Хроника де Фонтейн — des Fontaines.

1 древо des Fontaines

древо des Fontaines — 1

древо des Fontaines - 2

древо des Fontaines — 2

                                          Гаральд Г. Линдес. Свен-Рик Фишер.

Дe Фонтейны принадлежали к высшей французской аристократии, хотя и не были титулованы, но в них была капелька крови от короля Филиппа II Августа. Полагают, что род de Fontain взял начало от младшей ветви графов Abbeville, когда ее наследники получали общину Fontain-sur-Somme, от которой они имеют это имя. Дом графов Abbeville происходит от дома графов Ponthieu. Фontaines-sur-Somme был частью графства Фландрия в это время и гораздо позже — Франции.
Де Фонтейн — одна из старейших и наиболее известных семей во французской провинции Пикардии, простиравшейся от Па-де-Кале до границы современной Бельгии. Графы Абвильские избрали своим гербом большой серебряный щит с тремя маленькими щитами беличьего меха. Основоположник новой ветви, Гийом (Вильгельм) де Фонтейн, возвращаясь через Венгрию из Первого крестового похода, заменил серебряный щит золотым. Позже к гербу прибавили горностаевый бордюр.
Гийом был в первой волне армии крестоносцев в Константинополе. Первой целью крестоносцев на дороге в святую страну была Никея, столица турок-сельджуков, захваченная ими в 1077 году у Византии. В мае и июне 1 097 крестоносцы подошли к Никее и начали штурм города. Гийом находился в войске Роберта фон Фландерна. Турки бились ожесточенно, но они недооценили число и силу противника. У крестоносцев так же имелось много мертвецов и бесчисленные раненые, но, наконец, Никея была взята. Гийом де Фонтейн получил после этой битвы герб, который и сегодня можно видеть в Версале в зале Kreuzziige
Первый крестовый поход успешно закончился захватом Иерусалима и образования трех государств крестоносцев: королевства Иерусалим, княжества Антиохиа и графства Эдесса.
Во время Первого крестового похода в 1096 году, в Малой Азии, Гийом де Фонтейн участвовал также в битве с сельджуками Сулимана-ибн-Куталмиша. Известно, что он еще жил в 1119 году, а женат был на Шарлотте де Мае, и у них было, по крайней мере, трое детей: Энгуеран (Фердинанд), Роул сеньор д Арэн, и Маргарита, вышедшая за Тьери, сеньора де Линги. Их имена упоминаются в церковных книгах от 1142-1176 годов.
На своей земле Энгуеран построил аббатство Абби-д-Эпандж-ле-Абвиль (которое в дальнейшем стало называться храм Святого Вольфрама), жестоко пострадавшем от бомбёжек, как и город Абвиль во Вторую Мировую войну.
Из пяти детей Энгуерана его старший сын Алеум, прославился как талантливый военачальник, хотя его два брата – Роул д’Арэн и Готье, или Вотье (Вальтер), по рыцарской доблести ему тоже не уступали. Их младший брат, Николай, стал епископом в Камбри. И у них была сестра Жанна.
Алеум, сеньор дес Фонтейн де Лоун де Лоунпре де Ньювиль-о-Буа и других земель, женился на Лоретте де Сент-Валери, дочери Бернарда III, сеньора де Сент-Валери, родственника французского короля. (Интересно отметить, что именно из Сент-Валери в 1066 году Вильгельм Нормандский отчалил завоевывать Англию). В 1185 году французский король назначил Алеума де Фонтейна мажордомом Абвиля, который получил хартию города за год до того, а также командиром и защитником замка и самого Абвиля. Прежде чем Aleaum стал крестоносцемт, он был вторым бургомистром в истории города Аббефилле, где еще сегодня его герб можно видеть в ратуше.
Отправляясь в третий крестовый поход, король Филипп II Август назначил Алеума одним из своих военачальников. Вместе с королем и Жаном, герцогом Потье, Алеум отправился в Палестину. Когда Филипп II Август из-за здоровья вынужден был вернуться во Францию, он назначил командирами французских крестоносцев Хьюго III герцога Бургундскому и Алеума де Фонтейна.
После окончания третьего крестового похода Алеум остался в Палестине и позже присоединился к участникам четвёртого похода (1202-1204). Он участвовал в завоевании Константинополя, где и скончался в 1205 году. Перед смертью Алеум де Фонтейн передал все собранные им в Святой Земле реликвии и драгоценности своему капеллану по имени Вульберт с условием, чтобы тот передал их чвоей жене Лоретте Сент-Валери, сеньоре де Фонтейн. Ей же поручалось отдать всё храму в Лоунпре, построенному Алеумом, и из этих же средств финансировать стипендии двенадцати молодых аспирантов – такова была воля покойного, что его вдова и сделала. Поначалу стипендиальным фондом заведовал упомянутый капеллан Вульберт, а затем два сына покойного Алеума. В богатой коллекции было столь много частичных останков святых, что храм в Лоунпре стал называться “Кор-Сент” – храм Мощей Святых. В этом храме Лоретта через несколько лет обрела вечный покой рядом с гробом Алеума.
Три сына Лоретты и Алеума были тоже доблестными рыцарями. Два старших сына – Хьюго сеньор де Фонтейн, и его брат Вотье сеньор Аленкор, в 1214 году участвовали в исторической битве при Бувине, где Филипп II Август разбил войска императора Священной Римской империи Отгона IV, графа Фландерского Рено и английского короля Иоана Безземельного. Имя третьего сына Алеума и Лореты – Энри внесено в списки славных сеньоров королевства в Амьенском соборе. У Алеума и Лоретты был еще сын и три дочери.
Среди внуков Алеума-первого наиболее выдающимся был Пьер де Фонтейн, один из главных советников Людовига Святого. О нём Людовиг Святой как-то отозвался гак: “Мсье Пьер де Фонтейн и (еще несколько имен) – мои спасители”.
Со временем де Фонтейны, как и большинство других благородных семей средневековой Франции, начали испытывать финансовые трудности. В 1244 году они продали часть своих земель абвильскому бюргеру, в 1270 году им пришлось продать еще больше земель, а в 1289 году часть своих земель они продали английскому королю Эдуарду I.
Один из де Фонтейнов основал новую ветвь – де Фонтейн де Ньювиль-о-Буа. Потом начались дальнейшие ответвления. Одна младшая ветвь заменила старый герб новым – голубой щит с шестью пчелами и тремя фонтанами; к этой ветви принадлежал первый поселившийся в России дес Фонтейнес. Эта ветвь обосновалась в Бетуне, а позже в Юдане, Иль-де-Франс. Американская ветвь происходит от ветви де Фонтейн Ньювиль-о-Буа: первым известным нам де Фонтейном в Америке был Джеймс-младший, сын пастора Джеймса-старшего – он из Франции бежал в Виргинию в 1717 году, а потомки его оттуда перебрались в Южную Каролину.
Старшая ветвь дес Фонтейнов кончилась примерно в 1301 году, когда во главе всего рода осталась женщина – Жанна де Фонтейн, сеньора де Лоунпре-о-Кор-Сент. Младшие ветви существовали еще до конца 18 столетия. К тому времени, если считать от Гийома-первого, род де Фонтейнов во Франции насчитывал 21 поколение.
Пожалуй, наиболее отличившимся из всего рода был Рено де Фонтейн, который со своим отцом и дядей сражался на поле битвы при Азенкуре (1415). В этой битве погиб почти весь цвет французского рыцарства – на поле битвы полегло десять тысяч французов. Эта битва, которую Шекспир описал в своей драме “Генрих V”, была одной из самых кровопролитных за всё средневековье. Среди немногих уцелевших был Рено де Фонтейн, который затем доблестно сражался в Столетнюю войну (1337 -1453). 31 августа 1421 года под Манс-о-Вимер он попал в плен, но его скоро выкупили. Этот “достойный и могущественный сеньор”, как его называет хроника, участвовал в осаде Серванта. Он атаковал англичан, когда те появились вблизи его родного Ньювиля, и отбил их попытку перейти вброд Сомму между Абвилем и Сент-Валери. Известно, что в одной только битве он пленил 800 человек. Он участвовал в осаде Компьена, когда Бургунский герцог Филипп Добрый пленил Жанну д’Арк в 1430 году. (В то время Бургундия, как и Пикардия, сражалась на стороне англичан). Когда Рено де Фонтейн появился на поле битвы под Рояном, противник, узрев его, в спешке ретировался. В 1455 году король назначил его своим представителем (сеншалом) и губернатором герцогства Валуа, провинции, принадлежащей короне. Всю свою жизнь Рено оставался холостяком.
Почти до самого конца королевства во Франции многие де Фонтейны преданно служили своему королю, чаще всего кавалерийскими офицерами. Некоторые из них служили в Ордене Госпитальеров, когда эти рыцари-монахи, отступив из Святой Земли, Кипра и Родоса, обосновались на Мальте. А один из де Фонтейнов, священнослужитель, был лишен духовного сана, ибо женился на даме своего сердца.
В 16 веке некоторые из них стали приверженцами Кальвина, то есть гугенотами. Спасаясь от жесточайших преследований, искали они убежища в протестантских странах: в соседних Нидерландах, в Америке, и в Южной Африке, в Скандинавии и Пруссии.
Родоначальник русской ветви, Пьер де Фонтейн, бежал из Франции в 1696 году в Нидерланды. Его внука звали уже Пьер дес Фонтейнес и во всех документах он числился как Иван Петрович. В Архангельск он переселился всей семьей – женой, её дочерью от первого брака Софией Галле и сестрой Марией дес Фонтейнес. Какие- то деньги у дес Фонтейнеса были, поэтому по прибытию в Архангельск он купил дом. Первые десять лет Иван Петрович «находился в услужении при конторе иностранных купцов «Артур Келли и Ко», затем стал числиться «иностранным маклером» и вписался во 2 гильдию иностранных гостей. С 1793 по 1796 год Иван Петрович дес Фонтейнес был Выборным в городской Думе от иностранных гостей. В 1799 году он объявил за собой капитал в 8005 рублей и был «…выбран для содержания и хранения казенного вина». Иван Петрович дес Фонтейнес принадлежал к кальвинистской реформаторской церкви /голландской/, и у него было три сына и пять дочерей. Он скончался в 1805 году возрасте 48 лет, оставив вдову и шестерых детей с минимальными средствами для жизни.
Екатерина вышла за Моисея Моисеевича Клафтона /его семья приехала из Ливерпуля/, Анна вышла за Джеймса Даниэла Бэйли, офицера Русского Императорского флота, и жила в Петербурге. Мария вышла за некого Шееле из Голландии, который приехал в Россию во время «экономического спада» в Амстердаме и был весьма успешным предпринимателем. В Маймаксе он построил судостроительную верфь и сахарный завод, а в 1830году записался в третью гильдию архангельского купечества, и вскоре стал купцом первой гильдии, компаньоном целого ряда лесообрабатывающих предприятий.
Крупных успехов в торговых делах смог добиться младший сын голландца Абрам Иванович дес Фонтейнес. В начале 1831 года Абрам Иванович с супругой Анной Моисеевной приняли российское подданство и записались в Архангельское третьей гильдии купечество. Став российским гражданином, Абрам Иванович получил широкий доступ к общественной деятельности и оставил заметный след в истории города.
Как и отец, он начал службу на самых простых должностях: сначала приказчиком в торговом доме Франца Шольца и Феликса Кларка, а затем экспедитором иностранных кораблей. Последнее место службы позволило молодому предпринимателю установить связи с иностранными купцами и завести самостоятельное дело: торговать съестными припасами, снабжать ими иностранные корабли.
В 1832 году Абрам Иванович дес Фонтейнес переписался во вторую гильдию купечества, а в 1833 году совместно с архангельским второй гильдии купцом Петром Карловичем Люрсом торговал в образованном ими товариществе «А. дес Фонтейнес и Люрс». По-видимому, удача сопутствовала им во всех начинаниях и, с целью расширения своей торговой деятельности, в начале 1836 года компаньоны стали купцами первой гильдии. В 1838 году третьим компаньоном для ведения совместно коммерческих дел был принят никольский (Никольск — город в Вологодской губернии) первой гильдии купец Илья Яковлевич Грибанов. С этого времени их товарищество стало называться «Грибанов, Фонтейнес и Люрс».
В 1847 году Абрам Иванович со своим семейством был возведен в Потомственное Почетное гражданство. В начале 1848 года в связи с выходом из «товарищества Петра Карловича Люрса» и по случаю принятия в него первой гильдии купеческого сына Владимира Ильича Грибанова товарищество было еще раз переименовано (на этот раз уже окончательно) на «Грибанов, Фонтейнес и Ко». А женитьба Владимира Грибанова на дочери Абрама Ивановича дес Фонтейнеса Анне всячески способствовала укреплению созданного ими торгового дома. Брак Анны дес Фонтейнес с сыном Ильи Грибанова был заключен из чисто коммерческих соображений — для укрепления коммерческих операций: Фонтейнеса в Архангельске и Грибанова в Никольске, Великом Устюге, и Тотьме. И результатом этого брака было основание преуспевающей фирмы: «Торговый дом Фонтейнес, Грибанов и Ко». Семья Fontaines обозначается неоднократно как коммерчески самая успешная семья французского имени в России.
Начиная с 1837 года Абрам Иванович в течении 30 лет безвозмездно служил на различных общественных должностях. Только в одном Комитете по надзору за браком товаров при Архангельском порту он работал, с небольшими перерывами, более 20 лет. Венцом его общественной деятельности Абрама дес Фонтейнеса стала служба в должности Архангельского Городского Головы — с 1853 по 1859 годы, за что распоряжением Архангельского гражданского губернатора от 24 февраля 1860 года купцу было разрешено носить в отставке мундир Городского Головы.
За ревностную службу на общественных должностях Абрам Иванович был награжден тремя золотыми медалями «За усердие» (для ношения на шее: на Аннинской, Владимирской и Александровской лентах), ордена святого Станислава II и III степени, святой Анны III степени и другие, Высочайше пожалованные ему в 1845, 1851 и 1856 годах. За содействие в отправке провианта в город Колу и за пожертвование 500 рублей для раздачи беднейшим жителям этого города (в 1854 году город Кола был подвергнут бомбардировке английским фрегатом «Миранда» и почти полностью сожжен) Абраму дес Фонтейнесу была объявлена Высочайшая благодарность.
По Высочайшему повелению Абрам Иванович, как Городской Голова, присутствовал 26 августа 1856 года на церемонии Священной коронации Государя Императора Александра II в Москве и был награжден большой серебряной коронационной медалью. Он же встречал Александра II и в Архангельске, когда Император в четвертое лето своего царствования осматривал северо-восточный край своей Империи и посетил город Архангельск и Соловецкую обитель. За безупречную общественную службу Абрам Иванович дес Фонтейнес был удостоен звания советника коммерции. Долгие годы он возглавлял правление архангельского Государственного банка. В разное время Абрам Иванович входил в попечительские советы реформаторского училища, Мариинской женской гимназии, детского приюта, открыл в последнем за свой собственный счет отделение из 8 человек.
Газета «Архангельские губернские ведомости» справедливо отметила в некрологе, посвященном памяти купца: «Абрам Иванович заслужил полнейшее уважение граждан не угодливостью и заискиваньем, а бескорыстным соблюдением общественных интересов». Автор публикации назвал покойного «достойнейшим гражданином нашего города»
Эдуард дес Фонтейнес, сын Абрама Ивановича, окончив курс обучения в Евангелическом училище, пятнадцати лет от роду по желанию родителей принял российское подданство 27 августа 1845 года и в следующем месяце был приписан к капиталу отца. В качестве купеческого сына принимал непосредственное участие в деятельности торгового дома «Грибанов, Фонтейнес и Ко».
В возрасте девятнадцати лет Эдуард был отправлен отцом на три года за границу в Гамбург и Лондон для усовершенствования в иностранных языках и практического ознакомления с коммерческим делом в конторах партнеров торгового дома «Грибанов, Фонтейнес и Ко».
В 1857 году Эдуард Абрамович обвенчался с купеческой дочерью Вильгельминой Петровной, урожденной Дрессен. За годы их счастливой супружеской жизни у них родилось восемь детей.
В коммерческих делах торгового дома, руководимого его отцом и зятем Владимиром Грибановым, Эдуард проявил себя усердным и ревностным помощником, за что был принят в полноправные компаньоны в 1858 году. В 1869 году Абрам Иванович, пораженный тяжелым недугом, передал все полномочия сыну. 20 сентября 1873 года Абрам Иванович скончался, и Эдуард Абрамович стал полноправным партнером в товариществе, переписавшись в Архангельское первой гильдии купечество на 1874 год.
Как и его отец, Эдуард Абрамович охотно и безвозмездно участвовал в работе различных городских служб, начиная с 1868 года: в 1868-1870 годах Архангельским Головой, затем был избран Гласным Архангельской Городской Думы и прослужил в этой должности 20 лет (1871=1891 годы).
«За отлично усердную службу» Эдуард Абрамович был Всемилостивейше награжден орденом Святого Станислава второй степени, знаком «Красного Креста», орденом Святой Анны второй степени.
Благотворительная деятельность всегда была отличительной чертой русского купечества. По примеру своего отца Эдуард Абрамович делал многочисленные пожертвования в пользу бедных, больных и сирот, не особенно афишируя свои благородные поступки, всегда без промедления отзываясь на все просьбы нуждающихся. А еще он принимал активное участие в деятельности различных попечительных и благотворительных организаций.
Как и большинство жителей Немецкой слободы, Эдуард Абрамович был прихожанином Евангелическо-Лютеранской церкви Св.Екатерины. В 1892 году он был избран Церковным старостой, а в 1894 году — Почетным Патроном Евангелического общества.
В результате неблагоприятного стечения обстоятельств торговый дом «Грибанов, Фонтейнес и Ко», просуществовавший более сорока лет, стал терпеть большие убытки и, по согласованию с компаньоном, Владимиром Ильичем Грибановым, Эдуард Абрамович прекратил коммерческие дела, закрыв контору в 1889 году. На следующий год он серьезно заболел, попытки лечения, предпринятые в лучших клиниках столицы, оказались безрезультатными, и 15 августа 1901 года Эдуард Абрамович скончался на руках у своих детей. Гроб с телом покойного был привезен из Петергофа в Архангельск. Похороны состоялись на кладбище Евангелического общества. «Мир праху твоему, доблестный наш согражданин», — так заканчивался некролог на смерть Эдуарда Абрамовича, опубликованный в газете «Архангельские губернские ведомости».

