Род Шнакенбург в России.

Все мы случайные прохожие,

Но наши встречи не случайны!

И нам порой на бездорожии

Горит огонь необычайный.

Мод Гофман.

Ж.А.Паршева

Предисловие

Занимаясь исследованием родословной своей семьи, я и предположить не могла, сколько тайн и загадок хранит она. Я узнала семейное предание о романтической любви моего прадеда по материнской линии, Шенкурского крестьянина, Коробицына Ивана Ильина, к цыганской девушке Мариуле, дочери цыганского барона. О загадочном исчезновении Ирины Коробицыной, дочери Митро Ивановича Коробицына, брата отца моей мамы, Коробицына Стефана (Степана) Ивановича. По рассказам мамы, Коробицыной Нины Степановны, Ирина была очень красива, стала балериной, танцевала  в Большом театре в Москве. В её судьбе принимал участие Михаил Иванович Калинин, Российский староста,  помог  получить квартиру в Москве. Затем она куда-то бесследно исчезла. Эта тайна ушла вместе с ней неразгаданной.

И уж совсем неожиданно, моя бабушка Юля, Юлия Келестиновна, урожденная Козмина, вышла вторым браком за немца Адольфа Христиана Эмиля фон Шнакенбург.

Адольф Христиан Эмиль фон Шнакенбург 1912-13гг.

В последние годы своей жизни мама часто вспоминала дядю Адольфа: высокий, красивый, с окладистой, аккуратно подстриженной, бородой, очень добрый, но строгий человек. Часто заходил в детскую, играл с детьми, но никогда не наказывал за детские шалости. Однажды они развели костер в детской,   но даже в этом случае он обошелся  только серьёзным  разговором. К сожалению, она совершенно забыла его фамилию. Вернее помнила, но с искажением «Шнакенбрук». И неудивительно! Столько лет молчания.

Всё это озадачило меня, ранее никогда не слышала ни от кого такой фамилии. И естественно, об этом человеке. Я не могла понять, каким образом он появился в Архангельске. Тогда ещё, к своему стыду, я ничего не знала о «Немецкой слободе». Тем более, не знала о таком родстве. Сплошные загадки!

Обращалась к своим коллегам, которые тоже занимались изучением и составлением  родословий немецких фамилий (их предки, в основном, были купеческого звания). Но, никто о такой фамилии не слышал.

И вот однажды, ещё в начале своих поисков, в метрической книге за 1909 год нашла выписку о крещении младенца, Коробицына Келестина Степановича, моего дяди. Восприемниками при крещении в Шенкурском соборе были указаны: «Санкт- Петербургский купец 1–ой гильдии Дмитрий Павлов Крутов (кто? – опять загадка) и жена старшего надзирателя Архангельского Акцизного управления, коллежского асессора Адольфа Христианова фон Шнакенбург, Юлия Келестиновна Шнакенбург».

Далее  обратилась за помощью в Государственный Архив Архангельской области, к Санакиной Татьяне Анатольевне. Из Архива  получила послужной список (неполный) и свидетельство о смерти Адольфа Христианова фон Шнакенбург.  Он умер в Архангельске 24 февраля 1918 года, диагноз – туберкулёз легких. И захоронен был здесь же на Лютеранском кладбище.

Начало было положено, а дальше информация нашла меня сама в Памятных книгах по Архангельской губернии, в Адрес- календарях. Но, мне хотелось знать больше и не только о нём лично, а вообще о предках по этой линии. Помог случай! Как-то на глаза попался сборник «Немцы и русский Север». Прочла статью Шумилова Николая Алексеевича, в то время директор Государственного Архива Архангельской области, а в конце статьи сноска, что в Гамбурге  жил некто – “господин Генрих Мейер-фон Эльц, ныне покойный, который занимался изучением и составлением родословных немецких семей, проживавших в Архангельске».

Подумала, что после смерти господина Генриха  Мейера- фон Эльца должен остаться архив и, если его родственники люди добрые и отзывчивые, они обязательно  помогут мне. Но, надо было ещё найти их! Написала письмо в Красный Крест Германии, с просьбой помочь разыскать родственников господина Мейера- фон Эльца. Это произошло в феврале 2001 года.

И что же, из Германии пришёл ответ. Господин Мейер- фон Эльц оказался жив и здоров. Он ответил мне, мы стали переписываться. Подружились! Для чего мне пришлось заново учить немецкий язык, так как мой друг не знал русского, его  увезли из России в семилетнем возрасте, а я не знала немецкого.

