты не трогали крепкого хозяина, уничтожали только евреев и коммунистов, что может быть, не так уж и неразумно.

Некоторые наши сограждане не могут принять того факта, что нацистская Германия и СССР были однотипными по структуре обществами. Их не смущает факт, что партия нацистов была социалистической, а нацистской идеологией — национал-социализм, и что все основные принципы, присущие государственному устройству III Рейха и СССР очень совпадали. Прежде всего, это жесткая социальная структура, отсутствующая в индивидуалистических обществах. Это партноменклатура в СССР и партийное руководство (партайгеноссе) в Германии. Это жестокость тоталитарного режима, и особые органы, осуществляющие этот террор — НКВД в CCCР и Гестапо в III Рейхе. Одна партия, возглавляемая бессменным лидером — Сталиным и Гитлером, ВКПб  в СССР и НСДАП — в Рейхе. Беспардонное мошенничество на выборах с дискредитацией и физическим уничтожением оппозиции, безудержная коррупция и круговая порука, кумовство и клановость во власти, сращивание власти и олигархии, разнузданная социальная демагогия.

Это и единственно верная идеология — марксизм-ленинизм в СССР и национал-социализм в Германии. Монополия на СМИ. Догматизм и централизованно управляемая экономика. Иерархичность общества и полное подчинение лидеру -культ государства при оголтелом «вождизме». Преследование инакомыслящих и их уничтожение, неадекватные наказания за любые проявления свободомыслия и стремления к справедливости. Маниакальный поиск врагов и «козлов отпущения», внедрение «стукачества», контроль за обществом и личной жизнью людей, внедрение в сознание народа допустимости правового произвола, вседозволенности для силовых структур и власти.

Эти совершенно идентичные движения, опирающиеся на общие идеи, имели и каждое свою собственную библию: «Майн кампф» в Германии и «Краткий курс ВКПб» — в СССР. И стиль жизни таких обществ подразумевал жертвование собой ради великой цели и запрет любых объединений, не подконтрольных режиму. И даже философская предтеча была у них одна — гегельянство. Немецкий народ поддерживал Гитлера и советский народ требовал «врагам народа» собачьей смерти, хотя эти люди, («враги народа»), ни в чем не были виноваты. История показывает, что власть, если того захочет, поворачивает народ именно туда, куда ей, власти, надо.

… Сегодня в западных странах в число фаворитов избирательных кампаний попадают явные последователи фюрера. Президенты бывших советских республик, наиболее пострадавших от фашистского нашествия в годы войны, дают восторженные отзывы о фюрере третьего рейха и уверенно применяют его методы в своей политической деятельности. Да и многие из нас, донельзя утомленные бесконечным мельканием на экранах всяких там олигархов, братанов, «голубых», наркоманов и маньяков, совсем иначе воспринимают Германию времен правления Гитлера.

Немало его идей попало в программы нынешних западных и российских политиков, именующих себя демократами. Депортации нелегальных мигрантов и строительство автобанов, физическое воспитание молодежи и борьба с наркоманией, наведение порядка и эвтаназия… Наследие доктора Геббельса нашло себе богатое практическое применение в современных технологиях массовой рекламы. Как некогда в третьем рейхе СМИ лепили из человека «идеального арийца», так и сейчас массмедиа в унисон с неувядающими геббельсовскими принципами «простота, повторение, образность» лепят из окружающих «идеальных потребителей». Меняются только термины.

Коллега Эрика Николаевича Амбургера, философ и профессор новой истории Марбургского университета Эрнст Нольте пишет: «…те, кто говорят о национальном социализме, не знают и не хотят знать, что все деяния нацистов (не считая технологии уничтожения в газовых камерах) лишь повторяли преступления большевиков». Нольте считает национальный социализм непосредственной реакцией на опасность коммунистической большевистской революции. Антисемитизм, с его точки зрения, стал возможен тогда, когда большевизм перешел к осуществлению своего постулата об уничтожении класса буржуазии и показал миру, что возможны репрессии такого гигантского масштаба. «Национальные социалисты, которых  немцы выбрали демократическим путем, вполне имели право преследовать германских коммунистов, которые хотели установить в Германии сталинскую систему со всеми ее ужасами,» —  считает Э. Нольте.

К тому времени, когда Эрнста Тельмана летом 1944 года убили в Бухенвальде, его товарищи по политбюро германской компартии Флиг, Нойманн, Шубберт и Шульте уже давно были уничтожены. Но не в застенках гестапо, а в лагерях НКВД. Свои преступления немцы совершили в основном в годы войны, когда мораль любого народа резко падает.

Но «Мимо Освенцима нам не пройти, — говорит писатель, лауреат Нобелевской премии Гюнтер Грасс. — Мы не должны, как нас ни тянет, даже пытаться совершить подобный насильственный акт, ибо Освенцим неотделим от нас, является вечным родимым пятном нашей истории и — это благо! — сделал возможным один вывод, который можно сформулировать так: теперь-то, наконец, мы знаем самих себя».

Литература

Эрнст Нольте. Европейская гражданская война (1917—1945). Национал-социализм и большевизм. М.: Логос, 2003.

Гюнтер Грасс. По пути из Германии в Германию / Unterwegsvon Deutschlandnach. Tagebuch 1990

К. Мочарский. Беседы с палачом. Варшава.1972 г. Кazimierz Moczarski: Gesprächemitdem Henker — Das Lebendes SS-Generals Jürgen Stroop. Aufgezeichnetim Mokotów-Gefängniszu. Warschau.

Вальтер Нааснер (WalterNaasner) «Хозяйство и управление СС» («SS-WirtschaftundSS-Verwaltung»), Дюссельдорф, 1998

Альберт Немчинов. Олигархи в черных мундирах. Издательство: Яуза. 2005:г.

Петер-Фердинанд Кох: Серый кардинал Гиммлера. Освальд Поль и Главное экономическое и административное Управление СС. Oblita FACTA, Гамбург 1988,

Oswald Pohl: Credo – Mein Weg zu Gott. herausgegeben von Karl  Morgenschweis. Alois Girnth Verlag, Landshut 1950.

 

 

 

 

 

 

Комментирование закрыто.