                                                        ***

 Рассказывает дочь Дагмары дес Фонтейнес, Бегунова (Иванова) Алиса Михайловна:

«…Мама наша дес Фонтейнес Дагмара Эдуардовна родилась в 1890 г., умерла в 1953 г. Всю жизнь мы должны были скрывать свои родственные связи… Наши родители никогда о них ничего не рассказывали… из 4-х детей (дочек) в настоящее время живы 2: Алиса Михайловна (82 года) и Татьяна Михайловна (80 лет). Мой отец – Иванов Михаил Николаевич (уроженец г. Осташкова), е пострадал от репрессий.всю юность он посвятил революции. 4 января 1938 г. был арестован. После пыток и тюрем – 8 лет ссылки в Соликамске.к счастью остался жив. Михаил Иванов вспоминал, как в 1912 году, его, вернувшегося из ссылки на Печору, привела в архангельский дом Фонтейнесов Шура Йог. \ Йог (по мужу Мартынова) (1890 Архангельск – 1962 Ленинград). Вместе с М. Ивановым дес Фонтейнес и др. входила в архангельскую группу анархистов-коммунистов (последователи Кропоткина). Впоследствии правая эсерка. «Корни» Александра Йог и ее младшей сестры Марии (1895 Архангельск – 1938 Харьков?) – в Австро-Венгрии. Вероятно, Чехии. Мария Йог-Трутовская-Фере расстреляна по приговору Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 28.08.1938 г.
«Дом, в который привела меня Шура, принадлежал председателю общества глухонемых Алисе Александровне дес Фонтейнес. Как и все дома в Немецкой слободе, он не походил на наши, русские. Одноэтажный, деревянный, но стоило мне взглянуть на него даже снаружи, как я ощутил в нем внутренний простор, уют светлых и больших комнат.
– Сюда, в Немецкую слободу, – уже смеясь, говорила Шура, – полиция носа не показывает. – Ты, кажется, перестаралась в поисках приюта для меня, – заметил я, весьма смущенный тем, что предстоит переночевать в таких хоромах. – мне бы что-нибудь попроще, а впрочем, спасибо! хотя я и легальный человек, а предпочитаю быть подальше от полицейских глаз.
Сама владелица дома находилась тем летом за границей, в связи с обучением ее глухонемых детей звуковой грамоте. Согласие поселиться в их доме дали ее кузины Дагмара и Вильгельмина. Первой шел двадцать первый год, вторая была полутора годами моложе. Обе обучались в Петербурге на Бестужевских высших курсах. Дагмара перешла на третий курс, Вильгельмина – на второй. Сестры ничем не походили одна на другую: ни внешностью, ни характером, только рост, пожалуй, они имели одинаковый – ниже среднего. Дагмара, или Мари, как ее называли подруги-гимназистки, выглядела настоящей красавицей. – как картинка! Залюбуешься! – говорили кругом».
Следствие и суд над группой (20 человек) «анархистов-коммунистов» тянулись несколько лет и закончились в 1915 году…Защищали их известные адвокаты: Н.К. Муравьев и его помощник А.С. Тагер (расстрелян в 1938). «Дело» громкое, не только для Архангельска, имело политическое и общественное значение для всей России. Муравьев внес этот процесс в список своих важнейших процессов: «№95 22 мая 1914 г. – дело дес-Фонтейнес, Бечина и др., обв. в принадлежности к револ. орган. в г. Архангельске. Моск. суд.палата с сосл. предст. в г. Архангельске (дело разбиралось по существу трижды, будучи дважды кассировано Сенатом)» Кроме того, в помощь себе для защиты архангельцев, Муравьев пригласил еще большую чем сам знаменитость – петербургского адвоката Василия Алексеевича Маклакова…
В итоге – Иванова отправили в Вологду отбывать всего лишь двухгодичную высылку. Невеста – Дагмара дес Фонтейнес поехала с ним. Иванов устроился репортером в газету «Эхо… »
…   Чтобы содержать детей после ареста мужа, Дагмаре Эдуардовне приходилось много работать. Она преподавала немецкий язык в школах, медицинском институте, в воинской части. «Мама часто уезжала в военный лагерь, который находился недалеко от Курска, в д. Клюква. Мы, дети, неделями ее не видели», — вспоминает Татьяна Михайловна. Из детства ей запомнились только голод, холод, постоянный недостаток…
«Но все это было ничто по сравнению с тем страхом, который нам приходилось переживать каждую ночь. Мы боялись ареста мамы… Помню, как ее несколько раз увозила черная машина в УНКВД. А мы, дети, бежали за ней по темным улицам ночного города, бежали и плакали… В маленьких ручонках мы держали узелок для мамы (в ожидании ареста она собрала все необходимые вещи, которые могли пригодиться в тюрьме). Затем мы садились на ступеньках страшного здания и, прижавшись, друг к другу, безотрывно смотрели на тяжелую дверь. Нам так хотелось, чтобы в них показалась мама…», — вспоминала младшая дочь Ивановых.
Дагмара Эдуардовна так и не поняла, зачем ее привозили в УНКВД и держали до утра, отпуская лишь на рассвете. «Обнявшись, мы брели домой, но оцепенение от пережитого страха нам не забыть никогда…», — взволнованно вспоминали сестры.
А дальше была война, эвакуация из Курска. Вместе с медицинским институтом семья уехала в Казахстан. «Теснота в вагонах была такая, что нам пришлось ехать до Урала (трое суток) стоя». В то время старшая дочь Анна уже была студенткой мединститута. Для продолжения учебы она осталась в Алма-Ате. Алиса поступила в судостроительный техникум, эвакуированный сюда из Севастополя. Татьяна с мамой уехали в Талды-Курганский район, куда Дагмара Эдуардовна была направлена на работу в школу. «Поселились мы в маленькой сторожке, которая находилась рядом со школой, — рассказывает Татьяна Михайловна. — Эта сторожка не была приспособлена для жилья, в ней всегда было холодно. Дров также не было, поэтому мы топили сырой лозой, от которой вместо тепла были только копоть и дым… Воду приходилось носить из ручья. Ели картофельные очистки, овес… Хлеб, молоко и масло в глаза не видели…».
И все же семья выжила, встретила отца.
Анна Михайловна, старшая дочь Ивановых, окончила Курский медицинский институт в 1945 г. и была призвана в ряды Советской Армии. В 1946 г., после рождения сына, ее демобилизовали. Жила в Курске, работала врачом-педиатром. Трагически погибла в 1957 г. Ее сын — Конузелев Михаил Викторович и невестка Светлана Николаевна также окончили медицинский институт. По их стопам пошла дочь Михаила Ольга: она — врач-окулист. Сын Дмитрий закончил Курский государственный технический университет, работает юристом.
Татьяна Михайловна, младшая дочь Ивановых, также училась в медицинском институте, затем работала врачом-педиатром. Дочь Лена обучалась в Дрезденском университете. Работала инженером-программистом. Проживает с семьей в Литве.
Алиса Михайловна Иванова-Бегунова проживала с семьей (дочь Александра и внук Дмитрий) в г. Севастополе. Окончила судостроительный техникум, потом — институт. Работала в Центральном конструкторском бюро Севастопольского судостроительного завода инженером-конструктором.