Господин Мейер-фон Эльц знал о такой фамилии и даже был хорошо знаком со старшим сыном Адольфа Эмиля фон Шнакенбург от первого брака, Гугеном Адольфом фон Шнакенбург(*1885 СПб — + Гамбург?). Их знакомство продолжалось до 1939 года.

Господин Мейер-фон Эльц прислал достаточно много документов по родословиям семей, проживавших в «Немецкой слободе» города Архангельска (Люрс, Линдес, Штоп, Шольц, Ван Бринен и другие). А также для меня выписку из немецкой родословной книги (Deutsches Geschlechterbuch, Band 79, Leipzig, 1933 года издания) со своими пометками, относящимися к роду Адольфа Христиана Эмиля фон Шнакенбург.

Огромная благодарность ему за помощь и сотрудничество. К великому сожалению

Мой друг Генрих Мейер фон Ельц ушёл в мир иной 01.04.2006года. Светлая ему память!

Жанна Паршева.  СПб.   2008 год.

РОД    ШНАКЕНБУРГ    В  РОССИИ.

«Все мы живые памятники тем

кто утрачен»

Существование Немецкой слободы в России, в Москве, Санкт-Петербурге (Немецкая слободка), Архангельске, и её формирование нельзя считать случайностью. Оно было обусловлено в первую очередь внешней торговлей, в которой Россия всегда была заинтересована.

Голландцы, англичане, германцы, скандинавы, а это были молодые, энергичные и предприимчивые люди, отправлялись в неизведанные миры искать удачу и счастье. Многих это привело в Россию, для проживания в которой для них были более чем благоприятные условия. Несметные  естественные богатства: громадные водные пространства, неисчислимые рыбные богатства, роскошные леса, отсутствие российских конкурентов и льготы, которыми долго пользовались иностранцы, иногда в прямой ущерб коренному русскому купечеству, —  всё это создавало благоприятный климат для торгового бизнеса.

Не исключением оказался и Людвиг Вильгельм Шнакенбург, который в 1807 году в возрасте 22-х лет приехал в Россию, обосновался в Риге. В этом же году принял подданство России и был записан в купечество (Дело о приёме в подданство России и записи в купечество, год1807, РГАЛИ фонд13 опись1 Д636).

Людвиг Вильгельм Шнакенбург родился 22.03.1785 года в Гамбурге в купеческой семье, германской национальности, римско-католического вероисповедания. Приехал в Россию уже, будучи купцом, старостой купеческой гильдии в Гамбурге. Стал основателем династии, родоначальником рода, её прибалтийской ветви, в России (представитель рода в Х поколении известного нам).

В основе происхождения фамилии лежит название местности Шнакенбург. (*Шнакенбург – небольшой городок на севере Германии, на границе с Польшей).

В документах Немецкой государственной библиотеки в Лейпциге многократно упоминается этот древний знатный род. Имеет свой собственный герб с последующими объяснениями: в серебре на зеленой горе красная крепость (замок) с двумя золотыми крестами, укреплёнными на остроконечных башнях, вокруг которых переплетаются кольцами две, устремлённые наружу, чёрные змеи с красными языками и золотыми зубами; на красно-серебрянном  шлеме с таким же основанием замок со змеями герба.

По достоверным сведениям родоначальник рода принадлежал к членам магистрата Нойруппина. Согласно данным по ”Летописи Фельдманншена” при магистрате Нойруппина (предместье Бранденбурга на Эльбе) начало роду положил Ахим Шнакенбург, домовладелец Нойруппина, дата рождения которого неизвестна. Дата смерти указывается около 1532,1541гг. Это представитель рода в девятой ветви, упоминается в древней рукописи «diplomatikus Branderburgensis”, продолжателем рода, потомком которого и является Людвиг Вильгельм Шнакенбург (* 22.03.1785, Гамбург — + 19.10.1856, Рига).

31.01.1808 года  в Риге он женился на Каролине Фредерике Людвиг (Ludwigh), дочери Христиана Энгельбрехта Людвиг,  нотариуса Рижской городской нотариальной конторы.

