Письма из Прошлого — 1920 год.

Wie ist die Welt eng!

«Es gibt keine interessante Menschen in der Welt,

Ihre Schicksale sind als Planeten geschichten,

Jeder Planet besitzt etwas Eingetuemliches

Und es gibt keinen Planeten, die ihm aehnlich sind»

E. Jewtuschenko.

Einmal waehrend einer Sitzung unseres Seniorenclubs beim Russisch Deutschen Haus in Archangelsk haben wir dem Brief von 1920 vorgelesen. Dieser Brief wurde von Alexander Brown geschrieben, der in jene laengst vergangen Jahren in Archangelsk lebte. Im August 1920 emigrierte er mit seiner Familie aus Archangelsk.Ankommend in London schreibt Alexander Brown einen Brief seinem Freund Alexander Luers in Hamburg, der noch frueher aus Archangelsk emigrierte. Dieser Privatbrief ist deutsch geschrieben. Es sind ueber 85 Jahre lang vergangen, bevor wir diesen Brief vorlesen konnten. In diesem Brief erzaehlt A.Brown seinem Freund ueber die Schicksale ihrer gemeinsamen Bekannten, ueber ihre Leiden, Entbehrungen, ueber die Tragik des Geschehens und nennt ihre Familiennamen. Dieser Brief ist zu umfangreich, der Autor steht auf dem Gesichtspunkt eines Spiess — buergers, der dieser Brief ist von bestimmten Interesse. Das ist unsere gemeinsame Geschichte! Viele vor Anwesenden an dieser Sitzung haben bekannte Familiennamen erfahren. Sie erzaehlten ueber das weitere Schicksal der einigen von ihnen. Ich habe auch zwei be — kannten Familiennamen: J.K. Pisljak, Jegor Kusmitsch gehoert. Ich meine (es ist anzu nehmen), dass er der Bruder des ersten Ehemannes meiner Grossmutter Julia Kelestinowna Jakow Kusmitsch) war und ein gewisser Kosmin, der wie im Brief geschrieben ist, an der Spitze des Komitees der Militaerdiktatur im Jahre 1920 in Archangelsk stand. Kosmins sind meine Ahnen (Vorfahren) muetterlicherseits. Deshalb hatte ich ein besonderes Interesse an diesem Brief. Ich beschloss diesen Brief ins Russische zu uebersetzen. Aber konnte ich nicht erfahren, wer ein gewisser Kosmin war, aber mir machte Freude damit, dass bei seinem Regieren es in Archangelsk keine Ver — haftungen und keine Erschiessen gab. Mit dieser Frage wendete ich mich an das Staatsarchiv der gesellschaftlichen und politischen Bewegungen und Formierungen im Archangelsker Gebiet, aber ich bekam keine Zusatzangaben ueber Kosmin und Pisljak. Aber es ist zu verwundern! Diese Geschichte hatte ihre Fortsetzung. Ich begann mit der Arbeit ueber meinen Stammbaum, meine Grossmutter Julija Kelestinowna Kosmina schloss die zweite Ehe Adolf Christian von Schnakenburg, er war Deutsche von Geburt. Dann fand ich (wendete ich mich an) den Artikel des Direktors des Staatsarchivs im Archangelsker Gebiet Nikolai Alexejewitsch Schumilows » Aus Deutschland gebuertige in der Deutschen Sloboda (Siedlung) in Archangelsk in XY11- XX Jahrhunderten». Sammlung » Deutschen im russischen Norden»,Seite 234). In seinem Artikel wies er auf die Dokumente des Herren Heinrich Meyer-Eltz hin, dieser Herr ist Genealoge, Forscher und Histiriker und(in) waehrend vielen Jahre beschaeftigte sich mit dem Studium und Zusammenstellung der Stammbaeume der deutschen Familiennamen und Familien, die in Archangelsk gelebt hatten. Aber dieser Herr ist unlaengst in Hamburg gestorben. Das brachte mich auf den Gedanken, sich an den Verwandten des Herren Meyer mit einer Hoffnung zu wenden, dass sie sein Archiv bewahren konnten und deshalb sie mir in meinen Suchen helfen koennen. Ich beschloss auch eine Anfrage ans Rotes Kreuz Deutschlands in Hamburg («Suchdienst ist ein Suchdienstorgan auf Suchen spurlos verschwindenen waehrend des Krieges) zu richten, mit einer Bitte die Verwandten des Herren Meyer zu finden und meinen Brief ihnen zu uebergeben.Ich hatte wenige Hoffnungen darauf. Aber nach drei Monaten erhielt ich die Briefe: ein Brief aus dem Roten Kreuz, Hamburg, anderer Brief vom Herren Meyer. Er ist gesund und munter! Es geschah im Jahre 2001. So begann mein Briefwechsel mit dem Herren Meyer-Eltz. Diese Familienname ist in Archangelsk seit 1786 erwaehnt. Seine Ahnen (Vorfahren) sind: Karl Iwanowitsch Meyer (*1814-1884) ist zweimal zum Oberhaupt der Stadt Archangelsk (1871-1875),(1883-1884) gewaehlt; WilhelmWilhelmowitsch Meyer (*1846-1911) ist auch im Jahre 1895 zum Oberhaupt der Stadt Archangelsk gewaehlt, aber er verzeichtete darauf, denn er ging einen Vorschlag ein, den deutschen Konsul in Archangelsk zu werden. («Das alte Archangelsk» G.P.Popow). Jetzt ist der Herr Meyer-Eltz (*1912) schon genug bejahrt. Es faellt ihm schwer, sich an diese Arbeit zu machen.2003 gab er mir die Adresse seines Grossneffen Ulf Krause, der in Bremen lebt. Herr Meyer-Eltz uebergab ihm sei Archiv. So begann mein Briefwechsel mit dem Herrn Ulf Krause. Seine Mutter Frau Magda Krause, geborene Luers, wurde in Archangelsk geboren. Nach der Revolution emigrierte ihre Familie aus Russland. Seit 1794 ist der Familienname Luers in Archangelsk bekannt. Der erste Stammvater der Weliko-Ustueger und Archangelsker Aeste (Zweige) war Karl Johann Luers (*1764-1807), er kam in Archangelsk im Jahre 1794 als Schneidermeister aus Dipholz (Hannover). Staatsarchiv des Archangelsker Gebiets, Fond 50, Verzeichnis 1, Akte 460, Seiten 1-5). Alle diese aus Deutschland gebuertige wurden echte Ehrenbuerger der Stadt Archangelsk. In meinem Briefwechsel mit dem Herren Ulf Krause fragte ich ueber den datierten 1920 Brief von Alexander Brown. Im Antwortschreiben berichtete er darueber, dass er Enkel von Alexander Luers ist, dem diesen obenerwaehnten Brief geschrieben wurde, er ist auch Grossneffe von Eugen Fraeser, der Autorin des Buches «Das Haus ander Dwina», dieses Buch ist vielen Archangelsker Einwohnern bekannt. Ulf Krause schrieb auch: «Ich besitze die Briefabschrift von Alexander Brown zu meinem Grossvater Alexander Luers. Ich habe diesen Brief in den Papieren (in den Dokumenten) meines Grossvaters gefunden und schrieb ihn ab, denn ich meinte, dass dieser Brief fuer viele Archangelsker Einwohner sehr interessant sein koennte. Ich weiss nicht, auf welche Weise dieser Brief zu Ihnen kommen konnte. Die Briefabschriften habe ich an Asta Fontaines, Sergei Gernet und meiner Tante Eugen Fraeser in Edinburg gesandt. Ich meine, dass Sie Frau Fraeser kennen, sie hat zwei Buecher ueber Archangelsk geschrieben, vor zwei Jahren, 2002, ist sie gestorben. Ich sende Ihnengern die originale Briefschrift tatsaechlich diesen Brief ist zu schwer sogar einem Deutschen durchzulesen, denn dieser Brief ist mit der alten Schrift geschrieben. Ich verbrauchte viel Zeit, um diesen Brief durchzulesen und die modern deutsche Sprache abzuschreiben…» Solche Antwort bekam ich vom Herren Ulf Krause und spaeter im Jahre 2004 (juli) die originale Briefabschrift und auch einige Briefe aus dem Briefwechsel seines Grossvaters A.Luers mit A.Brown. Ulf Krause antwortete gern auf unsere Fragen und leistet in unseren genealogischen Untersuchungen seine Hilfe, er teilt mit uns die Dokumente, die er selbst gesammelt hat und solche Dokumente, welche sein Onkel Heinrich Meyer v.Eltz ihm uebergeben hat. In die Sitzung des Seniorensclubs brachte Natalie Lwowna Zelikowa, geborene Leizinger, diesen Brief, den sie in den Papieren ihrer Tante Asta Fontaines nach deren Tod gefunden hat. Asta Fontaines war viele Jahre lang als Korrektorin im Nord-Westen Verlag der Stadt Archangelsk taetig. Im Fruehling 1998 erhielt er ihren letzten Brief zu Ostern. Ulf Krause schreibt ueber sie: » Sie war wahrscheinlich eine liebe tapfere Frau. Aus den Briefen von ASTA fontaines konnte ich mir vorstellen, dass ihr Leben zu schwer war, obwohl sie niemals darueber klagte.» Ulf Krause lebt in Deutschland, Bremen, er ist Paedagoge von Beruf, verheiratet, hat eine Tochter, die die Freiburger Universitaet absolviert hat. Sie nimmt auch an den Sachen ihres Vaters teil und hielft ihrem Vater auf unsere Fragen antworten. Vielen Dank ihr dafuer! Ihre Familie hat auch einen Enkel Paulo. Sehen Sie, welcher Kreislauf manchmal das Schicksal macht und wie unsere Erde zu eng ist! Ich moechte mein kleines Vorwort (Kommentar) mit den Worten des Weltbekannten deutschen (Oesterreichischen) Dichters Rainer Marie Rilke beenden: «Wurzelwerke der Unsterblichkeit in Ununter- brochenkeit der Zeiten.»