Вильгельмина Эдуардовна дес Фонтейнес после октября 1917 г. осталась в России. О ее судьбе известно лишь, что она вышла замуж и имела дочь Веру, которая многие годы жила в семье своей тетки — Дагмары Эдуардовны Ивановой. В 1990 г. Вера Николаевна Хабачева вместе со своей дочерью Анной и внучкой Ольгой уехала в Германию. Последнее известие о ней Ивановы получили в 1992 году.

                                                                 ***

У Эдмунда Александровича дес Фонтейнеса было шестеро детей. Его жена – Эстер Шмидт из семьи архангельских коммерсантов. В 1993 г. историки рода писали: «Два младших сына Эдмунда Александровича и Эстер дес Фонтейнес – Франц и Георг были в 1919 зверски расстреляны большевиками в Вологде». Имя «сына фабриканта» Георгия дес-Фонтейнеса – в списке 30 архангелогородцев, расстрелянных «за контрреволюцию и шпионаж» по постановлению Архангельской губчека от 02.11.1920-го.

Александр Эдмундович дес Фонтейнес после Второй мировой жил в Женеве. У него были две дочери Эрнестина – Тамара (1893 – ?) и Эстер Ольга (1895 – ?).

Эдмунд Эдмундович дес Фонтейнес: «… после Второй Мировой войны занимал в Бельгии какой-то пост в Организации по помощи беженцам при ООН». В «Северном родословии» сказано: «Эдмунд Эдмундович дес Фонтейнес (31.07.1892 – ?) капитан (1920) русских вооруженных сил на Северном фронте. Эвакуирован в Финляндию».
Эдмунд Эдмундович дес Фонтейнес безвременно умер 23 августа в Боскоме (Англия). Похоронен 26 августа в г. Борнемусе (Burnemouth) (Гэмпшир. Саутгемптон) на берегу Ла Манша…
Его соратник, «бессменный часовой», капитан Василий Орехов (1896–1990 Брюссель) написал некролог на смерть «большого русского патриота и военно-общественного деятеля: «трудно поверить, что его больше нет среди нас.
Долгие годы вся жизнь русской колонии в Бельгии была связана с этим прекрасным человеком. Не было ни одного живого начинания, ни одного доброго дела, в котором бы не принял участие Эдмунд Эдмундович. Французская фамилия, потомок гугенотов, ушедших от религиозных преследований, сначала в германию к великому курфюрсту, а потом при Екатерине II в Россию, принадлежавший к старинной гугенотской религии, Э. Э. был таким русским человеком, какие редко встречаются среди самых коренных «русаков». Семья его уже два столетия тому назад обосновалась в Архангельске. там она развернулась, основала крупнейшее лесное дело, имела собственную флотилию и построила подлинный дворец. Когда англичане заняли Архангельск, штаб ген. Айронсайда (который подлинно подружился потом с ним) стоял в доме дес Фонтейнесов. Сам Э. Э. бывший студент русских и заграничных университетов, бывший питомец великолепного в С.-Петербурге уч. заведения «Аннен-шуле», потом прапорщик запаса и офицер броне-автомобильных войск в великую войну, принял горячее участие в борьбе против большевизма. Он был участником противобольшевистского восстания в Архангельске, потом, под командой кап. I ранга Чаплина, участвовал в его перевороте, был затем одним из адъютантов ген. Миллера и потом командовал автоброневой частью. Но деятельность его особенно развилась за границей. Задолго до войны, в Брюсселе, он основал русский клуб и долгие годы управлял им. Когда среди инвалидов в Бельгии начался, увы, привычный для эмиграции разлад, обратились к Э. Э. он взял на себя председательствование Союза инвалидов, добился общего согласия, наладил в Союзе жизнь и устроил для инвалидов целый ряд важнейших связей и знакомств. Долгие годы он председательствовал в Союзе инвалидов и оставил по себе светлую память. его избрали Почетным членом Союза. С первых же дней основания российского Национального объединения Э.Э. полностью включился в его работу. Когда 7 лет тому назад ген. архангельский был избран первым председателем р.Н.о., он естественно не мог, в силу своего трудного и высокого положения, уделять много времени нашей организации, и назначил Э. Э. своим заместителем. На второй год уже Э. Э. был избран Председателем р.Н.о. Фактически он положил начало нашей работе, и с тех пор все его помыслы были связаны с нами. В течение 5 лет он состоял потом вице-председателем р.Н.о., был избран его почетным членом, а на I Съезде р.Н.о. был избран в состав главного Правления, руководя частью наших внешних сношений и живо интересуясь буквально каждой маленькой деталью нашей жизни. Но было бы несправедливо судить Эдмунда Эдмундовича только по этим делам. Прежде всего это был на редкость добрый, отзывчивый, жизнерадостный человек. Дом дес Фонтейнесов был открыт для всех. их радушие, гостеприимство, сердечность стали нарицательными и напоминали какие то старые, давно ушедшие в прошлое, времена. Для приходивших – и в радостные, и в трудные минуты, всегда находились доброе слово, привет и ласка. как не было подчас трудно Э. Э-чу, он сохранял везде и всегда оптимизм, улыбку, веселую шутку, от него шла какая-то особенная радость жизни. На всех собраниях, встречах, обедах можно было любоваться этой приятной располагающей фигурой. И это не была поза. Это была его натура! Перечислить те добрые дела, что он сделал, невозможно, а сколько их он сделал, право, не перечесть… Действительно, трудно поверить, что его нет с нами! Для русской Бельгии вместе с ген. Гартманом ушла целая эпоха расцвета русской колонии, но и в ее «декаденсе» Э. Э. оставался тем же: крепким духом, непримиримым к мерзости людской, осуждающим апатию и инертность и всегда шедшим навстречу добрым и живым делам. Передо мною его письмо от 19 августа, подлинно предсмертное: «…Как трудно работать в эмиграции. Одно утешение, что делаем мы, одни из немногих, живое дело. Так будем же продолжать его…» Эдмунд Эдмундович был, жил и работал не один. С ним всегда и во всем, рука об руку, шла его жена – друг Нина Федоровна. в 1918 году он, пробившись через большевицкие полчища, нашел встреченную им на фронте молоденькую сестру милосердия. Эта встреча могла бы послужить сюжетом для романа. обвенчались в покидаемом Ростове и с тех пор вместе. Любовь сильнее смерти! и Нина Федоровна это доказала и докажет. она была со своим мужем везде и всегда, и в радости, и в горе, дышала одними чувствами, одной верой…Пусть же для нее хоть маленьким утешением будет наша любовь к нашему дорогому другу, наше общее горе и наше обещание его никогда не забывать. На всех наших собраниях и трапезах он незримо будет с нами. Спасибо, дорогой Эдмунд Эдмундович, за все то, что ты сделал для нас и для нашей общей работы! Спи с миром и верь, что и любовь, и дружба сильнее смерти».

** После революции некоторые дес Фонтейнесы остались в России. Таким образом остались дети профессора Анатоля Медведева и Клары Fontaines, Борис и Хелена с ее родителями в Одессе. Петр Fontaines и Faina Mudrowa оставались с белыми в Ростове на Дону.
Эдит Fontaines и Mstislaw Rudnitzky оставались с ее сыновьями Петром и Владимиром в России, Maria Fontaines и Карл Квальманн, которые были глухонемые, перебрались в Гамбург, так же, как Алиса дес Fontaines и Вильгельм Пец с их детьми Норой и Ренатой.

** Генерал Уильям Эдмунд Айронсайд (1880 Эдинбург – 1959), прибывший в Архангельск из Данди на корабле «Стефания» в начале ноября 1918 г. вспоминал о первом посещении дома Фонтейнеса: «На следующее утро я с Нидхэмом я отправился на берег, чтобы повидаться с главнокомандующим. Мы обнаружили его разместившимся в доме по Троицкому проспекту, принадлежавшему одному из крупных торговцев лесом. Эти лесопромышленники были в большинстве выходцами из немцев, их массивные дома, построенные из дерева, были обставлены столь же массивной некрасивой мебелью. Они хорошо обогревались печью, топившейся дровами. В доме было электричество и водопровод с трубами, утепленными и глубоко зарытыми в землю, чтобы мороз не мог повредить их. Дверь в дом охранял кавказский кавалерист с обнаженной кривой саблей. На его груди я заметил множество наград, среди которых было по меньшей мере четыре георгиевских креста. Мимо дома с лязганьем проходили трамваи».

** Многочисленные потомки Авраама des Fontaines находятся также в других семьях. Так Фанни Fontaines в октябре 1882 сочетается браком с Sagemuhlenbesitzer Адольфом Шольцом, сестра которого Берта была в первом браке с его новым деверем Эдуардом Fontaines. Адольф и Берта Шольц были детьми Франца Шольца и Амалии Луизы Гернет. Адольф и Фанни имели 5 детей, родившихся: Адольф в 1883, Марта в 1885, Франц в 1887, Margarethe в 1891 и Фанни в 1893.

THE IUJSSIAN BRANCH OF DES FONTAINESES

Johann Ancony d.F. (1751-1812) and Elisabeth von Roosen had at least two children:

1. ABRAHAM Ivanovich

2. CATHERINA Ivanovna

ABRAHAM m.  Anna Moiseevna Clafton;  Catherina m.  Anna’s brother Molsei Clafton Jr.Abraham and Anna’s children were: The Second Generation

1   EDUARD Abramovlch,  a partner of «Gribanoff,  Fontalnes and Co» His partner, Vladimir Gribanof f. m.  Eduard’s sister Anna (1.3) Eduard m.  Wilhelmine Dreessen, they had eight children.

1.2 ALEXANDER Abramovich (1839-1869) m.  Amalie (Amy) Scholtz (1846-July 1917), daughter of Franz Scholtz (July15,1814 -1886) and Amalie Luise Gernet  (April 1829-1894) They had two children.