В начале Х1Х века главным направлением внешней политики России была борьба с наполеоновской Францией. К этому времени значительная часть Европы была оккупирована французскими войсками. В 1811году противоречия между Россией и Францией резко обострились, купцы и дворяне требовали отказа от континентальной блокады и тайно торговали с Англией. Это было вызовом Наполеону! И 12(24) июня 1812года началась Отечественная война, это была национально-освободительская война России против агрессии Франции. В начале 1812года Наполеон заключил с Австрией и Пруссией военные соглашения, по которым последние выставляли вспомогательные корпуса, за что им были обещаны, принадлежащие России: Прибалтика, Волынь.

Время было тяжёлое и непредсказуемое!  Поэтому, перед началом войны 1812 года, семья перебралась в Санкт-Петербург.  К тому времени в семье уже было двое маленьких детей, и жена ждала третьего ребёнка. В Санкт-Петербурге у Людвига Вильгельма родилось двое сыновей: Валентин Вильгельм (*13.10.1812), умер в младенчестве;  Фридрих Вильгельм (* 09.04.1814),  который впоследствии стал доктором медицинских наук.

После войны семья вернулась в Ригу. В семье Людвига Вильгельма Шнакенбурга было 12 детей, в живых осталось шестеро, все они служили в разных сферах деятельности на благо России.

Старший сын Христиан Людвиг, представитель рода в 11-ом  поколении, родился в Риге 24.12.1809 года.

В звании полковника царской русской армии служил в Санкт-Петербурге в Главном управлении путей сообщения и публичных зданий, департамент путей сообщения – инженерный корпус. Курировал Архангельскую, Новгородскую и Олонецкую губернии. В 1856году Христиан Людвиг был занесён в Санкт-Петербургский губернский дворянский реестр (РГАЛИ Ф200 оп.1 ч.1 Д1996 Л.3 год 1883).

В сентябре 1836 года производил освидетельствование наплавного моста через реку Кузнечиха в Архангельске. В то время он ещё был в должности майора Департамента путей сообщения Санкт-Петербурга (ГААО, Ф.37Оп.1 Д.74 Л.35,35 об.).

Здесь же в Архангельске он встретил свою будущую жену. Девушку звали Эмилия фон Достъ (* Архангельск 26.04.1815г. — +Рига, Пернау 28.03.1893г.). Она была дочерью военного врача (полкового лекаря), старшего ординатора военного госпиталя, его основателя в Архангельске, уроженца  города Мекленбурга, Георга Людвига фон Достъ.  Георг Людвиг фон Достъ (*1772– +1839Арх-ск)  приехал в Архангельск в 1802году по приглашению царским правительством  докторов для Русской армии (ГААО Ф.37.Оп.1 Д.74 Л.35об.).  В 1819году при Высочайшем посещении императором Александром 1 города Архангельска Георг Людвиг фон Достъ, штаб-лекарь, был награждён бриллиантовым перстнем.

Жена статского советника Георга Людвига фон Дост Елизавета Романова фон Дост, geborene von Scheel, (ГААО Ф201 т2 Д1937а)

Фридрих Вильгельм (*9.04.1814,- 11.01.1878,Рига), доктор медицинских наук, проживал в Риге, холост.

Георг Эрнст Эмиль (*15.05.1811, Гамбург – 11.11.1869, Москва), купец, был женат на русской, жил в Москве;

Конрад Эдмунд Генрих (*09.11.1820,Рига -25.03.1894,Рига), купец, староста крупной купеческой гильдии, владелец типо-литографии в Риге и Дерпте (Тарту-Юрьев, город основан в Х1веке Ярославом Мудрым.).

Здесь печатались: «Культурно-географический сборник Европа. Часть1-я, 1909г. 184стр. мягкая издательская обложка. Энциклопедический формат; «Одесский вестник»; «Родовое начало» вып.1-5 (Царевский А.С. профессор,  прот. Юрьев: тип. Шнакенбург, 1904 620стр.; «Исторический взгляд на род Голицыных  — С.Дерюжинский. История возникновения больницы. Тип.Шнакенбурга. 1914-129стр. Картонный переплёт. Обычный формат; Гримм Д.Д. “Видимая законность и скрытое усмотрение” (отд. оттиск из журнала «Вестник Европы», 1913г.).  Благодарность учителю Юрьевского университета. 1901г.

Юрьев, типография Шнакенбурга.1908г. Шаланд Л.А. «Свобода слова в Английском парламенте»; «Русское государственное право» Битов; Т.Граф// Толстой в литературе и искусстве.1903год.