Und jetzt stellen wir uns die Briefe von Alexander Brown und Alexander Luers vor. Mit Gruss aus XX Jahrhundertts!

Zhanna Parsheva.

Der Uebersetzer aus dem Russischen ins Deutsche ist Sinaida Rudolfowna Kalimowa, geborene Bergmann.


Как тесен мир!.

Людей неинтересных в мире нет,

Их судьбы как истории планет,

У каждой всё особое своё,

И нет планет, похожих на неё.

Как-то на одном из заседаний нашего «Seniorclub» при Российско-немецком доме в Архангельске мы прочли письмо, датированное 1920годом. Оно было написано Александром Броуном, который  жил в те далёкие годы в Архангельске. Он эмигрировал с семьёй из Архангельска в августе 1920 года. По прибытии в Лондон Александр Броун пишет письмо своему другу Александру Люрсу в Гамбург, который ещё раньше выехал из Архангельска. Письмо частное, написано на немецком языке. Оно шло до нас более 85 лет. Перед нами прошли события того грозного времени. В этом письме А. Броун рассказывает своему другу о судьбах их общих знакомых, об их страданиях, лишениях, о трагизме происходящего, называет фамилии. Это наша с Вами история!

Многие из присутствующих на том заседании узнавали знакомые фамилии. Рассказывали о дальнейшей судьбе некоторых из них. Я также услышала две знакомые фамилии: Е.К.Писляк, Егор Кузьмич. Полагаю, это был брат первого мужа моей бабушки Юлии Келестиновны, Якова Кузьмича Писляка, и (некто Козмин), который, как написано в письме, возглавлял комитет военной диктатуры в Архангельске в 1920году. Козмины — мои предки по материнской линии. Вот почему у меня появился особый интерес к этому письму. Я решила перевести его на русский язык. Я так и не узнала, кто был этот (некто Козмин), но одно меня порадовало, что при нём в Архангельске не было, ни арестов, ни расстрелов. По данному вопросу я  обратилась в Государственный Архив общественно-политических движений и формирований Архангельской области, но никаких дополнительных сведений, ни о Козмине, ни о Писляке, я не получила. Но что удивительно! История эта имела продолжение. Всё началось с того, что работая над своей родословной, я узнала, что моя бабушка Юлия Келестиновна Козмина была вторым браком замужем за Адольфом Христианом фон Шнакенбургом, немцем по происхождению. Я обратилась к статье Николая Алексеевича Шумилова (директора Государственного Архива Архангельской области) «Выходцы из Германии в Немецкой слободе Архангельска в ХУ11-ХХвв.» (Сборник «Немцы и Русский Север» стр.234). В этой статье он делал ссылку на документы господина Генриха Мейера-Эльца, генеалога, исследователя, историка, который многие годы занимался изучением и составлением родословных немецких семей, проживавших в Архангельске. Н.А.Шумилов отмечал, что этот господин недавно умер в Гамбурге. Мне пришла мысль обратиться к родственникам господина Мейера в надежде, что они сохранили его архив и смогут помочь в моих исследованиях. Второе  письмо я написала в Красный Крест Германии в Гамбург(«Suchdienst» — орган по розыску пропавших без вести во время второй мировой войны), с просьбой помочь найти родственников господина Мейера и передать им моё письмо. Надежды у меня было мало. Но, месяца через три я получила письма: одно из Красного Креста, из Гамбурга; другое от господина Мейера. Он оказался жив и здоров! Это было в 2001году. Так у меня началась переписка с господином Мейером-Эльцом. Фамилия Мейер упоминается в Архангельске с 1786года. Его предки: Карл Иванович Мейер (1814 -+1884) дважды избирался городским головой города Архангельска (1871-1875 и 1883-1884гг.); Вильгельм Вильгельмович Мейер (1846 — 1911)также избирался городским головой г. Архангельска в 1895году, но отказался, так как принял предложение стать Германским консулом в Архангельске. («Старый Архангельск» Г.П.Попов).

В то время господин Мейер-Эльц был уже достаточно пожилым человеком, ему трудно было заниматься делами, и в 2003году он дал мне адрес своего внучатого племянника Улфа Краузе, проживающего в Бремене, которому он передал свой архив. Так я стала переписываться с господином Улфом Краузе. Его мать Фрау Магда Краузе, урождённая Люрс, родилась в Архангельске. После Революции её семья уехала из России. Фамилия Люрс известна в Архангельске с 1794года. Первый родоначальник Велико-Устюжской и Архангельской ветвей был Карл Иоганн Люрс (1764 — 1807), он появился в Архангельске в 1794году как «портного ремесла» мастер из Дипгольца в Ганновере. (ГААО Ф.50 Оп.1 Д.460 Л.1-5). Все эти выходцы из Германии стали почетными потомственными гражданами города Архангельска.

Уже переписываясь с Улфом Краузе, как-то в одном из писем я спросила его, знает ли он что-либо о письме Александра Броуна датированное 1920годом. И получила ответ: Улф Краузе оказался внуком Александра Люрса, которому написано вышеупомянутое письмо, и внучатым племянником Евгении Фрезер, автора известной многим архангелогородцам книги «Дом над Двиной». Улф Краузе написал: «Копия письма Александра Броуна к моему деду Александру (Сане) Люрс принадлежит мне. Я нашёл письмо в бумагах моего деда и переписал, так как думал, что оно могло бы быть интересно для многих архангелогородцев. Как оно пришло к Вам, я не знаю. Копии писем я отправлял Асте Фонтейнес, Сергею Гернету и моей тете Евгении Фрезер в Эдинбург. Я полагаю, Вы знаете Фрау Фрезер, она написала две книги об Архангельске, два года тому назад умерла, в 2002году. Я охотно вышлю Вам копию оригинала письма, правда, его очень трудно прочесть даже немцу, так как оно написано старинным шрифтом. Я потратил много времени, чтобы прочесть его и переписать на современный немецкий»... Вот такой ответ я получила от господина Улфа Краузе, а затем и копию оригинала письма и ещё несколько писем из переписки его деда А.Люрса с Александром Броуном, в июле 2004года. Улф Краузе охотно отвечает на наши вопросы, помогая в генеалогических исследованиях, делится документами, которые собрал сам и теми, что передал ему его дядя Генрих Мейер фон Эльц.

На заседание клуба это письмо принесла Наталья Львовна Целикова, урождённая Лейцингер, которая нашла письмо в бумагах Асты Фонтейнес, её тёти, после её смерти. Аста Фонтейнес много лет проработала корректором Северо-Западного издательства, переписывалась с Улфом Краузе. Её последнее письмо он получил весной 1998года, на Пасху. «Она, должно быть, была милой и храброй женщиной. Из писем Асты Фонтейнес я мог представить, к примеру, что её жизнь была довольно трудной, хотя она никогда не жаловалась…» – так пишет о ней Улф Краузе.

Улф Краузе живёт в Германии, в Бремене, педагог по профессии, женат, имеет дочь, которая окончила Фрайбургский университет. Она тоже не остаётся безучастной и помогает отцу отвечать на наши вопросы. За что ей огромное спасибо!

Улф Краузе с женой и дочерью.

Хочется закончить своё небольшое предисловие словами известного немецкого поэта Райнера Марии Рильке: «Корень бессмертия в непрерывности времён».

Жанна Паршева.

Alexander Brown an Alexander Luehrs.

10 Sept 1920.

London S.E. Lee 27 Lampmead Road.

Lieber Sanja!