1.3 ANNA m.  Vladimir Gribanoff co-owner of linen  factory in Krasavino,  near Vologda.   After his death Anna lived in St.Petrsburg on Angliskaya Naberzhnaya.  Her house inherited Edmund Konstantinovich Pilatzky /my grandfather HL/.  Anna had no children.

1.4. CAROLINA (Lina), b.1836, m. Director of a Boy’s Gymnazium in Archangel, Konstantine Bogdanovich (Got1ibovich) Pilatzky (b. in Fellin, Estonia,  1828 — d. 1913,  St Petresburg).They had 11 children,  the eldest,    Edmund, was my grandfather pBtf One of Konstantin’s sons, Arthur, m. Lucia Luehrs.

1.5. FANNY   m.  Ferdinand Egorovich Lindes,  they had 12 children, the eldest  ,  Ferdinand Ferdinandovich.was my grandfather/HL/; two of their sons. Eduard and Georg, m. sisters Luehrs — Agnes (Eggi) and Elsa .  Their <Youngest  , Peter,m.   Eugenia Stopp, daughter of Edmund Stopp and Bertha Friese,  sister of Eugenia Friese d.F. (see 1.1.8); HL lived with Ulis family in Hamburg after WWII.

1.6. JANNET m. (1) NN Scholtz, no children, and (2) Nikolai Bazhenov, professor of Navy School in Kronstadt; their only daughter, Anna, was an actress in «Alexandrinka», she died of starvaticn during WWII in Leningrad.

1.7. POLINA m.  NN Friedricysberg onc son, Alexander, and Army officer, lost one eye in WWI. His son in late 1970’s taught matematics in the University of Leningrad.

Eduard Abramovich and Wilhelmina d.F.  eight children were:

1.1.1 HERMANN m. Tony Paetz, flve children.

1.1.2 THEODOR m.  Julie Hansen, lived In Estonla, no children

1.1.3 EDUARD Eduardovlch m. (1) Bertha Scholtz, daughter of Franz Scholtz and Amalie Luise Gernet, from this m.  Eduard had one daughter, Bertha who after 1917 lived in Estonia, then in Hamburg and later in London; twice m.  she had one daughter, Helga Hold, who had one daughter,  Carmen,  who still lives in London.  Eduard second m.  was with Alice d.F., his cousin. They had six children. *)  (1) Schueler (2) Hold

1.1.4 FANNY (1859-1944,  in Gardone, Italy) m. Oct.1882 a businessman and owner of saw-mill in A., Adolph Franzovich Scholtz, the brother of Bertha, the first wife of Eduard Eduardovlch d.F. (1.1.3) Fanny and Adolph Scholtz had five children, among them AdolphJr (Adya),  Margaretha (Margunia) and Fanny. HL had seen last Adolph Jr In 1937 in Leningrad.  Fanny, who had one daughter in Bristol, and Margareta died in Italy. *)Also Franz and Dagmar (?)

1.1.5 DAGMARA m. Alfred Pilatzky, brother of Edmund, HL’s grandfather. they had five daughters. Eugenia, m. to NN, one son, lived in Finnland and later in Marocco. Maria, deaf-and-dumb, returned to Leningrad from Finnland in late 1920’s, the other three, the deaf-and dumb Olga; Lena and Edith, came back from Finnland in mid- 20’s. They all lived with their father in the same apartment as HL. Dagmara died young of TB.

1.1.6  EDITH m. Mstislav Rudnitzky, three children, lived in Dnepropetrovsk.

1.1.7  CLARA m. Anatolyi Medvedev, a professor of the University of Odessa, three children

1.1.8 PETER m. (1)Anna Alekseevna NN, no children; (2) Evegnia Nikolaevna Friese,  five children, this family lived in Leningrad.

Alexander and Amalie (Scholtz) d.F.   had two children:

1.2.1 EDMUND (May 22,  1896 -May 1938) m.  Esther Schmidt, five children

1.2.2 ALICE m.  her cousin Eduard (1.1.3),  six children Hermann (1.1.1)and Tony Karlovna(Peatz) d.F. had nifan chlldren, all remalned in Russia.

1.1.1.1  ALEXANDER m.  Serafima Popoff, one daughter 1.1.1.1.2  Tamara d.F.

1.1.1.2  OLGA m.(1) Dr. Popoff,  one daughter; (2) Grlgori Karyapin, no chlldren

1.1.1.3  HERMANN Jr, dled of TB, one daughter 1.1.1.3.1 Margaretha

1.1.1.4  GEORG  m. NN

1.1.1.5  VLADIMIR was deaf-and-dumb.

Eduard d.F. (1.1.3) and his second wife Alice d.F. (1.2.2) had six chlldren,

1.1.3.2  ALICE m. Wilhelm Peats (Dec24.   1866 -April  1928 In Hamburg) «They had two daughters

1.1.3.2.1 Nora m.  Walter Cladt,  chlldren:Gisela and Arno. In late 1940’s their family emigrated From Hamburg to Brazil.

1.1.3.2.2 Renate who dled in the early 1980’s in «CTeavTand, Ohio;  she had one son Heino

1.1.3.3  DAGMARA m.  Mlckael  Ivanov,  one daughter

1.1.3.4. WILHELMINE m.  Nikolai NN, one daughter Vera

1.1.3.5  MARIA deaf-and-dumb, m. Karl Qualmann, also deaf-and-dumb, they llved in Hamburg

1.1.3.6 PETER, deaf-and-dumb, m(1) Faima Mudrova, one son

1.1.3.6.1 George m.  (2) Anastasia Durmanov, also deaf-and-dumb, two daughters

1.1.3.6.2 Alice

1.4.3.6.3 Irene one daughter

1.1.3.6.3.1 Ludmila, who has a daughter Rita. Peterd.F.  and all his family  lived In Rostov- on -the-Don

1.1.3.7  ALEXANDER Eduardovich (Sasha) m.  (1) Lucie Paetz. Sister of Wilhelm Peatz, husband of Alexander’s sister Alice (1.1.3.2) two daughters

1.1.3.7.1 Asta

1.1.3.7.2 Erica both remained in Russia Ust-Kamenogorsk  

m.(2) Galina Sokolina widow of   NN Paetz who was executed by the Reds, Galina from first m. had a daughter Rita.  Alexander and Galina had one daughter

1.1.3.7.3  Tamara m. (1) NN (2) David Burns, two daughters 1.1.3.7.3.1 Nina Since 1950 the family lives in 1.1.3.7.3.2 Tanya Melbourne Australia

Peter (1.1.8) d.F., the youngest son of Eduard Abramovich, and Peters second wlfe Evegenia Nlkolaevna Friese had fife chlldren. All family lived in Russia, mostly in Leningrad.

1.1.8.1  EUGENYI  (Dina) m.  Nataliya NN, was executed in 1938, two chlldren

1.1.8.1.1 Dagmara, married NN,  two (?) chlldren, two grandchi1dren

1.1.8.1.2 Eugenyi Jr, m. NN, children and grandchildren

1.1.8.2  NIKOLAI (Kotya) m. NN, two sons, granchildren, lives in North Ural

1.1.8.3  HELEN (Lesya) m. Lev Andreevich Masing, no children

1.1.8.4  ANATOLII (Tosya) m(1) Lena Kulikov, his cousin twice retnoved, no children, divorced m.(2) NN, two sons, grandchildren

1.1.2.8.5 VLADIMIR (Vosya) m. NN, children

Edmund d.F. and Esther Schmidt had two children

1.2.1.1  EDMUND Jr. (b. 1892) m. Nina Werbovskaya, two sons

1.2.1.1.1 Boris Eduard (b.1919) m. Francis Philips, five children

1.2.1.1.1.1. Christina

1.2.1.1.1.2. Sandra

1.2.1.1.1.3. Tamara Anna

1.2.1.1.1.4. Micheal Peter

1.2.1.1.1.5. Nina. After the Revolution this familie lived in Brussel

1.2.1.1.2 Alexander Edmund, lived in Genf

1.2.1.2  Ernestine Tamara (b. 1893) m.  Alexander Clafton, lived in England, five children

1.2.1.3  Esther Olga (1895) m. Karl Peter Kurt Maage, two children, this family lived in Danmark

1.2.1.4  Franz (b.   1896) executed May 1918 in Vologda

1.2.1.5  Georg Peter (1890) executed in 1919 in Vologda

Семья дес Фонтейнес. фотография 1860 — 1863г.

Семья дес Фонтейнес. фотография 1860 — 1863г.

Первый ряд:

1\ Анна Моисеевна дес Фонтейнес (урожд. Клафтон) – мать всех взрослых детей (1810-1863).

2\ У ее колен девочка в шляпке  Анна-Берта Пилацкая (в замужестве Пец).

3\ Мальчик в полосатой курточке – Альфред Константинович Пилацкий (? – 1830), врач военно-медициеской академии в СП\б.

4\ Мальчик с шапочкой в руках – Эдмунд Константинович Пилацкий (1857-1935).

5\ Анна Абрамовна Грибанова (урожд. Дес Фонтейнес ( ? – 1906).

6\ Каролина Абрамовна Пилацкая (ур. дес Фонтейнес), прабабушка Гаральда и Андрея Линдесов (1836-1886).

7\  На руках у Каролины Абрамовны – Анна Вильгельмовна (в замужестве Шергольд).

Второй ряд:

1\ Жанетта Абрамовна Баженова (ур. дес Фонтейнес).

2\ Фанни Абрамовна  Линдес (ур. дес Фонтейнес) – вторая прабабушка Гаральда и Андрея.

3\ Полина Абрамовна Фридрихсберг (ур.  дес Фонтейнес).

4\ Эдуард Фридрихсберг.

 

Анна Абрамовна Грибанова (ур.дес Фонтейнес 831-1907)

Анна Абрамовна Грибанова (ур.дес Фонтейнес 831-1907)

Александр Германович дес Фонтейнес(1866--) с 1  женой Серафимой Поповой

Александр Германович дес Фонтейнес(1866—) с 1 женой Серафимой Поповой

дес Фонтейнесы -Дагмара-Ольга-Александр

дес Фонтейнесы -Дагмара-Ольга-Александр

Эдуард Эдуардович дес Фонтейнес(1861-1908)

Эдуард Эдуардович дес Фонтейнес(1861-1908)

 

Алиса-Амалия  Александровна дес Фонтейнес (1867-1913)

Алиса-Амалия Александровна дес Фонтейнес (1867-1913)

 Алиса Эдуардовна Пец (ур. дес Фонтейнес) (1889-1979)

Алиса Эдуардовна Пец (ур. дес Фонтейнес) (1889-1979)

Александр Эдуардович дес Фонтейнес(1896 - )

Александр Эдуардович дес Фонтейнес(1896 — )

Аста Александровна и Эрика Александровна дес Фонтейнесы.

Аста Александровна и Эрика Александровна дес Фонтейнесы.

Tamara Александровна дес Фонтейнес

Tamara Александровна дес Фонтейнес

Helga(daughter of Berta), Deda & his sisters-Tyotya Maria dFt, Tyotya Berta dFt (Hold), Tyotya Allya dFt (Alissa petz)

Helga(daughter of Berta), Deda & his sisters-Tyotya Maria dFt, Tyotya Berta dFt (Hold), Tyotya Allya dFt (Alissa petz)

Люция  Рудольфовнв дес Фонтейнес (ур.Пец)  с дочкой Эрикой.

Люция Рудольфовнв дес Фонтейнес (ур.Пец) с дочкой Эрикой.

Тони Карловна дес Фонтейрес (ур. Пец)_.

Тони Карловна дес Фонтейрес (ур. Пец)_.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ольга Германовна дес Фонтейнес

Ольга Германовна дес Фонтейнес

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

des Fontainea

des Fontainea

 Л.Д. Попова.