Content.mail.ru/arch/21385/1746828.htm    Москва

Бернгард Гуген (*04.1.1825,Рига – 05.12.1895, Рига), купец, староста крупной  купеческой гильдии, Вюртембергский консул в России (Рига), владелец кофейного дома в Риге.

Агнесс Аида (* 02.06.1818, Рига — +21.0 1895, г. Гуль, Англия), муж Фёдор Хелмсинг, царский русский консул в Англии, сын Иоганна Хелмсинга, купца из Риги, и Шарлоты Фредерики Нойенкирхен.

Дети Христиана Людвига фон Шнакенбург, старшего сына, которых в семье было двенадцать, трое умерли в младенчестве.

Каролина Элизабет *Рига 1838 – 1890 , вышла замуж за Карла Генриха Фромма, пастора (Рига);

Матильда Элоиза *Рига 1840 – 1911, незамужняя;

Эдуард  Христиан Эрнст (*Вытегра 1842 – Рига,05.10.1901), государственная железная дорога, чиновник;

Роберт Христиан Людвиг (* Белозерск 01.04.1844 – Вильна, Литва 30.11.1901), статский советник, инженер путей сообщения, дорожное строительство: Астрахань, Владимирская губерния, Переславль-Залесский уезд. Начальник Нижегородско — Казанского округа Министерства путей сообщения (1893-1895гг.).

Закончил Саксонскую горную Академию во Фрайбурге.

Был дважды женат. Нам известно о 3-х его сыновьях:

Борис Роберт (*Переславль 1881 — ?). Был арестован 25.10.1930г.     Приговорён: ОС при ОГПУ 28.02.1931г. статья обвинения 58-10.

Приговор: 3Г ИТЛ.  Реабилитирован 10.01.1959г. Яроблсудом.

Его сын Николай Борисович Шнакенбург (04.02.1907 -1941г.), аспирант    сектора Сибири МАЭ СПб связал свою судьбу с далёкой Чукоткой. По          рекомендации профессора Богораза В.Г.(читал курс этногеографии в       Ленинградском университете), возможно профессор, таким образом, хотел             спасти своего ученика от ареста, он прервал учёбу в университете и            поехал            на длительную производственную практику. В телеграмме своему        учителю он писал:   «Уеду в самую глушь к реке Ванкарема (возможно          Ванкарем). Твёрдо уверен в себе и в работе». Перед войной совершил ещё           одну поездку к Берингову морю. Оставил ценное сообщение об очень мало             известной  в прошлом группе коряков, известной под названием кэрэки. По          результатам практики вышла статья « Нымыланы- кэрэки»//            «Советский   Север», 1939г. №3 (Кэрэки – национальность, говорят по-чукотски и по-      русски, сохраняется керекский язык).

Про Н. Б. Шнакенбурга и его коллег по институту можно сказать, что         больше времени они проводили в музее или в поле. Длительное время         жили и работали среди изучаемых ими народов — селькунов, ненцев,   эвенков, чукчей и др. Зная их язык, они учили детей, и что самое важное    – принимали непосредственное участие  в составлении учебных пособий   (букварей, грамматик и пр.).

В 1937году на восточном побережье Корякского нагорья работала    экспедиция Всесоюзного Арктического института. Её сотрудник этнограф         Н.Б.Шнакенбург(109)опубликовал некоторые общие наблюдения, касающиеся обычных морских птиц Олюторского побережья от мыса Виттенштейна до устья реки Мюлевеем (Первое настоящее упоминание о птицах Камчатки прозвучало в «скасках» Владимира Атласова, написанных           по результатам его похода на Камчатку в 1697году).

Юлия Константиновна фон Шнакенбург

С большими научными планами Н.Б.Шнакенбург поступил в аспирантуру института МАЭ*, но осуществить их не удалось. Началась Великая        Отечественная  война 1941-1945гг. Зима 1941-42гг. – наиболее тяжкий          период блокады Ленинграда.  Девять сотрудников института, среди которых был и Н.Б.Шнакенбург , вступили в ряды народного ополчения,   в состав Василеостровской дивизии,  созданной в июле 1941года,       значительную часть которой составляли научные работники. Особенно      тяжёлыми были сентябрьские бои, когда враг вплотную подошёл к Ленинграду.  Им было приказано стоять насмерть. И они …  стояли. Николай  Борисович Шнакенбург погиб в первый же год войны.  О его           судьбе узнали не сразу: он попал в плен. Фашисты предложили ему, как немцу, сотрудничать с ними, но он отказался и был расстрелян.