Wie du wohl von den Deinigen hier schon vernommen haben wirst, Sind wir hoer am 27.ten.v./M. gluecklich angelangt, nachdem wir etwas Ueber 2 Wochen unterwegs gewesen sind, da wir am 11ten abends aus Archangel mit einem kleinen norwegischen Motorsegelboot abgereist sind.Wie wir «Tschizhowka» hinter uns hatten, atmeten wir erleichtert auf von dem schweren Druck, der auf uns und unserer Vaterstadt lastete. Es war wirklich eine unsaeglich schwere Zeit, die wir durchleben mussten und wir, als Auslaender, hatten es ja noch bedeutend besser als die armen, gequaelten Untertanen der Stadt! Meiner Abreise nach England wurden keine Hindernisse in den Weg gelegt, doch die Auswirkung der Erlaubnis einer Reise mit dem Seeweg dauerte recht lange, dass wir unseren kleinen Kutik nicht den Beschwerden einer Reise ueber Moskau aussetzen wollten,wurde von den zustaendigen Behoerden als triftiger Grund zugelassen. Es wird Dir wohl bekannt sein, dass die Umwaelzung sofort nach Ehrer Abfahrt von dem Matrosen «Чесьма» ausgefuehrt wurde, es bildete sich ein Ausschluss (an der Spitze stand, wenn ich mich nicht ire, Petrow, der frueher im technischen Lager angestellt war)desondere Ausschweifungen fanden nicht statt, auch aendere es sich nicht zum Schlimmeren als dieser Ausschluss abgesetzt durch eine Militaerdiktatur, an dessen Spitze ein gewisser Kosmin stand, ersetzt wurde. Es wurde aber arg als alle die frueheren Fuehrer von 1918 die Leitung   uebernahmen die Lage verschlimmerte sich zusehends als Kedrow mit seiner Kommission R.Plastinina ihre Gewaltmassregeln durchzufuehren anfingen — es erfolgten Haussuchungen, Arreste,Erschiessungen. Besonders in letzter Zeit kurz vor unserer Abreise waren die Repressalien besonders schwer, es wurden amtlich die Namen der Erschossenen gegen 50 Personen bekannt gemacht, darunter Liebe, gute Bekannte, von denen Du auch schon gehoert haben wirst: Walther Paetz, der alte Kyrkaloff, S.S.Alexandroff, der junge Szachansky, der aus Norwegen zurueckgekehrt war, auch zwei russische Priester. Und wie viele haben wir selbst an unserem Hause in (?)ihrem Todesweg vorueberfuehren gesehen, eifach haarstraeubend! Doch darueber warden wir wohl einmal muendlich sprechen, denn Du wirst ja gewiss, wieder in London sein, jetzt einige Worte ueber die Deinigen dort. Konrad Wilh., den ich am Vortage   unserer Abreise sah, liess Dir sagen, Du moechtest Dich ja nicht graemen, dass Du Deine alte Mutter Schwiegermutter so ploetzlich hast im Stiche lassen muessen, denn man wuerde Dir als dem Vertreter eines  Holzgeschaefts einem «буржуй» sicher nachgestellt haben einer Festnahme ins Gefaengnis wuerdest Du gewiss nicht entgangen sein. Denke Dir nur, wegen der Festnahme im Jahre 1918, des ehemaligen Vorsitzenden des Fabriksausschusses Абрамъ Поповъ muessen jetzt so viele sitzen. Der fruehere Fabriksverwalter Починковъ, unser (?) Mechaniker Смирновъ, Влад.Петр. Witt. Sie sind alle zu einer gewissen Frist Zwangsarbeit verurteilt. Смирновъ ist im Bakharitza, Witt muss jeden Tag nach seiner Arbeit, wo er dient, sich wiederum ins Lager (лагерь принудительныхъ работъ),die ehemaligen Michigan-barracks) stellen, er ist zu einem Jahr Zwangsarbeit verurteilt, Смирновъ mussbald frei widen, denke ich. Deiner alten Mutter geht es leidlich, obwohl das Haus munpaaaalisit d.h. in (?) Stadteigentum, ist se mit Emilia Alexandrowna Jenni Feowna fuer die 3Zimmer, die sie inne haben, an die Stadt Miete zahlen muss; es lebenda ein Paar anstaendige Kerle (ein gewisser Сироткинъ, den Егор Фёдоровичъ kennt), die ihnen behinflich sind. Emilia Alex. hat es recht schwer, ich war bei ihr vor der Abreise vor sie teilte mir mit, dass sie noch 20.000 Rbl. «Чайковки» haette, aber man muss sie ja versteckt halten, denn bei den Haussuchungen wurden sie einfach abgenommen, ebenso wie die ? Fur Geld kann man ueberhaupt beinahe nichts kriegen, ausser den Produkten, die Laut продовольственные карточки verabreicht werden; bei uns dort ist ja jetzt auch nur noch Warenaustausch, einen Markt Verkaufslaeden gibt’s nicht mehr. Sie muessen also auch umtauschen, und es ist ja noch so vieles da, dass sie hungern koennten ist fuer’s Erste durchaus nicht anzunehmen. Natuerlich ist die Speise einfoermig, Fleisch ist schwer aufzutreiben, man muss sich beinahe mit Schwarzbrot  altem Fisch befnuegen, aber bis jetzt war es ertraeglich, ausserdem muss das Gemuese aufhelfen, denn es war ein ungemein fruchtbares Jahr, ein praechtiger Sommer. Frau Meyer lebt mit Konrad in ihrem Hause in einem Zimmer, von Deinen Sachen ist, glaude ich, nicht viel nach. Jenny Ivanowna ist gesund, nur sehr nervoes. Konrad wollte durchhaus versuchen, sie irgendwie aus Archangel herauszubringen, denn Anvik ist noch immer da wuerde unbedingt ein Viso nach Norwegen geben, ich denke, einer alten Dame wie ihr, wuerden Keine Schwierigkeiten zur Abreise gemacht werden. Konrad selbst Ist auch recht elend, dient im Советъ Народного хозяйства, ist viel mit Paetztns Ingvard Hansen.Schura Paetz dient auch im Совнархоз. Dass Edgar Karlowitsch an einem Herzschlag gestorben durch einen solch schoenen Tod all den Wirren und Widerwaertigkeiten des traurigen Daseins, das kaum wohl ein Leben genannt werden kann, enthoben ist, Wirst Du auch gewiss wissen. E.K.Пислякъ musste auch 3 Monate sitzen, Da er Beamter in der «разведка» war. Adja Scholtz ist auch arretirt, Ueber einen Monat sass er schon, als wir wegreisten. Er verlieb in der Ersten Zeit nach der Umwaelzung eben daselbst, wo er frueher diente, Spaeter aber wurde er Schauspieler im Государственный Показательный Театръ (Lokal-Commerz-Club) bekam als solcher auch einen guten паёкъ.Sein Arrest erfolgte infolge der Entdeckung eines versteckten Raumes im Hause Troitzky 114, wo Silbersachen anderes vorgefunden wurden. Einen Politischen Untergrund scheint sein Arrest nicht zu haben, wahrscheinlich wird er einfach als bourgeois (die russische Benennung ist zu widrig) In Turm gehalten seine Frau hoffte sehr, dass er gerade als Schauspieler werde freigelassen werden, da die Collegen fuer ihn eine Bittschrift eingereicht hatten Кедровъ und sein Gehilfe Ломовакий selbst am Theater stark interessirt waren. Du wirst Dir denken koennen, dass unser Geschaeft sowohl wie die Agentur der «Rossija» sehr bald nationalisiert wurden, Drichell trat recht bald in den Губернский лесной комитетъ in Dienst wir mit Testoff wurden bald herausgeschmissen. Alle Buecher Dokumente der Agentur mussten abgeliefert werden, auch der Kasso(?) bestand, doch das Baargeld habe ich natuerlich nicht angezeigt, es deckte sich ungefaehr mit der Schuld der Maimax Mill C.0 fuer eine Versicherung. Ich lege eine Kopie meiner aufgestellten Liste bei, anfang Maerz verlangte der «пожарно-страховой отделъ» alles zur Uebergabe bereit zu halten, ich suchte immer Aufzuschieben trotz seiner Mahnungen wir mussten das Kontor in 3 Tagen raeumen, da es gerade vom «пожарно-страховой отделъ» — verkuerzt «ПСО» Eingenommen wurde, konnte ich dieses als Grund angeben, doch Ende April lieferte ich alles ab. Das Mobiliar des Maimax Geschaefts verblieb teilweise im Lokal, teiweise wanderte es in den Губернский лесной комитетъ da diesem alle Holzsaegereien unterstanden (Deine Moebel wurden auch dorthin weggefuehrt) doch jetzt ist es wohl in alle Winde verstreut, den die verschiedenen Einrichtungen oder Corporationen und es gibt deren eine Unmenge ziehen immerfort um so vieles verschleppt sich. Der пож.-страх.-отделъ ist z.b. schon in den «баръ» umgezogen, und in unserem Kontor waren nach jenen schon zwei «учреждения». Obwohl ich bei der Uebergabe Quittungen bekam diese nun Testoff Uebergeben habe, werden, bei vielleicht anderen Umstaenden, die Saсhen wohl immer aufzufinden sein. Alles bewegliche Eigentum wurde als Nationaleigentum proklamiert, das ganze Archiv als dem Губернский ЛесНой комитет gehoerig, dorthin weggrbracht. Es war noch gut, dass Testoff auch im Губерн.лесной комитет seinen Dienst fand,gerade in der Ekonomischen Abteilung, so dass(?) wir die letzten Buecher Dokumente Wegnthmen konnten. Ob sie aber gerettet warden, ist auch fraglich, den Wir brachten sie im каретникъ in einem alten Schreibtisch unter, dort Wirtschaftete spaeter die Commission von Кедровъ  man muss denken, dass Auch diese Buecher verlorengehen. Der Restbestand der M.M.Co Kasse in «чайковки», ebenso wie der Onege Wood Co, musste abgeliefert warden (es waren ungefaehr 11.500.) doch habe ich teilweise Dokumente aus der Kasse etc. in einen Kasten eingepackt Testoff hat ihn in sein Haus, wo er lebt, zur Aufbewahrung genommen. Verschiedene Aktien dergleichen hat Adja zu sich ins Haus genommen. Es ist selbstredend fraglich, ob nur etwas gerettet wird. Wir suchten mit Testoff unser Moeglichstes zu thun und nur das Notwendigste zu retten, schleppten alles selber, aber ob es fruchten wird??? Mit den Gemeindeangelenheiten geht es natuerlich auch nicht gut. Wie alle Kirchen, ist auch unsere Kirche, nun Eigentum der Republik, doch wurde sie mit allem Inventar der Gemeinde zur Nutzniessung uebergeben natuerlich nachdem diese eine diesdezuegliche Unterschrift geleistet und die Gottes-Dienste wurden fortgesetzt. Der Pastor sprach recht unerschrocken und fest, Doch jetzt quaelte er sich entsetzlich an seiner, besonders nachdem Er eine gruendliche Haussuchung in seinem Quartier zu ueberstehen hatte, wobei ihm alles Silber abgenommen wurde (auch Erl.Withos das sie ihm sterbend fuer den Bruder uebergeben hatte) und bald darauf aus dem Pastorate ganz ausgewiesen wurde, sieht selbst ein, dass sein fernerer Verbleib dort nur von geringem Nutzen fuer die Gemeinde sein kann, da er bei dem geringsten unvorsichtigen Worte gefasst sein muss in die Финляндская zu wandern. Er hat bei der Gemeinde um einen sechsmonatlichen Urlaub Nachgesucht gedenkt, wenn die Balten evakuirt warden, fortzufahren, wie viele andere. Er hat mich bei den hier weilenden Gemeindemitgliedern, wenn moeglich, eine kleine Kollekte fur ihn zu thun, denn mit dem Sovjet gelde kann man dort nichts anfangen. Stumbergs sind kuerzlich auch aus ihrem Quartier ausgewiesen worden sind ihnen Troitzky N8, ganz am anderen Ende der Stadt, zwei Zimmer zusammen mit ihren Quartiranten zur Verfuegung gestellt worden, bei unserer Abreise waren sie gerade beim Umzug Stumberg habe ich nicht einmal Lebewohl sagen koennen. Elmar war Auch ebeb erst arrettirt worden,da einer ihn in Archangel aus der Onegaer Affaere erkannt hatte. Sie waren um ihn besorgt, besonders Frau Stumberg, Doch setzten sie ihre Hoffnung darauf, dass er minderjaerig ist das in Betracht gezogen wird. Sanja Meyer dient als Buchhalter im Заготовочный отделъ Северо-двинского района auch Hermann Paetz und Baskakoff (y.Altins(?) Sind da, ihr Vorsetzter ist Медведковъ . Limonnikow dient auch im Губ. Лесной ком.б im заготовочный отделъ der alte Olsen, Belajevsky, Braeutigam, Pisljak im «внеш-торгъ», d.h. Отделъ внешней торговли. Alle muessen dienen, Um eine bessere Provisionskarte zu bekommen, denn die letzte Kategorie, solche, welche nirgends dienen, auch die Priester, hat nur das Recht Auf 6 Mehl monatlich. Worin eigentlich der Dienst besteht, ist recht schwer zu sagen,denn an produktiver Arbeit ist wenig zu merken, von den Saegemuehlen arbeiten nur etliche, Verladungen sind nicht da, Fisch wird auch nicht angebracht, und doch warden die Arbeitsstunden von 10-4 streng eingehalten. Geschrieben wird massenhaft, und da Papiermangel herrsch, werden alle moeglichen «бланки», Invoices etc. etc. zu diesem Zwecke benutzt. Martha Hansen ist wieder norwegische Untertanin will mit Ingward nach Norwegen fahren; vielleicht faehrt Jenni Ivan. dann mit ihnen. Ueberhaupt wollte keener von den Auslaendern zum Winter dort bleiben, — auch Anvik nicht. Auch alle die anderen, die jetzt auch Auslaender sind, wie Letten, Esthen, Einlaender, wollten weg,wenn nur eine Evakuation sein wird.   Егоръ Ивановичъ ist aus seinem Hause auch ausquatiert wohnt in 2 Zimmern bei Борисъ Егоровичъ. Er ist mit seinem Los zufrieden, hat eine Stelle, bekommt gehalt (er ist in der Schifffahrtsgesellschaft wo W.Hoogendijk war) sein Gemuesegarten beim Hause ist ihm gelassen worden u. arbeitet er fleissig an den Beeten. Ist aber recht mager alt geworden, der immer zufriedene, sanftmuetige Egor Iwanowitsch. Boris ist nach Solowetzk (?) zu einem Jahr Zwangsarbeiten verschickt.  E.Popow ist nach Енасукъ (?) geschickt, Dessien ist in Archangel.