ПОКОЛЕННАЯ РОСПИСЬ дес ФОНТЕЙНЕСОВ

ФОНТЕЙНЕСЫ (де Фонтейны, Дефонтейнесы) — известная купеческая династия на Русском Севере. По семейной легенде, род ведется от Гийома (Вильгельма) де Фонтейна, участника крестового похода 1096 года. Потомки его упоминаются в числе французских дворян. В период Реформации многие представители рода перешли под знамена гугенотов. В католической Франции они стали подвергаться преследованиям. Фонтейнесы эмигрировали в Америку, Пруссию. В 1696 г. в Нидерланды прибыл Пьер дес Фонтейнес. Один из нидерландских Фонтейнесов — Иоганн-Антон (1757-1805) в 1787 г. поселился в Архангельске1.
I поколение.
1. Иван Петрович (Иоганн-Антон) дес Фонтейнес. (май 1757, Остерхаут, Нидерланды — 1805, Архангельск), купец 2-й гильдии. С 1787 г. жил в Архангельске. Сначала служил здесь конторщиком, в 1797 г. был биржевым маклером, затем занялся коммерцией, построил судостроительную верфь, затем сахарный завод.
01. Ж. Елизавета Холле, урожд. Розен (1762, Дания — 1823, Архангельск). Поженились в 1784 г. в Амстердаме. Дети: Софья, Элизабет, Анна, Мария, Абрам, Екатерина2.
II поколение.
2. Абрам Иванович дес Фонтейнес. (26.08.1802, Архангельск — 24.09.1873,
Архангельск), архангельский купец 1-й гильдии, потомственный почетный гражданин Архангельска, коммерческий советник, городской голова (1853-1859). В 1830 г. записался в Архангельское
купечество, в 3-ю гильдию и занялся торговлей в фирме «Грибанов, Люрс и К0». В 1831 г. принял российское подданство. Работал приказчиком в торговом доме Франца Шольца и Феликса Кларка3, затем экспедитором иностранных кораблей. В 1852 г. записался в купцы 1 -й гильдии, установил торговые связи с иностранными купцами и занялся коммерцией. С этого же года торговал под фирмой «Грибанов, Фонтейнес и К0»4. В 60-е гг. XIX в. был ольденбургским консулом в Архангельске. В Архангельске ему принадлежал дом Удельной конторы, перешедший затем его сыну Э.А. дес Фонтейнесу.
Абрам Иванович оставил заметный след в истории города. Долгие годы он возглавлял правление Архангельского государственного банка, шесть лет занимал пост городского головы (1853-1859). В 1856 г. встречал императора Александра II, прибывшего в Архангельск. В разное время он входил в попечительские советы Евангелического училища, Мариинской женской гимназии, детского приюта. Был владельцем сахарного завода, бывшего дома Удельной конторы, лесопромышленных и судоходных компаний. За безупречную общественную деятельность Фонтейнес получил ряд высоких наград: золотые медали на Ан-ненской, Владимирской, Андреевской, Александровской лентах, имел ордена Святого Станислава 2-й и 3-й степеней, Святой Анны 3-й степени и др.
2. Ж. Анна Моисеевна, урожд. Клафтон (7.06.1810-26.09.1873).
3. Екатерина Ивановна дес Фонтейнес. М. Моисей Моисеевич Клафтон.
III поколение
4. Эдуард Абрамович дес Фонтейнес. (31.07.1830, Архангельск -15.08.1901, Петергоф), купец 1-й гильдии, городской голова (1868-1871), потомственный почетный гражданин г. Архангельска (1898)5, почетный патрон Архангельского Евангелического прихода, действительный член Статистического комитета (1871). Окончил Архангельское евангелическое училище. Занимался обширной торговой деятельностью и мануфактурой. Был совладельцем фирмы «Грибанов, Фонтейнес и К°», владельцем торгового дома «Э.А. дес Фонтейнес». В 1869-1871 гг. — директор Попечительного общества о тюрьмах в Архангельске. Был членом различных комитетов: коми¬тета торговли и мануфактур (с 1873 г.), учетно-ссудного комитета при Архангельском отделении государственного банка (с 1872 г.), комитета о продовольствии жителей Архангельской губернии, ко¬митета публичной библиотеки; членом различных присутствий и попечителем: архангельских арестантских рот, детских приютов, членом совета Мариинской гимназии, общества пособия бедным учащимся; гласным городской думы (1870-1893); германским и датским консулом в Архангельске. В 1877 г. занимал ведущее место в Комитете надзора за браком. 6.
Награжден орденами Св. Станислова 2-й степени (1870) и Св. Анны 2-й степени (1881), датским орденом Данеброга 2-й степени, Св. Владимира 4-й степени (1890). Умер в Петергофе, похоронен в Архангельске.
Ж. Вильгельмина-Маргарита Петровна (урожд. Дрезен, Дрессен). (3.04.1839-30.01.1894), Поженились в 1857 г.7
5. Анна Абрамовна дес Фонтейнес. (1831-1907).
М. Владимир Ильич Грибанов, компаньон ее отца и братьев. Грибановы Владимир Ильич и Анна Абрамовна сначала жили в Архангельске. В конце XIX в. переехали в Петербург. Вначале жили на набережной Васильевского острова, затем — на Английской набережной, 66. Детей у них не было. Владимир Ильич умер скоропостижно, похоронен в Александро-Невской лавре.
7. Эдмунд Абрамович дес Фонтейнес. (05.1834-1860).
8. Каролина Абрамовна дес Фонтейнес. (17.06.1836-1886).
М. Константин Богданович Пилацкий (11.10.1828-12.12.1918), действительный статский советник, директор Архангельской мужской гимназии. Уроженец Курляндии, выпускник Юрьевского университета.
8. Александр Абрамович дес Фонтейнес (18.05.1839, Архангельск — 22.07.1896, Архангельск).
08. Ж. Амалия-Луиза Францевна Шольц (1844-5.06.1917), дочь архангельского лесопромышленника Франца Шольца и Амалии Луизы, урожд. Гернет.
9. Теодор Абрамович дес Фонтейнес (03.1841-?).
10. Эмилия Абрамовна дес Фонтейнес (09.1842-1847).
11. Фанни-Елизавета Абрамовна дес фонтейнес (24.11.1844-20.06.1916, Архангельск).
011. М. Фердинанд (Федор) Егорович Линдес (24.03.1841, Архангельск — 2.08.1900, Петербург, похоронен в Архангельске), коммерсант и архангельский предприниматель. Его дед, лютеранский пастор Иоганн Линдес, приехал из Гамбурга в Архангельск в 1783 г. У Фердинанда и Фанни родилось 12 детей.
12. Полина (Паулина) Абрамовна дес Фонтейнес (01.1847-?).
12. М. Фридрихсберг, учитель математики Архангельской гимназии. Поженились в Архангельске, затем уехали в Кронштадт. У них был сын.
13. Жанетта Абрамовна дес Фонтейнес (06.1848-?). Рано овдовела, детей от 1 мужа не имела.
13. М. 1-й — Франц Иоганн Францевич Шольц (5.10.1842-27.01.1875, Сан-Ремо).
012. М. 2-й — Николай Николаевич Баженов, преподаватель русского языка и литературы в Кронштадте. У них была одна дочь Анна.
IV поколение
14. Герман-Эдмунд Эдуардович дес Фонтейнес (27.08.1858-3.09.1899, Архангельск).
15. Ж. Тони Карловна, урожд. Пец (1859-?)
16. Фанни-Клара Эдуардовна дес Фонтейнес (6.01.1860-1944, Италия). После революции жила в Прибалтике, затем в Италии.
015. М. Адольф-Бернгард Францевич Шольц (07.1856-10.06.1918), архангельский лесопромышленник. У них было 5 детей.
16. Эдуард-Вильгельм Эдуардович дес Фонтейнес (3.11.1861-30.04.1908,Архангельск), архангельский купец, основатель торгового дома «Э. дес Фонтейнес» для торгово-промышленных предприятий (1890)8. В начале XX в. исполнял обязанности гражданского заседателя в приказе общественного призрения.
016. Ж. 1-я — Берта, урожд. Шольц (9.12.1869, Архангельск -18.12.1886). Их дочь Берта.
016. Ж. 2-я — Алиса Александровна дес Фонтейнес (1867-11.10.1913), двоюродная сестра. У них было 7 детей: двое родились глухонемыми. Дети: Алиса, Александр.
17. Петр Эдуардович дес Фонтейнес (26.10.1863, Архангельск — ?), инженер. Родился в Архангельске. Потом жил в Петербурге.
017. Ж. 1-я — Анна Алексеевна. Брак оказался неудачным. Они развелись. Петр Эдуардович уехал к брату Федору Эдуардовичу в Вену. Ему выдали документы на имя Петра Тинес, мотивируя тем, что в Советском Союзе «все дес и фоны отменены». В Вене Петр Эдуардович женился вторично.
17. Ж. 2-я — Женни (Евгения) Николаевна, урожд. Фризе. Однако брак не был признан церковью (первая жена была православной). Только после февральской революции дети были записаны на имя Петра Эдуардовича, а до этого они числились как дети Федора Эдуардовича (из воспоминаний). У Петра Эдуардовича и Женни Николаевны было четыре сына и одна дочь.
18. Федор (Теодор) Эдуардович дес Фонтейнес (28.02.1865-?).
19. Ж. Юлия Ханзен (1867-?). Жили в Ревеле. Детей у них не было.
20. Дагмара Эдуардовна дес Фонтейнес (7.12.1866-?).
21. М. Альфред Константинович Пилацкий, профессор Ленинградской военно-медицинской академии. У них было пять дочерей. Младшая дочь — профессор Педагогического института имени Герцена (умерла в блокаду).
22. Клара Эдуардовна дес Фонтейнес (12.03.1873-?).
23. М. Анатолий Константинович Медведев (1863-?). Поженились в Петербурге (9.04.1894). Жили в Одессе.
24. Эдит Эдуардовна дес Фонтейнес (1879-?).
25. М. Мстислав Рудницкий. Жили в Днепропетровске.

26. Эдмунд Александович дес Фонтейнес (22.05.1866, Архангельск -5.10.1938, Брюссель), потомственный почетный гражданин. В 1890 г. учредил торговый дом в Архангельске вместе с Эдуардом Эдуардовичем для торговых и промышленных предприятий 9. В 1908 г. по смерти Эдуарда Эдуардовича торговый дом перешел в его ведение. Торговый дом имел речные пароходы и крупный лесопильный завод, вел исключительно заграничную торговлю. В 1912 г. лесные материалы были отправлены в Англию, Францию, Бельгию, Голландию и Австралию. В 1913 г. экспорт в эти страны был значительно увеличен 10.
022. Ж. 1-я — Эстер-Элизабет, урожд. Шмидт.
22. Ж. 2-я — Алиса Александровна.
23. Алиса-Амалия Александровна дес Фонтейнес (1867-12.10.1913), член Благотворительного общества при Архангельской больнице Приказа общественного призрения, член Общества любителей музыки, член Архангельского общества борьбы с детской смертностью (Капля молока) 11.
24 М. Эдуард Эдуардович дес Фонтейнес (3.11.1861-30.04.1908, Архангельск), ее двоюродный брат.