Неопубликованная рукопись Н.Б.Шнакенбурга «Эскимосы», 1939г.

(www.kunstramera.ru/images/histori/65/1941-1945./pdf

МАЭ* — музей           антропологии и этнографии имени Петра Великого     (кунсткамера) – Блокада. Из истории Петровской кунсткамеры 1941-1945гг.

Составитель к.и.н. В.Н.Вологдина, 2003год.

Глеб Роберт (*17.08.1883 – 24.01.1962), капитан 2-го ранга, эскадренный броненосец «Cевастополь”, первая эскадра Тихого океана (вахтенный      офицер).

Юрий Роберт (* ? — ? ), мичман, произведён 21.02.1905года, служил на бронепалубном  крейсере«Диана» (должность не установлена).

*«Диана» — бронепалубный крейсер (крейсер 1-го ранга) Российского императорского флота. Был зачислен в списки судов Балтийского флота 9 мая 1896 года. Заложен  был 4 июня 1897 года в эллинге Галерного острова в Санкт-Петербурге. Был спущен на воду 12 октября 1899 года. Вступил в строй 23 декабря 1901 года. Был исключен из списков флота 21 ноября 1925 года.

Вольдемар Христиан Гуген (* Белозерск Новгор. губ. 23.08.1846 – Рига 17.12.1907г.), дипломированный агроном, трудился на сельскохозяйственной ниве, фермер.

Адольф Христиан Эмиль (*Рига 15.11.1855г. – Архангельск 24.02.1918г.), германской национальности, римско-католического вероисповедания. Служил в Ведомстве финансов с 1883 года, коллежский советник. В 1899году после развода с первой женой перевёлся из Санкт-Петербурга в Архангельск. Служил в Архангельском Губернском окружном акцизном Управлении, акцизный чиновник. Старший контролёр общества трезвости (Архангельск). Был награждён орденом Святого Станислава 3-ей степени.

Был дважды женат.  От первого брака было 2-е сыновей:

Гуген Адольф (*СПб 02.02.1885г. —  Гамбург?), дипломированный    агроном, владелец скотоводческой фермы (мелкий скот).

Ж. Кларита Эллен Аннина Амалия Августа фон Girscheydt (* 03.07.1891г.)

В этом браке было четверо сыновей: Герт Бернгард Валентин           (*28.06.1912,Рига); Гуген Рауль Валентин (*21.06.1913,Рига); Фолько

Берндт Валентин (*29.08.1916 Феллин); Харро Эдвард Валентин                  (*  25.03.1919, Рига).

Бернгард Адольф Карл (*СПб 02.02.1888 -?), фермер, получил          свидетельство зрелости 1907-1908гг. об окончании Императорской     Николаевской царской гимназии (список посторонних лиц).

Ж. Ванда Эдит Мария Фришманн (* Пашлеп(?) 27.08.1884г.  — ?).

В их браке был один сын: Гюнтер Вольфрам Бернгард (* 06.05.1913,            Ревель, Эстония).

В Архангельске Адольф Христиан фон Шнакенбург  встретил женщину. Это была моя бабушка Юлия Келестиновна, урождённая Козмина. На момент их знакомства – вдова. Первым браком была замужем за Яковом Кузьмичём Писляк. По профессии он был штурманом, окончил шкиперские курсы в Архангельске. От первого брака была дочь, Тамара.

Второй брак с Адольфом Христианом Эмилем фон Шнакенбург  был заключён 21.02.1908года в Шенкурске.

Юлия Келестиновна, урождённая Козмина (*01.10.1875г. – Архангельск 1920г.), дочь коллежского советника, личного дворянина, Келестина Васильевича Козмина, моего прадеда.

Во втором браке было двое детей:

Эмилия (*Шенкурск 02.09.1908г. – Вологда 1994г.);

Рафаил (*Шенкурск 19.12.1910 – Казахстан 1954?).

Эмилия и Рафаил Шнакенбург.1915 г.

Дети рано осиротели. 24.02.1918г. умер Адольф Христиан фон Шнакенбург.         Был захоронен на Лютеранском кладбище города Архангельска. Немудрено, что во всем этом  время сыграло злую шутку.  Уже в1914году, летом, в России был поставлен «немецкий вопрос», который создал проблемы для нормально проживающей части российского населения с нерусскими фамилиями. Не обошло это и Архангельск. Несанкционированные обыски, конфискация имущества, аресты!  Многим тогда пришлось даже покинуть Архангельск.