Doch ich muss schliessen,denn es muss ja mein Brief endlich ein Ende haben, Du wirst mir gewiss meine etwas verzoegerte Nachricht zu gute halten, wenn Du diese ausfuehrlichen Zeilen erhaeltst. von Zholja vernehme ich, dass Du vielleicht doch hieher kommen wuerdest, dann sprechen wir muendlich ueber noch so vieles Andere, denn es ist ja noch so vieles zu eroertern.

Herzliche Gruesse an Deine Frau Dir selber von Deinem A. Brown.

Meine Frau gruesst gleichfalls herzlich.

Перевод писем сделан Жанной Александровной Паршевой.

Александр Броун — Александру Люрсу.

10 сентября 1920 года. Лондон.

Дорогой Саня!

Как ты уже вероятно слышал от своих, мы счастливо прибыли сюда 27-го прошлого месяца после более чем двухнедельного плавания, так как мы отправились в путь из Архангельска одиннадцатого вечером на маленьком норвежском парусно-моторном судне. Как только мы оставили позади себя Чижовку, все с облегчением вздохнули от тяжкого бремени, которое тяготело над нами и нашим родным городом. Это было действительно ужасно трудное время, которое мы смогли пережить, но нам, иностранцам, было значительно легче, чем бедным измученным коренным жителям города! Моему отъезду в Англию не чинили никаких препятствий, но всё же,  получение разрешения на выезд морским путём затянулось надолго. Наше нежелание подвергать нашего маленького Кутика трудностям путешествия через Москву,  компетентными властями было признано уважительной и достаточно веской причиной.

Тебе вероятно известно, что сразу же после Вашего отъезда матросами «Чесмы» был произведён переворот, сформирован комитет, во главе которого стал, если мне не изменяет память, Петров, служивший раньше на техническом складе. Но к особым эксцессам это не привело. Не было изменений к худшему и после устранения этого комитета, когда к власти пришла военная диктатура, во главе которой стоял некто Козмин.

Куда хуже стало, когда руководство на себя взяли бывшие руководители-вожди 1919 года. Положение менялось прямо на глазах, когда Кедров со своей командой и Р. Пластинина начали проводить свои насильственные мероприятия — последовали обыски, аресты, расстрелы. В последнее время, перед самым нашим отъездом, репрессии были особенно жестокими. Стали известны имена расстрелянных – около пятидесяти человек, среди них дорогие, хорошие знакомые, о которых ты вероятно уже наслышан: Вальтер Пец, старый Кыркалов, С.С.Александров, Цаханский молодой, который вернулся из Норвегии, а также два русских священников. А скольких, проходивших дорогой смерти около нашего дома, мы видели сами – это действительно ужасно! Обо всем этом мы, пожалуй, поговорим ещё раз, при свидании, ведь ты же опять будешь в Лондоне?

Теперь несколько слов о твоих там. Конрад Вильгельмович (Мейер), которого я видел за день до нашего отъезда, просил сказать тебе, чтобы ты не огорчался и не печалился, что так неожиданно должен был покинуть свою старую мать и тёщу, ибо как представитель лесной торговой фирмы и буржуй, ты наверняка мог бы подвергнуться преследованию. Определённо, не избежать бы тебе ареста. Подумай только, из-за ареста в 1918году бывшего председателя фабричного комитета Абрама Попова, многие теперь должны сидеть: бывший управляющий Починков, наш механик Смирнов, Владимир Петрович Витт. Все они осуждены к определённому сроку принудительных работ.

Смирнов на Бакарице, Витт должен каждый день являться на свою работу, где он служил, и снова возвращаться в лагерь — бывшие Мичиганские казармы, он осуждён к одному году принудительного труда. Смирнов, я думаю, скоро будет освобождён. Твоей старой матери живётся сносно. Несмотря на то, что дом муниципализирован в собственность города, она с Эмилией Александровной и Жени Фёдоровной занимают три комнаты, за которые они должны платить квартирную плату. Тут же живут двое порядочных людей  (например, некий Сироткин,  которого знает Егор Федорович), которые помогают им. Эмилии Александровне приходится труднее, я был у неё перед отъездом. Она призналась мне, что у неё осталось двадцать тысяч рублей <чайковок>, которые она должна прятать, ибо при обысках их просто отбирают, точно так же(неразборчиво)…

За деньги вообще ничего невозможно приобрести, кроме продуктов, которые также выдаются по  продовольственным карточкам. Ведь у нас теперь только товарный обмен, базара и торгующих магазинов больше нет. Стало быть, они также должны совершать обмен товарами.Но пока у них кое-что есть на первое время, можно предположить, что они смогут не голодать. Конечно, еда однообразная. Мясо раздобыть трудно, обходятся  едва ли не одним чёрным хлебом и несвежей рыбой. Но до сих пор было терпимо, кроме того, помогают овощи, потому что был необыкновенно урожайный год, великолепное лето.

Фрау Мейер живёт с Конрадом в своём доме в одной комнате. От твоих вещей, я полагаю, там осталось немного. Жени Ивановна здорова, только очень нервная. Конрад хотел, во чтобы то ни стало, попытаться вывезти её из Архангельска, ибо Анвик всё ещё тут и, безусловно, дал бы ей визу в Норвегию. Я думаю, одной пожилой даме как она не составило бы трудностей подготовиться к отъезду. Конраду самому довольно плохо, служит в Совете народного хозяйства вместе с Пецами и Ингвардом Ганзеном.  Шура Пец также служит в Совнархозе.

О том, что Эдгар Карлович (Пец) умер от сердечного приступа и благодаря такой прекрасной смерти избавился от всех волнений и неприятностей грустного существования, ты, несомненно, знаешь. Е.К. Писляк должен был тоже сидеть три месяца, ведь он был служащим (чиновником) в разведке. Адя Шольц тоже арестован, он уже отсидел месяц, когда мы уезжали. В первое время после переворота он оставался там же, где раньше служил. Но, позднее он стал артистом государственного показательного театра, (Lokal Commerz Club  — местный коммерческий клуб), и как таковой, получал хороший паёк. Его арест последовал вследствие обнаружения тайника в доме № 114 по Троицкому проспекту, где были найдены серебряные вещи и многое другое. Политической подоплёки видимо его арест не имеет. Вероятно, его держат в тюрьме просто как «буржуа». (Это русское слово слишком противное – гадкое!) Его жена очень надеялась, что он именно как артист будет освобождён. Тем более, что его коллеги подали за него прошение, а Кедров и его помощник Ломовакий сами были очень заинтересованы в театре.

Ты,  вероятно, понимаешь, что наше предприятие, как и представительство страхового общества «Россия» очень скоро были национализированы. Христиан Дрихель сразу же поступил на службу в Губернский лесной комитет, а нас с Тестовым просто выкинули на улицу. Все книги, документы представительства мы должны были сдать, также кассовую наличность (остаток по кассе). Конечно, наличку я не указал, она прямо  совпала с долгом Maimax Mill Co по страховке. Я прикладываю копию составленного мною реестра. В начале марта «Пожарно-сторожевой отдел» потребовал всё подготовить к передаче. Я старался, несмотря на его предупреждение, всё-таки оттягивать этот момент. Мы должны были освободить контору в течение трёх дней, хотя ПСО пытался сократить его. Я мог бы привести это как причину, но всё же в конце апреля отдал всё. Мебель Маймаксанского предприятия частично осталась на месте, частично пошла в Губернский лесной комитет, к тому же все лесопилки у него в подчинении. Твою мебель тоже увезли туда. Сейчас уже вероятно всё это развеяно по ветру, так как различные организации и корпорации, которых имеется великое множество, постоянно куда-то переезжают, и многое при этом растаскивается. Пожарно-страховой Отдел, к примеру, переехал в бар, в нашей же конторе побывали уже два учреждения. Несмотря на то, что при передаче я получил расписки, которые передал Тестову, и даже в случае каких-либо перемен, вещей этих уже никогда не найти. Вся движимая и недвижимая собственность объявлена национализированной, государственной.  Весь архив, перевезённый туда, собственностью Губернского лесного комитета. Хорошо ещё, что Тестов нашёл себе  работу в Губернском лесном комитете, именно в экономическом отделе, так что мы смогли вынести последние книги и документы. Но вряд ли они будут спасены, что тоже сомнительно, так как мы разместили их в <каретник> в старом письменном столе, где позднее хозяйничала комиссия Кедрова. Нужно полагать, что эти книги тоже пропали. Остаток Maimax M. Co кассы в «чайковках» (примерно 11.500), такой же и у <Онега WOOd Co>, должен был быть передан. Я всё же документы из кассы частично  упаковал в ящик. Тестов взял его в свой дом, где он теперь живёт, для сохранения. Различные акции и тому подобное взял себе Адя. Само собой разумеется, что это ещё вопрос, сохранится ли только что-нибудь. Я и Тестов искали возможность сделать что-либо и спасти только самое нужное, таскали всё сами, но принесёт ли это плоды???