V поколение
24. Александр Германович дес Фонтейнес (1866-?)
25. Ж. Серафима Федоровна Попова.
26. Ольга Германовна дес Фонтейнес (13.12.1887-конец 1960-х годов).
27. М. Федор Евгеньевич Попов.
28. Нина Германовна дес Фонтейнес (2.08.1889-?).
29. Герман Германович дес Фонтейнес (3.05.1891-29.05.1911, Архангельск).
30. Георгий Германович дес Фонтейнес (19.09.1892-?). Был арестован первый раз в 1937 г., вторично в 1941 г. и умер в Ухтпечлаге.
028. Ж. Александра Ильинична Логинова (29.03.1891-5.06.1963).
29. Владимир Германович дес Фонтейнес (5.04.1899-?).
29. Ж. Ксения Петровна Ольшевская (1897-?). Поженились в 1919 г.
30. Берта Эдуардовна дес Фонтейнес (17.12.1886-?). После революции жила в Таллинне. Затем уехала в Гамбург, после Второй мировой войны — в Англию. Ее дочь Кармен живет в Англии.
030. М. 1-й — Карл-Александр-Леонард Фридрихович Шюлер (14.08.1881, Дерпт — ?). Поженились в 1907 г. (18 августа).
30. М. 2-й — Холд.
31. Алиса-Берта Эдуардовна дес Фонтейнес (4.05.1889-?, Кливленд, штат Огайо, США).
031. М. Вильгельм Рудольфович Пец (24.12.1885-18.04.1929). Поженились в 1909 г. После революции жили в Гамбурге. В 1950 г. она после смерти мужа эмигрировала в Австралию, оттуда в Канаду, затем — в Кливленд, штат Огайо, США к своей дочери Ренате. Дети: Люция, Нора (уехала в Бразилию), Рената (уехала в США).
32. Александр Эдуардович дес Фонтейнес (2.05.1896-?). После революции остался в Архангельске; но вынужден был уехать в Ростов-на-Дону, где жил с семьей до оккупации города немцами. Немцы всю семью перевезли в Винницу. Оттуда они последней военной зимой дошли до Гамбурга. Там и поселились. Однако и из Гамбурга пришлось эмигрировать в Австралию. Дочери от первого брака остались в Архангельске. Затем одна из них оказалась в Казахстане. У нее есть дети, которые носят фамилию Фонтейнес.
032. Ж. 1-я — Люция Рудольфовна Пец (18.09.1892-07.1924, Великий Устюг), умерла после родов.
32. Ж. 2-я — Галина Соколина. Уехала в Ростов-на-Дону.
33. Мария-Амалия Эдуардовна дес Фонтейнес (2.07.1897-?).
34. М. Карл Кальман.
35. Эдуард-Петр Эдуардович дес Фонтейнес (8.05.1899-?).
36. Ж. Фаина Мудрова. Дети: Алиса, Георг.
37. Прициоза-Амалия Эдуардовна дес Фонтейнес (21.12.1902-7.04.1906).
38. Эдмунд Эдмундович дес Фонтейнес. Жил в Бельгии. Род продолжается в Бельгии, Англии и Австралии.
39. Франц Эдмундович дес Фонтейнес. В 1918 г. расстрелян большевиками в Вологде.
40. Георг Эдмундович дес Фонтейнес. В 1918 г. расстрелян большевиками в Вологде.
41. Александр Эдмундович дес Фонтейнес. Жил в Женеве.
VI поколение
40. Евгения Георгиевна дес Фонтейнес (5.01.1917-10.10.1987).
41. Ариадна Георгиевна дес Фонтейнес.
42. Эрика Александровна дес Фонтейнес (20.01.1920, Архангельск-?).
43. Аста Александровна дес Фонтейнес (24.06.1924, Великий Устюг — 2001, Архангельск). Не выходила замуж. Преподавала русский язык и литературу в школе.
44. Тамара Александровна дес Фонтейнес (30.01.1930, Архангельск).
В VI поколении есть еще представители. Их потомки живы до сих пор.

Примечания

1. АГВ. 3 октября 1873.
2. Там же; ГААО. Ф. 49. Оп. 4. Д. 15. Л. 164-165.
3. Там же. Ф. 4. Оп. 3. Д. 791. Л. 35.
4. Там же. Ф. 37. On. 1. Д. 864. Л. 2.
5. Там же. Ф. l.On. 8.Д. 2116. Л. 108.
6. Трофимов П.М. Очерки экономического развития Европейского Се¬вера России. М., 1961. С. 214.
7. Там же. Ф. 50. On. 1. Д. 151. Л. 37.
8 Там же. Д. 902. Л. 59-62.
9 Там же. Л. 275
10. Торговый дом Э. Дес-Фонтейнес // Отечественные архивы. 2002. № 6.
11. ГААО. Ф. 1. Оп. 7. Д. 268. Л. 467а.

Sven – Rik  Fischer.

Des Fontaines

FAMILIENNACHRICHTEN:

Fur Schulz, Kruger, Schmidt, Alpen, Lindes, des Fontaines, Paetz, Clafton, Outzen ,Brown, van Dyk, van Nimwegen, Gernet, van Brienen, de st.Valery.

Die Familie des Fontaines ist jedoch noch um vieles alter.

Die Nebelschwaden der Geschichte heben sich uber dem ersten de Fontaines bereits im Hochmittelalter. Es ist die Zeit groBer Umwalzungen. Die Kirche spielt hierbei eine zentrale Rolle. Als wichtige Eckdaten sind das endgultige Kirchenschisma 1054, welches die Teilung in westliche und ostliche Kirche besiegelt, der Gang nach Canossa, der den Investiturstreit 1077 beendet und damit die Einsetzung der Bischofe als Recht des Papstes verbrieft und der erste Kreuzzug  zu  nennen.

Hier taucht mit Guillaume de Fontaines der erste Trager seines Namens unter den Teilnehmern auf.

Man glaubt, dass die Herren mit Namen de Fontaines einem Zweig der Grafen von Abbeville entsprungen sind und als ihr Erbe die Gemeinde Fontaines-sur-Somme erhielten, von der sie ihren Namen haben. Das Haus der Grafen von Abbeville wiederum soll dem der Grafen von Ponthieu entstammen.

Umgebung von Konstantinopel und Nikaa zur Zeit des Ersten Kreuzzugs.

Guillaume war einer der zwischen 60.000 und 100.000 Bewaffneten, die sich mit der ersten Welle des Kreuzfahrerheeres in Konstantinopel  sammelte. Erstes Ziel der Kreuzfahrer auf ihrem Weg ins heilige Land war Nikaa, damals Hauptstadt der seldschukischen Turken, das etwa 60km Luftlinie sudostlich von Konstantinopel am Askansee lag. In Mai und Juni 1097 ruckte das groBe Kreuzfahrerheer auf Nikaa vor und begann die Stadt einzuschlieBen, wahrend der Seldschukensultan Kilidsch Arslan I sich an seiner Ostgrenze befand. Guillaume gehorte wahrscheinlich zu den Truppen des Robert von Flandern.  Fontaines-sur-Somme war zu dieser Zeit Teil der Grafschaft Flandern und kam erst viel spater zu Frankreich. Beim Versuch des Sultans die Stadt zu entsetzen kam es zur ersten groBen Schlacht des Kreuzzuges. Die Turken wurden vernichtend geschlagen, da sie die Truppen der Kreuzfahrer in Zahl und Starke unterschatzt hatten. Auch bei den Kreuzfahrern gab es viele Tote und unzahlige Verletzte, aber Nikaa wurde schliesslich genommen. Guillaume de Fontaines erhielt nach dieser Schlacht fur seine Leistungen das Wappen verliehen, das ihr auf der Titelseite links abgebildet seht und welches auch in Versailles im Saal der Kreuzziige hangt.

Spatere Linien variierten das Wappen oder bildeten fur ihre Unterfamilien ganz eigene. Der erste Kreuzzug endete erfolgreich mit der Eroberung Jerusalems und der Bildung der drei Kreuzfahrerstaaten; des Konigreichs Jerusalem, des Furstentums Antiochia und der Grafschaft Edessa. Guillaume wird noch im Jahre 1119 als lebend genannt.

Standig bedroht sind hingegen die Kreuzfahrarstaaten.  Weitere Kreuzzuge werden ausgerustet  – wieder ist ein de Fontaines beteiligt: Aleaume de Fontaine wird sogar einer der Fuhrer der franzosischen Gruppe des dritten Kreuzzuges. Bevor Aleaume  das Kreuz nimmt, war er der zweite Burgermeister in der Geschichte  der Stadt Abbeville,  wo noch heute sein Wappen im Rathaus  zu  sehen ist.  Er  folgt seinem Konig 1191 ins heilige Land und stirbt   im Jahre  1205 im Nahen Osten;   die von ihm gewomen Reliquien  stiftet seine Frau, Lorette des Saint-Valery am 4.8.1206 der Kirche  von Longpre.   Der Ort nennt  sich seither auch Longpre-les-Corps-Saints .

Lorettes  Vater,   Bernard  III  de Saint-Valery & Gamaches  hatte  seine Besitzungen in der Nahe am Meer. Aleaumes Sohm Hugues de Fontaines war mit Enor de Bailleul verheiratet.  Den Ort Bailleul  gibt  es gleich zweimal  in der Region,  wobei  jener  bei Fontaine-sur-Somme wahrscheinlich eher  als Herkunftsort  in Frage kommt.   Die  Familie Bailleul  hat ebenso wie die Famlie de Fontaines Verbindungen  uber den naheliegenden englischen К anal und brackte mit  John Bailliol sogar einen schottischen Konig und den Grunder des Bailliol-College  in Oxford  hervor.

Nach Hugues de Fontaines  beginnt sich die Famllie zu verzweigen und eine  dieser vielen Linien mundet  schliesslich bei  den  ersten des  Fontaines, die eindeutig uaserer Linie zuzuordnen sind,   den Bruder Louis und Pierre des Fontaines, die im April 1695, bzw. ein Jahr spatter aus dem Ort bzw. canton(Bezirk\Kreis) Houdain in Nordfrankreich in die Niederlande fliehen.

Es ist die Zeit der Glaubensverfolgungen in Frankreich. Nachdem die franzosichen Protestanten  nach der Verkundung des Edikt von Nantes (1598) einige Zeit unbehelligt ihre Religion ausuben konnten, begannen nach dessen Aufhebung (1685) die Repressalien gegen die Hugenotten, die in Burgerkrieg und Massenflucht mundeten.

In diese wirre Zeit fallt auch die Lucke, die endgultig zu schliessen mir  bisher  nicht  gelungen  ist. In der Aufgebotseintragung vom Pierre des Fontaines und Elisabeth Rollet fur den 23. Februar 1698 findet sich nach Auskunft des Centraal Bureau voor Genealogie in Den Haag als Herkunftsbezeichnung nur “uit Frankrijk” .

Woher stammt Pierre des Fontaines?

Manches deutet daraufhin, dass  seine Vorfahrenschaft auf Nicolas, genannt Comte (Graf) de Fontaines. Ritter, Herr von Neuville-au-Bois, Bernes, Wiry, Vron & Hermancourt, Cormont, la Tour, Businghen, l’Escaut und Offertun, geboren 1660, zuruckgeht. Nicolas de Fontaines war Hauptmann der protestantischen Kavallerie im Regiment von Cayeu. Er erhalt am 21 Oktober 1684 den Befehl uber das sich zuruckziehende Regiment von M.le Dauphin und wurde schliesslich Major des Regiments von Bethune, dann des Kavallerieregiments von Chatelet und diente in dieser Position in der von Marschall de Catinat befehligten Armee in Piemont 1691, wurde 1692 Oberstleutnant und fuhrte schliesslich ein Kavallerieregiment seines Namens.

Nicolas de Fontaines hatte 8 Kinder. Das zweite ist Georges-Marie, genannt der Ritter (chevalier) de Fontaines, Kornett im Regiment seines Vaters, schliesslich Oberleutnant. Uber Georges-Marie de Fontaines wird angegeben, dass er als Jungeselle bei  der Belagerung von Lille gefallen sei.

Auch seine Bruder Jean-Charles de Fontaines (+ 10.11.1737) und Rene de Fonatines sollen keine Nachkommen gehabt haben, so dass die Linie der Familie de Fontaines, des Zweiges der Herren von Neuville-au-Bois in dieser fur uns so interessanten Phase einfach aufhort, nachdem sie sich mit Wautier de Fontaines vor 1273 als alteste Linie aus dem Hause de Fontaines entwickelt hatte.