После смерти кормильца семья осталась без средств. Аукцион, на котором было

продано всё более-менее ценное, положение дел не улучшил.   Семью приютили у себя  сестра Юлии Келестиновны Мария Келестиновна, урождённая Козмина, и Степан Иванович Коробицыны. Но случилось так, что в 1920году умирает Юлия Келестиновна.  Осиротевших детей взяла на воспитание семья Коробицыных.

В 1930-е годы Эмилия  Адольфовна была сослана в Котлас Архангельской губернии, где вышла замуж за русского, Пешкова. Как раньше говорили, «спряталась за русскую фамилию». Они переехали в Вологду, где у них родился сын Олег. Но какой-то рок преследовал эту семью. Мальчик трагически погиб в автомобильном ДТП. Олег окончил Вологодский молочный институт. Собирался жениться. Погиб вместе с невестой.

Эмилия Адольфовна всю жизнь прожила в Вологде, работая землеустроителем, умерла в 1994году.

Рафаил Адольфович окончил курсы связистов, работал радистом на Новой Земле. Перед началом второй Мировой войны 1941-1945гг. был сослан в Казахстан. Дальнейшая судьба его неизвестна.

Так пресеклась (оборвалась) эта веточка рода Шнакенбургов по мужской линии в России.

Рудольф Самуель Карл (*Рига 04.03.1859 – Митау 05.08.1933), государственный чиновник по акцизам, служил в морском торговом порту Митау.

Ж.Адель Наталия Фогель(*13.01.1886 — ?). В браке было семеро детей.

Людвиг Генрих (*Рига 1849 – Рига 30.03.1891), купец.

Ж. Фани Вильгельмина Бек (*Рига 13.05.1850 – т.ж. 24.09.1883).

В этом браке было трое сыновей:

Мар Карл Генрих (*Рига 14.01.1875 – 1919г.), стоматолог (зубной врач).

Ж. Наталия Ернестина фон Roth (1878 – Рига 1905г.).

В браке родилось двое детей:

Генрих Николай Мар (*26.03.1900 — ? ).

У него было двое сыновей: Хайнц; Клаус (женился в1923г. в Берлине),       Buchgewerbler  (полиграфическое производство).

Жена: Маргарет (*31.10.1901 — ?).

Свен Генрих Фёдор *Рига 16.04.1876г. — ?,  промышленник, женат (1905г.) В браке было четыре дочери.

Конрад Генрих Отто (*Рига 1882 – СПб 1937), родился в Риге в семье  купца, немец. После смерти отца в 1891году, мать умерла ещё раньше в 1883 году, воспитывался в сиротском доме. В 1903 году окончил Рижскую           гимназию, учился в Юрьевском университете в 1903-1906гг. В 1907г.  окончил курсы германистики. В 1907-1914гг. преподавал в Николаевской  мужской гимназии в Калуге, в 1914-1917гг. в Николаевской гимназии Царского Села, в 1919-1925 в средней школе Детского Села. С 1922года – проповедник, в 1923г. окончил Петроградские Богословские курсы, но не сдал выпускных экзаменов и от посвящения в сан отказался. В 1923-1927гг.  исполнял обязанности пастора в церквах Детского Села и Павловска, с 1927-1929гг. – член приходского совета  (Церковь Воскресения Христова,   финский  евангелически — лютеранский приход  церкви Ингрии  в г.     Пушкине, адрес Набережная.4.). С 1-го февраля 1927года преподавал в     Ленинградском сельскохозяйственном институте, позднее — доцент,   преподаватель немецкого языка в Ленинградском институте  инженеров     молочной промышленности. Был уволен за сокрытие выполнения обязанностей служителя культа. С 1935года – пенсионер. 20.04.1935года был арестован и приговорён 26.06.1935г. к пяти годам высылки в  Оренбург. Там вновь был арестован 22 августа 1937года и приговорён к высшей мере наказания, к расстрелу.