С  нашими общинными делами всё обстоит не так хорошо. Как и все церкви, наша кирха тоже перешла в собственность Республики, но всё, же была передана со всем инвентарём в пользование общины — естественно, после подписания всех необходимых бумаг – и богослужения в кирхе были продолжены. Пастор говорил бесстрашно и твёрдо, однако, сейчас ужасно мучается в (неразборчиво), особенно, после того, как пережил основательный обыск в своей квартире. Причём, у него было отобрано всё серебро, включая серебро фройлен Withol’s, которое она, умирая, передала ему для брата, и вскоре после того он был выселен из пасторского дома. Он сам признал свою ошибку, что от его дальнейшего пребывания в должности пастора нашей общине пользы мало, так как при малейшем неосторожном слове его могут арестовать и препроводить в Финляндскую тюрьму. Перед общиной он ходатайствовал о предоставлении ему шестимесячного отпуска и подумывает, если балтийцы будут эвакуироваться, уехать, как многие другие. Он хочет, чтобы я собрал для него у, находящихся здесь, членов общины небольшой сбор денежных средств, если это возможно, потому что с советскими деньгами там невозможно будет ничего начать.

Штумберга также недавно выселили из квартиры. Им по Троицкому проспекту, 8, совершенно на другом конце города, по Постановлению предоставили две комнаты, вместе с их квартирантами. Когда мы уезжали, они как раз туда переезжали. С Штумбергом я так и не смог попрощаться. Элмар был только что арестован, кто-то в Архангельске опознал его, как участника Онежского дела. Они беспокоятся за него, особенно фрау Штумберг, но надеются на то, что он несовершеннолетний и это примут во внимание. Саня Мейер служит бухгалтером Заготовочного отдела Северо-Двинского района, там же Герман Пец и Баскаков /Алтинс/. Медведков их начальник. Лимонников в Гублескоме. Старый Олсен, Белявский, Бройтигам, Писляк служат во Внештторге, вернее в отделе внешней торговли. Служить должны все, чтобы получить паек побольше. Последняя категория, те, что не служат и священники могут претендовать лишь на шесть фунтов муки в месяц. В чем собственно заключается эта “служба” – сказать трудно. Лишь несколько  лесопилок работают, погрузочные работы не ведутся, рыба не поступает, никакой продуктивной деятельности что-то не видно. Но все строго соблюдают рабочий режим – сидят в конторе с десяти до четырех.  Что-то без конца пишется, бумаги мало, потому пишут на старых бланках, каких-то формах и т.п. Марта Ганзен опять стала норвежской подданной и вместе с Ингвардом едет в Норвегию. Возможно, Женни Ивановна поедет с ними. Никто из иностранцев не хочет здесь оставаться на зиму. И Анвик тоже. Многие другие, кто теперь тоже превратился в иностранцев – латыши, эстонцы, финны тоже уедут, как только начнется их эвакуация…  < > Бориса сослали на год принудительных работ в Соловки. А.Е. Попов сослан в Енасук. Дессин в Архангельске.

Однако довольно, нужно же моему письму где-то кончиться. Надеюсь, ты простишь меня за то, что я так задержался с письмом, когда прочтешь этот подробный отчет. Со слов Жоли  я понял, что ты намереваешься приехать сюда, вот тогда мы с тобой и поговорим об остальных оставшихся, ведь еще так много хочется рассказать. Сердечный привет тебе и жене ото всех ваших. Жена тоже шлет вам сердечный привет.

***********************

Alexander Luehrs an Alexander Brown.

Haarlem, den 24.September 1920.

Zomerluststraat 20.

Lieber Sascha!

Mit grosser Erwartung Spannung sah ich direkten Nachrichten von dir entgegen, danke dir herzlich fuer die ausfuehrlichen Mitteilungen, die du mir nun zukommen liessest. In erster Beziehung lass dich die Deinigen aufrichtig beglueckwuenschen,dass es Euch gelungen ist, gluecklich aus Archangel zu entkommen& sich wieder vollauf als freie ungebundene Menschen zu fuehlen, ledig des Druckes der Depression, die unentwegt auf einem Jeden lasten, der die unvergleichlichen Segnungen des Sowjet-Regimes auf sich zu spueren bekommen hat. Ich kann mir so recht vorstellen,  wie lichter der Ausblick um Euch mit jeder Stunde wurde, ja mehr Ihr Euch vom heimatlichen Gestade entferntet, erging es uns doch ebenso sahen wir uns foermlich wie in eine andere Welt versetzt, als wir nach unserer gefahrvollen beschwerlichen Reise mit dem Eisbrecher unseren Fuss wieder auf feste Erde setzen uns inmitten wohlgeordneter  Verhaeltnisse Lebensbedingungen nach einer Reise von entbehrungsreichen Jahren Befanden. Ja, ich kann nur von Glueck sprechen, dass es mir damals, sozusagen in der Zwoelften Stunde, gelang, gluecklich aus Archangel egzukommen& wohlbehalten meiner Familie sich hier anzuschliessen; haette ich damals die sich bietende Gelegenheit nicht  Wahrgenommen, wer weiss, wo man jetzt waere, den Menigen dort haette ich aber Schwerlich von welchem Nutzen sein koennen, vielleicht eher noch das Gegenteil! Das Herz krampft sich Einem zusammen, wenn man bedenkt, was man dort nicht alles ueber Sich ergehen lassen muss an Bedrueckungen, Beleidigungen Entbehrungen, und wie  wird noch der lange kalte Winter zu ueberstehen sein der immer sich verschaerfende Nahrungsmangel. Es kann ja nicht anders, dass diese Zustaende sich nicht ewig halten koennen frueher oder spaeter brechen sich die Halunken den Hals, aber wie viele Opfer Warden sie noch fordern, bis es so weit ist. Nichts als Truemmer Verfall bleibt von Ihrer Herrschaft nach. Auch Archangel wird demnaechst wohl ein trauriges Bild darstellen. Wer weiss, wen mandort noch vorfindet! Es ist ja nur natuerlich, dass ein jeder, der es nur Irgendwie moeglich machen kann, bestrebt ist aus diesem Hoellenkessel herauszukommen. Fuer uns waere es ein grosses Glueck, wenn es Jenni Iwanowna in der Tag gelingen sollte, sich Martha und Ingward bei Ihrer beabsichtigten Abreise anzuschliessen, aber ich persoenlich Hege leider wenig Hoffnung, dass man der alten Dame die Verguenstigung gewaehrt, ihr einen Passierschein auszustellen. Ruhe Erholung waeren ihr aber wohl zu goennen auf ihre alten Tage. Mit Bestuerzung und Schrecken habe ich die Kunde von den Erschiessungen vernommen. Die in letzten Zeit sich in Archangel zugetragen haben, wie niederschmetternd was es zu erfahren, Dass unsern alten Kameraden Walter Paetz dies unheilfolle Schicksal auch ereilt hat, sowie andere Bekannte wie С.С.Александровъ, М.К. Кыркаловъ (?),dass Adja auch arretiert wurde, erfuellt mich mit Unruhe. Hoffentlich ist es den Bemuehungen der Schauspieler doch gelungen, ihn wieder frei Zu bekommen. Dass Drichell Testoff  unbehelligt geblieben sind& Pisljak& Smirnow glimpflich Abgekommen sin dist wenigstens gut, hoffentlich setzt man auch keinem von ihnen in der Folge Nach. Dass unser Komptoir in kuerzester Frist zu raeumen war& dass alle Buecher und dergl. Abzuliefern waren, darauf musste man sich natuerlich schon gefasst machen, hoffentlich Bleiben aber die Dokumente, die ihr versucht habt aufzugeben(?), bewahrt(?) kommen Demnaechst wieder zu Diensten. Es thut mir bis(?) jetzt aber leid, dass ich die (? (?) von unserem Maimax Grundbesitz, die ich am Tage meiner Abfahrt noch in der Hand hatte, doch nicht mitnahm& sie Adja (?) ueberliess (?); es ist jedenfalls eines der wichtisten Dokumente, deren wir spaeterhin beduerfen warden, hoffentlich bleibt es erhalten (?). Was die Rossija Agentur anbetrifft so ersehe ich dass Du alle Dokumente nebst Abrechnung an den ПожарноСтраховойотделъ, dem (?) vosteht, abgeliefert hast und danke Dir fuer Zusendung Einer Kopie der Aufstellung. Fuer unseren Brandschaden (?) in 1919 ist e suns gelungen, Von den 2 englischen Versicherungsgesellschaften vorlaeufig a Conto (?) Entschaedigung Z 8000, zu bekommen.Nach London werde ich demnaechst wohl herueber,&wird es mit Dir noch ueber so manches zu sprechen zu beratschlagen sein. Von E.M. Co freute es mich Deinen Bericht ueber Luhde& die Onega Muehle, den Du ihnen gegeben hast, zu empfangen: dass Luhde nicht bei infolge der Umwaelzung gelitten hat, mich mit grosser Genug-Tuung erfuellt. Mit den besten Gruessen an Florence Christianowna Familie von meiner Frau und mir, ebebnso an dich Selbst, verbleibe dir stets zugetan,

Dein A.E.Luehrs.