Kein Wort von Louis und Pierre des Fontaines.  Nur eine zufallige Namensgleichheit ? Der Name de(s) Fontaines kam noch haufiger in Frankreich vor. Fur die Zugehorigkeit zur oben beschriebenen Familie de Fontaines aus der Picardie sprechen jedoch einige Indizien:

1. Die geografische Situation.

In mehreren Quellen wird als Herkunft von Louis und Pierre Houdan/Houdain und Bethune angegeben. In einer Quelle ist hier von Houdan/Ile-de-France die Rede, wobei  es  sich wahrscheinlich um einen Fehler handelt, da keine Familie mit dem Namen de(s) Fontaine(s) in dieser Region ansassig war. Wahrscheinlich ist hier der canton Houdain gemeint, in welchem auch die Stadt Bethune liegt, bzw.  der dort liegende Ort Houdain. Hinzu kommt, dass Bethune und Umgebung wahrend des Spanischen Erbfolgekrieges (1700-1714)  in den Jahren 1710-1713 von den Niederlandern besetzt war, einen Grenzubertritt bzw. einen Umzug in das protestantische Hinterland wahrend des Burgerkrieges begunstigt hatte. Die Familie de Fontaines en Picardie ist die einzige mir bekannte Familie diesen Namens, die in dieser grenznahen Region ansassig war.  Alle anderen Familien dieses Namens stammen aus der  Normandie oder Sudfrankreich.

2.  Die Konfession.

Die Familie de Fontaines, des  Zweiges  der Herren von Neuville-au-Bois   ist  die einzige,   von der sich ein hugenottischer Glauben und eine Teilnahme an den Kriegshandlungen auf   reformierter Seite annehmen  lasst.

3. Der Titel.

In einer Quelle ist vom Titel der Familie, die sich in eine altere Linie, die nach England flieht und dort ausstirbt, und eine jungere, die nach Holland flieht, gliedert, die Rede. Der Titel wird mit Comte und Vicomte des Fontaines, Baron de Bethune bezeichnet. Interessanterweise ist Nicolas de Fontaines der einzige Trager seines Namens, der den Titel “Comte de Fontaines” fuhrt. Zudem war er Major im Regiment de Bethune.

4. Die Abstammung und Legende.

Die Familienlegende will von einer Abstammung der des Fontaines von den Prinzen von Paris wissen. Frl. Martha Hansen – eine Kapazitat was die Verbindungen der Familien von Archangelsk untereinander und in die Vergangenheit angeht – hat meiner Grossmutter diese Geschichte fruher haufig und eindringlich erzahlt. Nur bei der Familie de Fontaines (Picardie) ist auch diese Bedingung erfullt:  Die Ehefrau von Aleaume de Fontaines, des direkten Vorfahrens von Wautier de Fontaines, Lorette de Saint-Valery, entstammt direkt einer Jungeren Linie des f ranzosischen Konigshauses, die auch zeitweise den Titel der Prinzen von Paris fuhrte.  Alles in allem noch kein Beweis, aber eigentlich schon zu viele Indizien, als daB ein Zufall wahrscheinlich ware. Vielleicht ergibt die Suche nach den Vorfahren der ausgestorbenen Linie in England ja den neben diesen vielen Hinweisen noch fehlenden Beweis.   So ist es mir dann viellelcht in einer spateren Ausgabe moglich noch den ausserst umfangreichen Stammbaum der de Fontaines bis zum Jahre 1096 und den der mit ihr verbundenen Familien des Mittelalters nachzuliefern.

Zuruck zu den uns bekannfen direkten Vorfahren: Uber die Zeit in den Niederlanden wissen wir relativ wenig. Neben Louis und Pierre kommen noch zahlreiche andere Trager des Namens de(s) Fontaines aus Frankreich. Pierre heiratet am 23.2.1698 in der wallonischen Kirche in Den Haag Elisabeth Rollet, uber deren Herkunft wir nichts wissen. 1707/8 zieht die Familie nach Herzogenbusch, wo Pierre zum Leiter der Schule ernannt wird. Spater wird er Vorleser der hugenottischen Kirche in Holland.

Das vierte von elf Kindern, Abraham des Fontaines, wird noch in den Haag geboren. Er heiratet in Herzogenbusch Sibylle-Hendrine van Nimwegen und wird spater Nachfolger des Vaters als Schulvorsteher.

Sohn Pierre-Jean des Fontaines wird ebenfalls in Herzogenbusch getauft. Er heiratet die hollanderin Hendrieke (Hildegonde) van Dijk und zieht mit ihr nach Oosterhout, in der Nahe von Herzogenbusch.

Der Sohn Johan-Antony des Fontaines kommt noch in Oosterhout zur Welt, wahrend seine Schwestern bereits in Amsterdam getauft werden. Johan-Antony war mit Elisabeth Roosen verheiratet. Wo die Hochzeit stattfand ist unklar. Wahrend eine Quelle Amsterdam angibt, spricht vieles fur Archangelsk. Johan-Antony ist erstmals im Archangeler Einwohnerbaeh fur die Jahre 1789-91 als Ivan Petrowitsch des Fontaines. 32, hollandischer Nationalitat, genannt. Mit ihm wird seine Schwester Marie-Anne des Fontaines, 21, und seine Frau aufgefuhrt. In dieser Quelle wird sie mit dem Namen Aleta, Tochter von Jeremiah und Witwe des verstorbenen Arztes Wassiliy Halle, bezeichnet. Im Einwohnerbuch fur die Jahre 1793-96 als Helene, Herman Roosens Tochter, 32, geburtig aus Altona, danischer Nationalitat, ehemalige Frau des englischen Arztes Halle.

Eine Trauung in Archangelsk ist wahrscheinlich, da die Familie Roosen dort ebenso ansassig war, wie es der erste Mann von Elisabeth Roosen gewesen zu sein schien. Herman Roosen war das alteste von 7 Kindern von Paul Roosen und Jannecke Mirbecks aus Altona, die 1731 zunachst nach St.Petersburg, dann weiter nach Archangelsk auswanderten. Wahrend Herman 1725 noch in Altona geboren und eben dort 1742 getauft wurde, sind seine 3 jungsten Geschwister schon in Archangelsk zur Welt gekommen.

Auf die Geschichte der Familie Roosen werde ich, urn den Rahmen hier nicht zu sprengen, in einer der nachsten Ausgaben eingehen.

Johan-Antony tritt zunachst in die Firma Kelly & Co. ein, arbeitet dann als Kaufmann und Makler, bevor er selbst spater eine Schiffswerft am Fluss Maimaxa an der unteren Dvina und eine Zuckerfabrik errichtet.

Ihr Sohn Abraham des Fontaines nimmt schliesslich die russische Staatsburgerschaft an und ist lange Jahre Burgermeister der Stadt Archangelsk.

Abraham war mit der Englanderin Anna Clafton verheiratet. Er grundet 1833 das Grosshandelsgeschaft “Abraham des Fontaines & Luhrs”,   das 1838 in “Gribanoff,   Fontaines & Luhrs”  umbenannt wurde und schliesslich ab 1849 als “Gribanoff,   Fontaines & Co.” firmierte. Wie erfolgreich die Firma war, belegt zum Beispiel die Zahl der Schiffsabfertigungen 1844: G.F & L  fertigten in diesem Jahr 96 Schiffe ab, Marktfuhrer Wilhelm Brandt & Sonne 107, die britischen Firmen Clarke, Morgan & Co. 79, Hill & Co. 32 und Gladstone & Whitehead 22.

Schliesslich bewarb er sich am 9.1.1846 als oldenburgischer Konsul in Archangelsk und wurde an 19.2.1846 auch ernannt. Wie aus seinem – nachfolgend als Auszug abgebildeten – Ersuchen hervorgeht, war “seit dem Ableben des letzten grossherzoglich oldenburgischen Consuls fur den hiesigen Hafen -Jacob Rodde’s- (.) das Consulat unbesetzt geblieben”. Abraham fuhrt anschliessend die engen Verbindungen zwischen Archangel und den Hafen der Nordsee und die Zahl der von Gribanoff, Fontaines & Luhrs abgefertigten oldenburgischen Schiffe als Argument  fur ein Wiederaufleben des Konsulats an. ” Bei der ganzlichen Unbekanntschaft der Capitaine mit der russischen Sprache und den mancherlei  in dem Hafen und im hiesigen Zoll zu beobachtenden Formalitaten” empfehlen sich eine ortskundige Vertretung des Grossherzogstums, um der Schifffahrt   ”unangenehme Verhandlungen mit den hiesigen Behorden (und) so leicht unnotigen Aufenthalt und Unkosten”  zu ersparen. In Verlauf des Schreibens nennt Abraham auch seine Referenzen; namlich dass: “Der  grossherzogliche Consul in St.Petersburg, Herr Blessig,   Herr Johannes Tidemann  in Bremen, die Herren D’Arriper & Co.   in Amsterdam und die Herren W.R.Robinson & Co.   in London befriedigende Ausktinfte geben wtirden”.  Abraham selbst bezeichnent sich als  ”mit der Landessprache als mit den Landesgebrauchen bekannt, selbst Kaufmann erster Gilde und Schiffsrheder”.

Nebenstehend die Bekanntmachung des Staats- und Cabinnets-Ministeriums zur Ernennung Abraham des Fontaines zum Konsul.

Abraham vertrat Archangelsk 1856 als Konsul und als Stadtoberhaupt bei der Kronung von Zar Alexander II. Auch sein Gesuch um die Teilnahme an den Kronungsfeierlichkeiten, indem er ersucht, dass  ”wahrend meiner zweimonatigen Abwesenheit (das) Wahrnehmen der Consulatsgeschafte meinem Sohn Eduard des Fontaines ubertragen werde”  drucke ich in Kopie ab. Das Konsulat erlischt schliesslich am 9.6.1868.

Abrahams Sohn Eduard des Fontaiees ubernimmt schliesslich die Firma und war auch von 1862-78 danisdner Konsul in Archangelsk. Eduards Schwester Anna des Fontaines war mit Eduards Geschaftspartner Wladimir Gribanoff verheiratet.

Eduards Sohn Peter des Fontaines arbeitete im Sommer im Kontor von Gribanoff, Fontaines & Co. in Wologda, der von Robert Clafton geleitet wurde. In einem Jahr reiste Robert Clafton spater an als seine jungen Angestellten, die sich die Zeit mit Geselligkeit vertrieben. Im Kreis der jungen Leute war auch eine junge Schneiderin, Anna Aleksejewna, die sehr beliebt war. In Scherz sage Peter, er wolle sie einmal  heiraten. Die anderen nahmen ihn jedoch beim Wort und forderten ihn auf, nun auch dazu zu stehen. Er willigte schliesslich ein und es wurde schnell geheiratet, bevor Robert Clafton in Wologda eintraf, der die Ehe aufgrund des grossen Standesunterschiedes gewiss  zu verhindern gesucht hatte. Die Ehe zerbrach, als Peter nach St.Petersburg beordert wurde, wo er bei seiner Tante Anna des Fontaines und ihrem Mann Wladimir Gribanoff verkehrte. Das kinderlose Paar hatte die Waise Jenny Friese bei sich aufgenommen, deren Eltern Nikolai Friese und Anna Clafton gestorben warten. Peter und Jenny lernten sich dort kennen und lieben. Peters Frau willigte jedoch nicht in die Scheidung ein. Ein nicht zu losendes Dilemma. Peter wurde schliesslich Verwalter auf dem Gut Krasawino bei Ustjug, wo die vaterliche Firma eine Textilfabrik unterhielt. Trotz seines Drangens lehnte es Jenny ab, zu ihm zu ziehen. Das Problem wurde schliesslich auf eine ungewohnliche Weise gelost: Peter und Jenny reisen mit Jenny’s Schwester Anna Deploranski nach Wien und heirateten dort. Weil die Ehe amtlich ungiutig war wurden ihre Kinder spater einem von Peters kinderlosen Brudern zugeschrieben.            Die Familie des Fontaines wird verschiedentlich als die kommerziell  erfolgreichste Familie   franzosischen Namens in Russland bezeichnet.  Zahlreiche Nachkommen von Abraham des Fontaines finden sich heute auch in anderen Familien. So heiratet Fanny des Fontaines im Oktober 1882 den Sagemuhlenbesitzer Adolph Scholtz, dessen Schwester Bertha bereits in erster Ehe mit seinem neuen Schwager Eduard des Fontaines verheiratet war. Adolph und Bertha Scholtz waren die Kinder von Franz Scholtz und Amalie Louise Gernet. Adolph und Fanny hatten funf Kinder : Adolf 1883, Martha 1885, Franz 1887, Margarethe 1891 und Fanny 1893.