Жена Ксения Дмитриевна Руднева. В июне 1935года была выслана  вместе  с мужем из Ленинграда. В 1963году проживала на стации Сиверская  Ленинградской области. (АУ ФСБ СПб ЛО П-22523).  В браке было трое дочерей:

Эмма Оттовна  Шнакенбург — Перепёлкина (*15.04.1910г.), уроженка  города Калуги, немка, безпартийная, преподаватель немецкого языка в школе  №13 и текстильном техникуме.  Проживала: г. Ленинград, ул. Курляндская,  дом 5/10, кв.18. Была арестована 9.02.1938года. Комиссией НКВД и   Прокуратуры СССР была приговорена по статье 58-6 УК РСФС   к  высшей мере наказания. Была  расстреляна в  Ленинграде   8.04.1938года, место захоронения – Ленинград.

Ленинградский мартиролог «Возвращённые имена».

Луиза Оттовна (* 04.05.1911г., Калуга — + 01.02.1917, Царское Село).

Ирена Луиза Оттовна (13.05.1918, Царское Село — + ?). Завуч школы         (1942- 1944гг.) в с.Новоспасское Ленинградской области, учительница             химии в средней школе с сельскохозяйственным уклоном, (с1922-1930год                       это была Сиверская  школа-колония с девятилетним обучением).

Генрих Христиан Эмиль (* 07.08.1852г., Рига — + 19.10.1889, Дерпт),         купец, владелец типографии в Дерпте, женат (1886), В браке было две дочери.

1900год. Только в Петербурге в начале века объявили себя банкротами (несостоятельными) банкирские конторы Шнакенбурга (кто?), Грабовского, Зингера, Шкафа.

www.bibliotek.ru/ bank – 11/3.htm

В конце Х1Хвека в России значительную роль играли предприятия частного банкирского промысла, обычно называемых кредитными или банкирскими заведениями.

По данным Министерства Финансов в 1889году годовые обороты 24 банковских  домов достигали 1млрд о37млн р., а 228 банковских контор – более 2млрд 175млн. и,наконец,  меняльных лавок 135млн.рублей.

Середина марта 1889г. – совещание представителей петербургской «Haute Finance»(гг. Брандт, барон Гинцбург, Досс, Зак и Лясский) – рассмотрели законопроект о банкирских заведениях. Объявлено о крахе конторы Мусатова (Москва), занимавшейся торговлей в рассрочку билетами выигрышных займов. Такая же контора Кана в Санкт-Петербурге.

В Царском Селе была приготовительная школа г-жи Шнакенбург.

С 31.03.1886- январь 1893гг. Закон Божий в школе преподавал священник Александр Павлович Благовещенский.

Рудольф Шнакенбург (*1914) родился в Катовице. Учился в Бреслау и Мюнхене.  В 1937году был рукоположен в сан священника, тогда же защитил докторскую диссертацию. До 1946года был приходящим священником. После защиты  магистерской диссертации был приват-доцентом в Мюнхене (с1948г.), профессором богословия в Диллингене (с1952г.), орд. прфессор в Бамберге (с1955г.) и Вюрцберге (с 1957г.). Состоял консультантом Пажской библейской комиссии, председателем Общества по изучению Нового Завета, консультантом Пажского секретариата по делам христианского единства и членом Международной Пажской богословской комиссии.

Р.Шнакенбург – Александр Мень, Библиологический словарь (толковый словарь).

«Невское время» №236(1639) 26.12.1997г.

из Шнакенбурга  — в Санкт-Петербург

Сегодня в Академической Капелле открывается УП международный музыкальный фестиваль «Шубертиады».

Летние «шубертиады» проводятся ежегодно в немецком городе Шнакенбурге.

Атмосферу непринуждённости шубертовских вечеров воссоздал А. Ценципер в г.Шнакенбург, где в 1993году им был организован музыкальный фестиваль «Шубертиады», который проводится ежегодно летом.

www.club-spb.de/zeitung/MZ_29sept.pdf

В 1997году в Академической капелле СПб был открыт УП Международный музыкальный фестиваль «Шубертиады» — из Шнакенбурга в Санкт-Петербург. Журнал «Невское время» №236(1639),26.12.1997г.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Это всё, что мы смогли рассказать о роде Шнакенбург на данный момент, благодаря дружеской помощи наших друзей из Германии. Сейчас есть возможность провести дальнейшее исследование рода в Санкт-Петербурге. Думаю,  будут интересные находки! Но и то, что нам уже известно, наполняет уважением и гордостью наши сердца. Россия приняла искателей приключений с открытым сердцем, дав им кров, работу, семью, а некоторым и гражданство.

А они ответили благодарностью своей новой Великой Родине, честно и добросовестно служа на её благо, отдавая свои знания и силы.