Перевод

Александр Люрс — Александру Броуну.

Haarlem, 24.сентября.1920г.

Zomerluststraat 20.

Дорогой Саша!

С большим нетерпением я ожидал от тебя непосредственных известий, и благодарен тебе за подробные, обстоятельные сообщения, которые ты мне прислал. Во первых, я искренне счастлив поздравить тебя и твоих близких с тем, что вам всё же удалось благополучно вырваться из Архангельска и вы вновь чувствуете себя вполне свободными и вольными, не связанными ничем, людьми, свободными от давления и депрессий, которые неуклонно тяготеют над каждым, кто на себе ощутил жестокие репрессии Советского режима. Я хорошо могу себе представить, как с каждой минутой светлее и светлее становился ваш взгляд, чем дальше от вас удалялся родной Берег! Это же пришлось пережить и нам, когда после опасного и трудного путешествия мы ступили на твёрдую землю. После ряда полных лишений лет почувствовали себя, наконец, в нормальной обстановке. Да, я могу говорить только о счастье, потому что мне тогда, так сказать, в последнюю минуту, удалось уехать из Архангельска целым и невредимым и присоединиться здесь к моей семье. Как бы я чувствовал себя в то время, не представься тогда удобный случай. Кто знает, где был бы я сейчас, вряд ли мог бы быть полезным моим близким там, возможно, даже наоборот! Сердце сжимается, если подумать, что там не все смогут терпеливо сносить гнёт и притеснения, оскорбления и лишения, и как ещё переживут долгую, холодную зиму, которая обостряется дефицитом питания. Невозможно думать, что эти порядки могут держаться вечно, и раньше или позже эти мерзавцы не свернут себе шею. Но как много жертв потребуют они ещё, до каких пор! Ничего кроме развалин и разрушения не остаётся после их власти. И Архангельск, вероятно, также в скором времени будет представлять собой печальную картину. Кто знает, кого там ещё объявят врагом! Конечно, каждый, кто только мог иметь какую-нибудь возможность, постарается уехать из этого ада, из этой преисподней! Для нас было бы великим счастьем, если бы Женни Ивановне удалось (?)…, а Марта и Ингвард присоединились бы к их предполагаемому отъезду. Но я лично, к сожалению, питаю мало надежды, что старым дамам удовлетворят их просьбу и выдадут пропуск на выезд. Покой и отдых были бы для них самым радостным в их старости. С замешательством и ужасом слушал я известие о различных расстрелах, которые имели место в последнее время в Архангельске. Каким потрясением для меня было узнать, что нашего старого друга Вальтера Пец настигла смерть, также как, и других знакомых С.С.Александрова, М.К.Кыркалова, что арестовали Адю. Чувствую себя неспокойно! Надеюсь, что стараниями актёров его удалось всё же освободить, что Дрихеля и Тестова оставили в покое, что у Писляка и Смирнова всё обошлось сравнительно благополучно, с наименьшими потерями. Надеюсь, никто не ставит им в упрёк, что наш офис был освобождён в самый кратчайший срок, что все книги и т.п. были сданы. И всё же нужно быть готовым к чему-либо неприятному! Но, надеюсь, остались документы, которые вы попытались сохранить и которые в скором времени будут использованы для дела. До настоящего времени очень сожалею, что я ещё в день своего отъезда держал их в руках, и всё же не взял с собой, отдал их Аде. Сбережёт ли?! Это, во всяком случае, одни из самых важных документов, в которых мы впоследствии будем нуждаться. Надеюсь, сохранятся! Что касается российского агентства, я усматриваю, что ты все документы вместе с отчётом передал Пожарно-страховому обществу, и благодарю тебя за присылку копии сметы. По нашим убыткам от пожара …?… в 1919 году нам удалось предварительно получить компенсацию в счёт возмещения убытков в сумме 8000 фунтов стерлингов от 2-х английских страховых компаний по договору. По-видимому, в скором времени я приеду в Лондон, о многом с тобой ещё поговорим, многое обсудим. Меня порадовало твоё сообщение о «Луде» и Онежском лесопильном заводе, которое ты передал…?…, что «Луда» не пострадала вследствие переворота, это наполняет меня большим удовлетворением. С наилучшими пожеланиями к Флоренсии Христиановне и семье от моей жены и меня, а также к тебе лично.

Остаюсь верным тебе в делах. Твой А.Люрс.

**********************

Alexander Luehrs an Alexander Brown.

d.10ten Dezember 1920

Lieber Sascha!

Ergreife heute die Feder, um Dir der verehrten Florence Christianovna Meine meiner Frau aufrichtigste waermste Gratulation zu Eurem Silberhoch zeitstage entgegenzubringen, mit dem zuversichtlichen herzlichen Wunsche, dass es Euch beschieden sein moege, noch weitere 25 Jahre in dem Selben treuen Einvernehmen derselben festen Zuneigung wie bisher, Euren Lebenspfard zu wandeln, umgeben von Liebe Glueck Eurer Kinder.

Es ist ja Wohl nicht zu verdenken, dass Ihr dieses schoene Familienfest doch mit einer Gewissen Wehmut begeben werdet in dem Bewusstsein, Deinem gewohnten Wirkungskreis entrissen zu sein, aber wollen wir hoffen auf Gott vertrauen, dass diese Wendung des Geschickes nur eine Voruebergehende sei wir demnaechst wieder nach unserer alten Vaterstadt zurueckkehren

koennen, um mit frischer Kraft neuem Eifer unsere unterbrochene Arbeit wieder aufzunehmen.

Im Namen unseres Maimax Unternehmens bitte ich Dich, den Dir vor 2 Tagen Ueberwiesenen Betrag als Festgabe&zugleich als kleines Memento Deiner Langjaehrigen Thaetigkeit im Maimax, resp.Scholtz’schen Geschaeft, die ueber 30 Jahre inausreicht,entgegenzunehmen/ Es waere vielleicht mehr

am Platz, Dir anlaesslich dieser Begebenheiten entsprechende Wertsachen darzubieten, aber in Anbetracht der gegenwaertigen Umstaende bin ich so frei, Dir die Gaben in dieser Form zu ueberreichen.

Es war schon mehrfach die Rede davon in Archangel zwischen Adja mir, Dir angesichts Deines Juebilaeums uns erkenntlich zu zeigen, finde ich die jetzige Gelegenheit als zutreffend passend, um sie zur Ausfuehrung zu bringen. Nochmals Euch viel, viel Glueck& Freude nebst bestem Wohlergehen auf Eurem ferneren Lebenswege zur goldenen Hochzeit wuenschend, verbleibe ich mit herzlichem Gruss in alter Freundschaft und Zuneigung.

Dein alter Mitarbeiter Kamerad A.E.Luehrs.

Dem Geburtstagskinde herzlichen Glueckwunsch!

ПЕРЕВОД:

 

Александр Люрс — Александру Броуну.
10 декабря 1920года.
Дорогой Саша!
Берусь сегодня за перо, чтобы передать тебе и твоей многоуважаемой Флоренсии  Христиановне от себя и моей жены самые искренние, самые тёплые поздравления с Вашей Серебряной свадьбой, с самым сердечным пожеланием, чтобы Вам было суждено идти рядом вашим жизненным путём ещё последующие 25 лет в таком же добром согласии и в такой же преданности друг к другу, как до сих пор, окружённых любовью и счастьем ваших детей.
Пожалуй, некого винить, что Вам приходится праздновать этот прекрасный семейный праздник с определённым чувством горечи, сознавая, что ты оказался вырванным из своего привычного круга деятельности. Но мы с надеждой доверимся Богу, чтобы этот поворот судьбы оказался временным и мы, в скором времени, сможем опять вернуться в наш старый город, чтобы со свежими силами и новым усердием возобновить нашу прерванную работу.
От имени нашего Маймаксанского предприятия  с глубоким уважением я прошу тебя принять переведённую тебе два дня назад сумму как праздничный подарок, равноценно как небольшое напоминание о твоей долголетней деятельности в Маймаксанском предприятии Шольтца, которое процветало более 30-ти лет.  Было бы более уместно предложить тебе по поводу этого события другие ценности, но, принимая во внимание настоящие обстоятельства, я вынужден преподнести тебе подарки в такой форме. В Архангельске уже неоднократно был разговор об этом между мной и Адей, как проявить свою благодарность тебе в связи с твоим Юбилеем. Я нахожу теперешний повод, как походящий, чтобы её исполнить.
Ещё раз желаю Вам много счастья и благополучия на Вашем дальнейшем жизненном пути к Золотой Свадьбе. Остаюсь с наилучшими пожеланиями в искренней верной дружбе и расположении.
Твой коллега и друг А.Е.Люрс.
Поздравляем с лнем рождения ребенка!

********************

Alexander Brown an Alexander Luehrs.

24. Dezember 1920.

37 Queens Road. Beckenham. Kent. London S.E.

Lieber Sanja!