Auch die Nachkommen von Dagmar des Fontaines und Dr.med.Alfred v. Pilatzky, dessen Vater Konstantin, seines Zeichens Direktor des russischen Knabengymnasiums von Archangelsk, auch bereits mit einer des Fontaines verheiratet war, sind bekannt: fuinf Tochter; Eugenie, Marie, Olga, Helene und Edith, wobei Olga von Geburt an taub war.

Nach der Revolution blieben auch Nаchkommenеп der des Fontaines in Russland. So sind die Kinder von Prof. Anatol Medwedjew und Clara des Fontaines, Boris und Helene mit ihren Eltern in Odessa geblieben, Peter des Fontaines und Faina Mudrowa blieben in Rostov am Don, wahrend man von Dagmar des Fontaines und Michael Iwanow und ihrer Tochter Alice ebensowenig  weiss  wie von Wilhelmine des Fontaines und Ihrem Mann Nikolai und ihrer Tochter Wera. Edith des Fontaines und Mstislaw Rudnitzky blieben mit ihren Sohnen Peter und Vladimir in Russland, Maria des Fontaines und Karl Qualmann hingegen, die beide taubstumm waren, sind nach Hamburg ubergesiedelt, ihnen gleich taten es Alice des Fontaines und Wilhelm Paetz mit ihren Kindern Nora und Renate.

Uberhaupt ist auffallig, wie viele Familienmitglieder taub oder sogar taubstumm waren, wie beispielsweise Waldemar des Fontaines. Uber seinen Bruder Hermann ist nur berichtet, dass  er an Tuberkolose starb.

Noch heute leben viele Nachkommen der Familie des Fontaines – in wahresten Sinne des Wortes – uber die ganze Welt verstreut. Mit ihnen sind viele der Kenntnisse und Unterlagen, die die vor-handenen Lucken noch schliessen konnten, verloren. So soil es auch einmal Familiennachrichten der des Fontaines gegeben haben, die Aufklarung uber die Zeit in den Niederlanden und die Flucht aus Frankreich geben konnten.

Ich wurde mich uber jede Erganzung freuen und hoffe dann noch einmal eine Ausgabe uber die Familie des Fontaines machen zu konnen, die die gesamte spannende Geschicht dieser sehr alten  europaischen Familie darstellt.

Fortgesetzt.

29Dezember 2010(43F29).

Liebe Familie, liebe Freunde,

bei Recherchen stieß ich zufällig auf das wahrscheinlich älteste bekannte Porträt eines Vorfahrens: Das steinerne Bildnis von Aleaume de Fontaines.

Steinerne Bildnis von Aleaume de Fontaines/

Die andere Abbildung zeigt die Gruft der Kirche von Longpre-les-Corps-Saints, in welcher die Statue steht. Es ist der einzige erhaltene Teil der Kirche aus der Zeit Aleaumes. Bereits im Hundertjährigen Krieg zwischen England und
Frankreich im 14.Jahrhundert wurde die Kirche zweimal von englischen Truppen schwer beschädigt bzw. zerstört: zuerst vor der Schlacht von Crecy 1346, dann erneut vor der Schlacht von Agincourt 1415. Zwar wurde die Kirche
wieder aufgebaut, doch ist sie noch mehrmals beschädigt worden, zuletzt in 2. Weltkrieg.

Für die Vorfahren von Aleaumes Ehefrau, Laurette de Saint-Valery, belegt. Üblich war es in den folgenden Generationen, dass sowohl die Besitzungen in Nordfrankreich, als auch die Eroberungen in England gehalten wurden. So hatten die Saint-Valerys neben ihren Ländereien in Valeiy-sur-Somme auch Besitz in England. So wird z.B. Walter de Saint-Valery im Doomsday Book als Besitzer von Isleworth und Hampton (Raum London) genannt.

Tatsächlich soll Laurette de Saint-Valery um 1146 in Isleworth geboren worden sein. Sie ist die Tochter von Bernard IV de Saint-Valery (of Beckley&Horton) und seiner Frau Maud. Diese Linie lässt sich direkt zu den Herzögen der
Normandie und dem französischen Königshaus zurückverfolgen.

Die de Fontaines sind im Doomsday Book nicht genannt (ich habe es vollständig durchgearbeitet). Trotzdem ist es denkbar, dass Aleaume sowohl in England als auch in Frankreich geboren wurde. Unbelegte Quellen sprechen von einer Geburt in Aberdeen (Schottland). Da Schottland nicht in Doomsday Book erfasst ist, würde das die fehlenden Eintragungen erklären. Zudem heiratet Aleaumes Tochter Cecily de Fontaines (* ca. 1185) um 1200 Hugh de Bailleul
(Baliol), ebenfalls aus einer normannischen Familie der Picardie stammend.
Cecilys Sohn John de Baliol (* ca. 1210 Barnard Castle, Durham) wurde dann König von Schottland.

Eine Verbindung der de Fontaines nach Schottland besteht also tatsächlich.

Aleaume wirkt aber zunächst in Frankreich. 1185 wird er Bürgermeister von Abbeville an der Kanalküste. 1190 begleitet er seinen König Phillip August ins Heilige Land auf den 3.Kreuzzug. Er gehört zu den Truppen Jean II de Ponthieu.  Aleaume zeichnet sich während der erfolgreichen Belagerung von St Jean

Hier und in Heilige Land trägt er viele Reliquien zusammen, die er mit seinem Kaplan Wulbert in die Heimat schickt. Seine Frau Laurette spendet diese der Kirche in Longpre, die daraufhin den Beinamen „les-Corps-Saints” erhält. Noch heute werden die nach den Wirren der Jahrhunderte verbliebenen Reliquien einmal im Jahr, jeweils am 8.9., in einer Prozession gezeigt.
Aleaume stirbt im Jahre 1205 im Heiligen Land an der Pest.

Zu dieser interessanten Persönlichkeit und den weiteren Vorfahren gibt es gewiss noch viel zu ermitteln. Da aber die Glaubenskriege in Frankreich, die mit der Vertreibung der Hugenotten endeten, viele Unterlagen zerstört haben ( auch in Longpre fanden Kämpfe statt), fehlt nach wie vor das letzte Glied in der Kette, welches unsere direkten Vorfahren mit Aleaume de Fontaines verbindet.

Zuletzt erreichte mich noch am 30.12. eine e-mail von Sergei Michailovich Gernet aus Archangelsk, in welcher er mir seinen Umzug in die alte Stadt Kargopole bei Archangelsk ankündigte. Ich schrieb kurz zurück und gratulierte
ihm zu seiner neuen Wohnung. Bereits am 31.12.antwortete mir sein Sohn Nikolay per e-mail, dass sein Vater am gleichen Morgen gestorben ist.

Sergei Gernet hatte stets ein waches Interesse an der Familie. Ich werde die Korrespondenz mit ihm vermissen. Mein Mitgefühl gilt seiner engeren Familie; seine weitere Familie sind wir. Wir trauern mit ihnen.

Trotzdem hoffe ich in neuen Jahr in der Familienforschung wieder mehr neue und interessante Erkenntnisse zu gewinnen.

Ich wünsche allen ein glückliches und erfolgreiches Jahr 2011.

**************************

Dear family, dear friends,

while doing some reseach, I coincidentially found the most likely oldest portrait of a familymember: the stone picture of Aleaume de Fontaines.

The other picture shows the crypte of the chruch of Lonpre-les-Corps-Saints, where the statue is situated. It is the only part of the original church from Aleaumes time preserved today. Already during the hundred-years-war betweeen France and England during the 14thcentury, the church was twice
damaged/destroyed by english troops: first time shortly before the battle of Crecy 1346, then again before the battle of Agincourt 1415. The church was reerected later, but was damaged or destroyed several more times, last in WW II.

The location of Aleaumes birth is not known for sure. The family came from Picardy in Northern France and took the name of Fontaines-sur-Somme as family name. Possibly the family descended from the Normans. The first known de Fontaines – Pierre de Fontaines – Aleaumes greatgrandfather, was part of the troops of the norman conquerors during the battle of Hastings 1066. This is as well true for the ancestors of Aleaumes wife Laurette de Saint-Valery.

It was common during the generations that followed the conquest, that they hold as well properties in Northern France as well as in England. The Saint-Valery family had next to their posessions in the Valery-sur-Somme area land in England. The Doomsday Book names one Walter de Saint-Valery as owner of
Isleworth and Hampton in the London area.

Indeed it is claimed, that Laurette de Saint-Valery was born in Isleworth around the year 1146. She was the daughter of Bernard IV de Saint-Valery (of Beckley&Horton) and his wife Maud. This family can be traced back directly to the dukes of Normandy and the french royal family.

The de Fontaines family is not mentioned in the Dooomsday Book (I read it cover to cover). Nevertheless it is possible, that Aleaume de Fontaines is born either in France or England. Some unproven sources claim, that he was born in Aberdeen (Scotland). As Scotland was not listed in the Doomsday Book, this
would be a possible explanation for the missing entries. Furthermore Aleaumes daughter Cecily de Fontaines (*abt.l 185) married about 1200 Hugh de Bailleul (Baliol), likewise descendant of a norman family of Picardy. Their son John de Baliol (*abt. 1210, Barnard Castle, Durham) became later king of Scotland.

So there is a link of the family with Scotland.

Aleaumes activities focussed on France in the beginning. He became mayor of Abbeville on the channel in 1185. 1190 he went with his king Pillip August on the third crusade to the holy land. He was part of the troops of Jean II de Ponthieu. Aleaume distiguished himself during the successful siege of St. Jean
d’Acre (Acre).

When the king returnd to France on july 31sl 1191, he left his troops in the hands of some leaders he had confidence in. Amongst them Aleaume de Fontaines.
Aleaume was never to return home. He stayed for 16 years overall in the near east. He took part in the capture of Konstatinopel during the 4lh crusade. He collected here as well as in the holy land a lot of relics and send them with his caplan Wulbert home. His wife Laurette de Saint-Valery gave them to the
church in Longpre, that received the name addition les-corps-saints due to this.
Even today after centuries the remaining relics are shown during a procession each September 8th. Aleaume died by the plague during the year 1205 in the holy
land.

Certainly there is a lot more research possible concerning this interesting personality and the further ancestors, but since many documents have been destroyed during the french religious wars, that ended in the refuege of the huguenots (there were battles in Longpre as well), there is still one last link
missing between our direct ancestors and Aleaume de Fontaines.

Finally I received an e-mail by Sergei Michailovich Gernet from Archangelsk on december 30th. He told me, that he is about to move to the ancient city of Kargopole, near Archangelsk. I replied to his mail, congratulating him to his new home. Already the next day his son Nikolay replied to my mail, telling me
his father died the very morning of the 31st of december 2010.

Segei Gernet was always very interested in the family. I will miss the exchange with him. Our condolence is with his closer family. We are his wider family. We are mourning with them.

Next to this sad news I hope, the new year will bring more and interesting new results in family research.

I would like to wish everybody a happy and successful years 2011.


Комментариев: 3 to “Хроника де Фонтейн — des Fontaines.”

  1. Thanks for this put up. Just uncovered it on google and that i must say that i;m genuinely really surprised :)
    Thanks yet again and cheers dude!

  2. Incredibly great examples and contents , actually like it
    Thank you for sharing information and help

  3. Very cool article, it actually inspires me to create an individual. I had fun viewing them. Like you collections a lot. :)

Оставить комментарий