Deine Zeilen vom 8ten& 10ten Dez. Habe ich seiner Zeit richtig erhalten bringe Dir und deiner lieben Frau in eigenem wie im Namen meiner Frau den herzlichsten Dank fuer Eure Tiefe Anteilnahme an unserem vielfachen Jubilaeumsfeste, in Sonderheit an dem Silberhochzeitfeste, fuer alle Eure Glueckwuensche und treuen Zusprueche zu demselben. Empfange auch meinen tiefen Dank fuer die Jubilaeumsgabe von £ 100  in der Anweisung аuf Foy Morgan& Co anlaesslich meines Festes und meines langjaehrigen Dienstes bei der Maimax Mill Co.  Du hast ganz recht, dass uns am grossen Festtage Wemut (sic!) Beschleichen musste, lebt man doch jetzt in ungewissen Verhaeltnissen,  ohne Arbeit und recht ziellos und die Aussichten auf Veraenderung oder Besserung der Lage  sind so gering, unwillkuerlich gedenk man der fruehern Taetigkeit, der man entrissen, der lieben trauten Vaterstadt dort weit im Norden, in der man aufgewachsen& das Feld der Taetigkeit gefunden hat, und all der lieben, guten Freunde, die in frohen und traurigen Stunden um Einen waren und nun in Not7 Drangsal ihr Leben fristen!! Doch murren soll man nicht, wenn e sanders gekommen, wie man gewuenscht und gehofft, — ts ist so viel des Leides um uns her, so Mancher verlor alles u. kam mit dem nackten Leben knapp davon, dass man Gott danken muss, dass man gesund u. wohlbehalten in wohlgestalten Verhaeltnissen mit seinen Kindern vereint leben kann! Es wurde uns auch vo allen Seiten so viel liebe Aufmerksamkeit u. Teilnahme gebracht, so viele gute Freunde der Heimatstadt suchten uns auf, dass man wirklich sich in das fruehere Leben versetzt glauben konnte. Dir sage ich noch ausdruecklich Dank fuer die zuversichtlichen Worte, mit denen Du mich ueber die wiederaufzunehmende Arbeit in unserem alten Geschaefte,  so Gott will nicht all zu fern — begruesstest! — Unsere Wohnung ist recht nett, 5 Zimmer, Kueche, Wanne& scullery,  doch, wie ueberall, kalt& froren wir tuechtig gerade in den ersten Tagen nach Unserem Umzuge, wo die Witterung recht kalt war. An unserum Silberhochzeitstage war es ganz Wintermaessig mit Schnee und Frost, — als ob die alte Yeimat uns einen Gruss bot. Und heute Schreiben wir schon den 24.Dezember, Weihnachtsabend, erlaube mir deshalb, Dir und Alma Willimonowna die besten Glueckwuensche zu diesem hohen Feste darzubringen,  moeget Ihr es froh heiter im Kreise Eurer Kinderschar u. der heimgekehrten Mutter verbringen, moege aber das neue Jahr uns Alle wieder in unserer alten Heimat, in guten, geordneten Verhaeltnissen vereint finden und dass ein Jeder ruhig und gesonnen seinem Berufe seiner Arbeit nachginge. In alter Treue.

Dein A.Brown

Перевод.

Александр Броун — Александру Люрсу.

24 декабря 1920 года.

37 Queens Road. Beckenham. Kent. London S.E..

Дорогой Саня!

Твои строки от 8-10 декабря я получил своевременно. Приношу тебе и твоей любимой жене от себя и от имени моей жены самую искреннюю благодарность за ваше глубокое участие в нашем юбилейном торжестве по случаю 25-летия Серебряной Свадьбы, за все Ваши поздравления и добрые советы к тому  же. Прими также мою глубочайшую благодарность за подарок к Юбилею —  100 фунтов по переводу от «Foy Morgan Co»  по случаю моего праздника и долголетней службы на » Maimax Mill Co»  (Маймаксанский лесопильный завод). Ты совершенно прав, что в большие праздники к нам невольно подкрадывается печаль (так!). Сейчас ты живёшь в неопределённых условиях, без работы, не имея цели в жизни. Перспектив на изменение или улучшения положения так ничтожно мало, что невольно вспоминаешь прежнюю деятельность, которой мы лишились, о любимом, дорогом и родном для нас городе там далеко на Севере, в котором нашли перспективное поле деятельности, и обо всём, что любили, добрых друзей, которые были рядом в радостные и горестные часы, а сейчас живут в крайней нужде. И всё же мы не должны роптать, что всё изменилось, что пришли другие времена. А радоваться и надеяться, так много страдания вокруг, иной потерял всё, но остался в живых, нужно благодарить Бога, что  здоров и невредим и можешь жить вместе со своими детьми в нормальных условиях! Так много оказывалось нам внимания и участия со всех сторон, так много добрых Друзей из родного города разыскивало нас, чтобы мы могли почувствовать себя в прежней жизни. Скажу тебе ещё сердечное спасибо за обнадёживающие слова, которыми ты меня приветствовал, о возобновлении работы на нашем прежнем  предприятии! So Gott will nicht all zu fern begruesst! — Если будет угодно Богу! Наша квартира довольно мила, 5 комнат, кухня, ванна, туалет — всё, как всегда. Мы изрядно помёрзли только в первые дни после нашего приезда, тогда погода была довольно холодная. К нашему Серебряному Юбилею погода стояла тоже по-зимнему холодная, со снегом и морозом, — как если бы наша прежняя Родина прислала нам свой привет! А сегодня мы уже пишем 24 декабря, сочельник, канун Рождества, поэтому мне разрешается принести в Дар тебе и Альме Вилимовне наилучшие сердечные поздравления с этим важным для всех нас праздником,  возможность весело и радостно провести его в кругу ваших детей и вернувшейся домой матери. Но Новый год пусть всех нас найдёт опять на нашей прежней Родине, в добрых, стабильных условиях, соединенными вместе, и чтобы каждый спокойно и плодотворно исполнял свои служебные обязанности, работал по своей специальности.

Твой верный друг А.Броун.

** Alle Briefe werden gelesen und transkribiert in modernes Deutsch Enkel AlexanderLuehrs Herr Ulf Krause, der in der Stadt Bremen lebt in Deutschland.

Все письма прочёл и переписал на современный немецкий язык внук Александра Люрса  господин Улф Краузе, проживающий в городе Бремен в Германии.

**Примечания.

1. Бабушка Улфа Краузе, жена Александра Люрса, Альма Луиза Вильгельмовна Люрс, урождённая Мейер (*18.12.1876 СПб — 26.03.1953 Гамбург).Её отец Вильгельм Иоганн (Вильгельм Вильгельмович)Мейер (*03.10.1846, Архангельск — 22.09.1911, Рига, похоронен в Арх-ске), ППГ, купец 2-ой гильдии, затем чиновник, дослужился до чина коллежского советника,германский консул (с 1885г.) В 1895 году В.В. Мейер был избран городским головой г.Архангельска, но от должности отказался, не пожелал оставить должность Германского консула. Акционер-пайщик товарищества лесопильного завода «Стелла Поларе» (1903). Захоронен на Архангельске на лютеранском кладбище (могила сохранилась).ГААО.  Ф.50.Оп.1 Д.151,231,335,391; 522 Л.21-22; 580 Л.16-16об.Его дедушка по отцовской линии Вильгельм Хуго Франц Краузе был пастором в Архангельской лютеранской церкви Св.Екатерины (1911 — 1914гг.)

2. Александр Эдуард (Александр Александрович) Люрс (*06.05.1877,Архангельск -26.08.1942, Гамбург), архангельский купец 1-ой гильдии, ППГ, Директор(с А.Ф. и А.А. Шольцами) Маймаксанского лесного товарищества (с 1901), акционер Северного пароходного общества «Котлас-Архангельск-Мурман». Член учёного комитета Архангельского отделения Санкт-Петербургского Международного коммерческого банка (1909). В 1920году уехал в Германию. Умер в эмиграции.

3. Александр Броун (12.01.1871 Архангельск- 07.11.1951.Лондон)– английский подданный, представитель страхового общества » Россия», главное представительство которого находилось в Санкт — Петербурге, в Архангельске находился его филиал. В Архангельске служил в фирмах Шольцов, Люрса, купец при фирме«Кларк и Ко». Жена Флоренция Дрихель (28.11.1873 Арх.– 21.09.1944.Лондон). Супруги с детьми в 1920 году уехали в Лондон. Дети: Герман, Флоренция, Элен, Александр, Маргарита, ЭрнестВильгельм, ЭдуардФранц.

4. Прадед Улфа Краузе, Карл Самуил (Карл Петрович) Люрс (*1840 Великий Устюг — 1894 СПб) поставил свою подпись на завещании моей двоюродной бабушки Каролины фон Дост (Фонд 68.Опись3 Д. 6407 Лист 3).

5. В письме А.Броуна речь идёт о пасторе Архангельской лютеранской церкви им. Св.Екатерины Фридрихе Барнеле (1915-1920гг.)

6. «Некто Козмин» оказался Кузьминым Николаем Николаевичем (*1883 — 1937, расстрелян), окончил Петербургский университет, большевик с 1903года.

7. Писляк Егор Кузьмич (*1877 Архангельск — ?), мещанин, начинал службу конторщиком в фирме Шольца.

8. Вальтер Андрей (Вальтер Карлович)Пец, (17.08.1874, Арх-ск – расстрелян 1920), архангельский купец 2-ой гильдии. Совладелец торгового дома «Братья Пец» и лесозавода на Хабарке.

9. Эдгар Герман (Эдгар Карлович) Пец, (*1863, Арх-ск — 1920, там же), архангельский, затем кемский купец 2-ой гильдии. В 1909г. В Архангельске с братом Вальтером (1874-1920) и племянником Адольфом Рудольфовичем(1887-1939) основал торговый дом «Братья Пец» для эксплуатации лесов внутри империи и за границей, позднее — «Амосов,Гернет и Пец». Владели лесозаводом на Хабарке (будущий лесозавод № 13).

10. «Старый Кыркалов» — Мартиниан Кузьмич (04.02.1858-31.03.1920,Арх-ск) ППГ,затем личный дворянин, архангельский купец 1-ой гильдии, кавалер орденов Св.Анны 3-ей степени и Св.Станислава 3-ей степени. Открыл (с 3января 1914г.) в Архангельске лесопромышленное товарищество «М.Кыркалов и сыновья» для разного рода торговли в Росси и за границей, предприятия по покупке и продаже для экспорта за границу лесных материалов«. Товариществу принадлежали лесозавод на правом берегу Двины в 4-х верстах от Архангельска(будущий л/завод №5 им Л.Б.Красина) и крупный л/завод в Маймаксе(будущий № 14 им.М.А.Маслова). Один из учредителей Северного торгово-промышленного банка (1918). В 1920г. был арестован и расстрелян на Мхах.

11.Починков Александр Михайлович, архангельский купец 2-ой гильдии. В 1892-1901гг. компаньон купцов М.А.Ульсена и К.К.Стампе, владельцевТоргового дома «Ульсен,Стампе и Ко». Акционер товарищества лесопильного завода <Стелла Поларе» (1903). В 1895г. с купцом А.Ф.Беляевским были избраны ассистентами городского головы В.В.Гувелякена на коронацию императора Николая II.

12.Frau Meyer, Konrad — Дженни Луиза Ивановна Мейер, урожд. Гернет жена Вильгельма Иоганна (Вильгельма Вильгельмовича) Мейера (*12.03.1853 Арх-ск — 24.03.1921 Гарлем). Конрад Феликс Мейер — их сын.

13.Адя Шольц — Адольф Адольфович Шольц, сын Адольфа Бернгарда (Адольфа Францевича) Шольца (1856-1918), основателя Товарищества Архангельского лесопильного завода, директора (с сыном Адольфом и А.А.Люрсом) Маймаксанского лесного товарищества.

14.Александр Мейер, бухгалтер — в 1937году органами НКВД было сфабриковано дело норвежского консула Виклюнда, Арнольда Адольфовича (1886 Арх-ск — ?),по которому в ночь с 22 на 23ноября и несколько позднее было арестовано более 60 северян, обвиненных в шпионаже и измене, среди жертв оказался и А.Мейер, расстрелян.

15.Егор ИвановичШергольд (1860 Ар-ск- 1921 там же), известный лесопромышленник, предприниматель, общественный деятель, архангельский купец 1-ой гильдии. В 1879 с зятем А.Ю.Сурковым основал Товарищество Архангельского пивоваренного завода, в 1881 году основал торговый дом «Сурков и Шергольд< ( с А.Ю.Сурковым и В.В.Гувелякен) для эксплуатации лесопильного завода на 6-ой версте по столичному тракту (3-ий лесозавод)… Гласный Архангельской городской думы, почётный мировой судья Архангельской губернии, член Совета евангелического общества при лютеранской церкви Св.Екатерины (немецкой кирхе), председатель правления Союза лесопромышленников (1917-1920).Борис Егорович Шергольд (1885- 28.08.1938), бухгалтер. Был арестован в 1937году и расстрелян по делу т.н. Виклюнда.

16.Беляевский Яков Андреевич (1858 -?), крупный предприниматель, архангельский купец 1-ой гильдии, ППГ (с1905). Торговому делу обучался в Англии, установил деловые торговые связи с банкирским домом Ротшильдов. В 1885году вместе с отцом, Андреем Филипповичем, торговый дом под фирмой «А. и Я.Беляевские», занимавшейся торговлей хлебом, экспортом смолы и скипидара. С банкиром М.А.Криличевским и купцом Ф.Линдесом основал Северное пароходное общество «Котлас-Архангельск -Мурман». В 1910году пожертвовал 20 000рублей на стипендии ученикам губернской (Ломоносовской) гимназии (по 100рублей в год). В 1911году с купцом Э.Ф.Линдесом основал «Товарищество Северных смолоторговцев» сроком на 5лет. В течение 15лет возглавлял правление компании «Северное речное пароходство». В августе 1918году стал одним из учредителей (с купцами И.Е.Володиным, М.А.Ульсеном и А.С.Чудиновым) нового Северного торгово-промышленного банка с уставным капиталом 5.0 миллионов рублей. Вместе с М.А.Ульсеном стали директорами акционерного общества «Северо-Океан». Летом 1920годабыл арестован и более трёх месяцев провёл в губернской тюрьме. В 1920году служил в конторе архангельского отделения Внешторга. В 1922году по направлению Губчека выехал в Англию (в Лондон) для налаживания внешней торговли. В Россию не вернулся. Дальнейшая судьба его неизвестна.

17.Мартин Абрам (Мартин Абрамович)Ульсен (18.09.1850 Тронхейм,Норвегия -1924, Лондон), архангельский купец 1-ой гильдии. В 1876году приехал в Россию из г.Вардё, принял российское подданство. Работал на лесозаводе Русановых. В 1881году с купцами К.К.Стампе и А.М.Починковым открыли в Архангельске торговый дом «Ульсен, Стампе и Ко»; в 1899году компаньоны основали полное «Товарищество лесопильного завода Ульсен,Стампеи Ко» Лесозавод находился в Соломбале в бывшем Лесном адмиралтействе. Владел также лесопильным заводом на о.Бревенник и в Маймаксе. В 1900году с купцами Пецем и А.Ф.Шольцем основал Товарищество Архангельского лесопильного завода в Маймаксе. В 1903году с Р.К.Пецем и Д.И.Вальневымоткрыл товарищество лесопильного завода «Стелла Поларе». Учредитель Северного торгово-промышленного банка (с 1918г.). Гласный Архангельской городскойдумы, председатель правления Союза лесопромышленников (1906-1917гг.). С 1917года член Архангельского губернского торгово-промышленного союза. В 1920 году был арестован с А.Я.Беляевским, как директор компании «Северо-Океан». Через три месяца был выпущен. Работал в Архангельском отделении Внешторга экспертом -специалистом по лесному делу. В январе 1922года выехал в Лондон для расширения экспортных сделок, где и умер через два года.

18.Анатолий Эмильевич (1893 — ?.10.1938) и Виктор Эмильевич (13.09.1900 — 13.10.1938) Бронтигаймы, принадлежали к Архангельскому купеческому роду, известному с ХIХ века, выходцы из г. Мемеля (Клайпеда,Литва). Были арестованы по делу Виклюнда и расстреляны.

19.Владимир Петрович Витт (23.03.1873 -п.1920), ППГ, надворный советник, инженер-строитель, и.о.архитектора г.Архангельска (1901-1917). Имел вАрхангельске кирпичный завод. В 1911году совместно с архитектором Максом Арнольдовичем Бальдингером открыл полное товарищество «Строительная контора В.Витт и М.Бальдингер» для производства работ по всем отраслям строительного искусства, для разработки проектов, смет и планов, для надзора и руководства за этими работами». В 1913году в Архангельске основал с Э.Ф.Линдесом Архангельское лесопромышленное товарищество » Витт и Ко» (на вере) для «покупки и разработки лесных материалов». В 1920году был арестован. Умер в эмиграции. Двух его сыновей Бориса (05.09.1902 — 1937) и Георга (Георгия) Ганса (16.01.1908 — 1937) арестовали в 1937году по т.н. «делу Виклюнда» и расстреляли.

20.Арнольд Адольфович Виклюнд (01.08.1886 Арх-ск — ?), из архангельского купеческого рода, известного с ХIХвека, выходцы из Норвегии (Г.Тромсё). Норвежский дипломат, секретарь консульства Норвегии в Архангельске (с янв.1925года), затем вице-консул, а с 22.04.1937г. по 11.05.1938г. консул Норвегии в Архангельске. В 1937году органами НКВД сфабриковано т.н. «дело норвежского консула Виклюнда», по которому было арестовано более 60-ти северян, обвиненных в шпионаже и измене Родине. Среди жертв оказались: Бурков И.И.;В. и Г.Витт, Э.Гернет,Г.Гувелякен, Е.А.и И.В.Жилинские, В. и А.Лейцингер, А.Мейер, Э.Б.Пец, М.М.Ульсен,Б.Е.Шергольд и другие.Сам А.Виклюнд покинул Архангельск в мае 1938года.

21.Сергей Семёнович Александров (1859- 1920), архангельский мещанский род, известный с ХV111 в., выходцы из экономических крестьян Холмогорского архиерейского дома. Последний городской голова Архангельска (кон.1919 — февр.1920). Архангельский торговец, затем чиновник. Коллежский асессор. Заведующий отделом продовольствия Архангельской городской думы. Член Архангельской городской думы. В 1913году в Архангельске, в Соломбале, с братом Александром основал торговый дом «Братья Александровы». Владелец торгово-промышленного предприятия булочных и кондитерских изделий и завода искусственных, минеральных и фруктовых вод. После восстановления советской власти в Архангельске (февраль 1920) был арестован и по решению Архгубчека расстрелян.

22.ИнгвардОле Ганзен (Hansen)(13.10.1889 — ?), сын норвежского подданного, шкипера, уроженца г.Гаммерфест. Его сестра Марта-Мария (1886- 1969) — последняя учительница Немецко-евангелического училища Св.Екатерины в Архангельске.

 


Комментариев: 5 to “Письма из Прошлого — 1920 год.”

  1. Мария:

    Жанна, здравствуйте!
    Меня зовут Мария Серобабина, мне 30 лет и я проживаю в Москве. Что же меня связывает с Архангельском и событиями, описываемыми в этих письмах? Александров Сергей Семенович, упомянутый в письмах, который являлся Городской главой Архангельска в 1919-1920 гг., был двоюродным братом мой прапрабабушки — Татьяны Семеновны Братухиной. Мне очень мало известна эта сторона истории моей семьи, но от моей бабушки остались старые фотографии, сделанные в Архангельске, в том числе есть фотография Александрова С.С. со своей женой и дочерью. К моему глубочайшему сожалению, мои родственники, которые могли бы пролить свет на эту часть моих корней, ушли из жизни, когда я была совсем еще девочка и это было мне не интересно.
    Я благодарю Вас за возможность стать ближе к своим предкам! Огромное спасибо Вам за Ваш труд!

    С глубочайшим уважением, Мария Серобабина.

  2. Галина:

    Евгений Петрович! Присоединяюсь к читателям вашего сайта. Огромный, благороднейший труд по культивированию «корня бессмертия». Вы счастливый человек. Потому что с Вами непрерывность времён». Подавляющее большинство нашей страны сказать о себе этого не могут. Успехов, здоровья.

  3. So much excellent information on here. I discovered it on google.

  4. I am appreciating it greatly! Shopping ahead to another superb page. Fantastic luck to the Author! Most of the greatest.

  5. Kudos for posting such a useful weblog. Your website isn’t only informative but also very artistic too. There tend to be very couple of people who can write not so simple articles that creatively. Carry on the good writing !!

Оставить комментарий