Здесь, в России, они достигли определённых высот – слава, почет и уважение. Многие из них нашли здесь и свой последний приют, их прах покоится в России.

Но, хочется верить, что не могли бесследно исчезнуть на необъятных просторах России представители (потомки) этого обширнейшего достойного рода. Возможно, прочитав это сообщение, кто-то откликнется, и мы сможем узнать дальнейшую их судьбу.

Нам достоверно известно, что в Германии проживают потомки рода Шнакенбург.  История Немецкой слободы – это наша с вами история. Иностранцы, большая часть которых имела Российское гражданство, наравне с русскими внесли большой вклад в развитие экономики, истории и культуры нашего Северного края – Русского Севера, и России!

Эта история имеет продолжение. Совсем недавно прочитала в журнале «Невское время» №236(1639) 26.12.1997г. «Сегодня в Академической Капелле открывается УП международный музыкальный фестиваль “Шубертиады” из Шнакенбурга – в Санкт-Петербург”. Летние «шубертиады» проводятся ежегодно в немецком городе Шнакенбурге,  название местности, которая дала фамилию роду Шнакенбург.

Атмосферу непринуждённости шубертовских вечеров в г.Шнакенбург, где в 1993году им был организован музыкальный фестиваль “Schubertiaden Schnackenburg”, воссоздал Аркадий Ценципер*. Фестиваль проводится ежегодно, и в последние годы перешагнул границы Германии, побывав в Санкт-Петербурге и Израиле.

*Аркадий Ценципер – пианист, педагог, общественный деятель. Родился в 1858году в Ленинграде, окончил консерваторию им. Н.А.Римского-Корсакова, учился у профессоров Г.Соколова и Н.Перельмана. А.Ценципер сочетает в своём творчестве лучшие стороны русской музыкальной школы с высокими традициями немецкой школы.

www.club-spb.de/zeitung/MZ_29sept.pdf

Александр Владиславович Чернушенко один из ведущих дирижеров Санкт-Петербурга, возглавляющий симфонический оркестр Государственной Академической Капеллы с 1991 года, принимал участие в фестивале «Шубертиады в Шнакенбурге» (Германия), а позднее   организовал встречный фестиваль «Шубертиады в Санкт-Петербурге», проведение которого стало традиционным, тем самым, продолжая лучшие традиции петербургской симфонической школы.

Имя А. В. Чернушенко давно известно на международной концертной арене. С большим успехом он гастролирует с симфоническим оркестром Капеллы. С его искусством познакомились в Германии, Швейцарии, Франции, Испании, Австрии, Греции, Хорватии, Японии, Южной Корее.

Использованные источники:

1   ”Das grosseBuch der Familien” Horst Haumann, 2007, by|Bassermann Verlag,

Munchen| ISBN: 978-3-8094-2185-6/ C/297.

2    ГААО Ф.1 Оп.9. Д.333 Л.18

3    Алфавитная книга Архангельской 11 части 1 квартал; ГААО Ф.37 Оп.1

Д.74 Л35об. 1806г.

4    Сборник РИО т.97 1896, С.13

5    С.Огородников « О высочайшем посещении императором Александром 1

города Архангельска в 1819году», Архангельск, 1895г.

6    Департамент министра  экономии.  Фонд 13.  Оп.1 Д.636 Год 1807.

Госархив  СПб. РГАЛИ .

Всероссийское генеалогическое древо.

7    ГААО Ф.50 Оп.6 Д.214 ЛЛ.185об.-186; ГААО Ф.52 Оп.1 Д.246 Л.12,47,92.

8    ГААО ф.52. Оп.1 Д.315 Л.10; Ф.52 Оп.1 Д.478 ЛЛ.7,10, 17-18.  С-Петербургский мартиролог духовенства и мирян.     Евангелическо-лютеранская церковь. АУФСБ СПб ЛО П-22523

НИЦ «Мемориал» Репрессированные священники Петербургского округа.

9     Центр «Возвращенные имена» Книга памяти Ярославской    бласти.10Ленинградский мартиролог Т.9 «Возвращенные имена».

10     «Deutsches Geschlechterbuch», Band 79, Leipzig, 1933 C. 423-441.

Перевод с немецкого языка (готический шрифт) – Паршева Ж.А.

11     Этнографическое обозрение Online, ноябрь 2006года.

12    Атласов Владимир «Скаска» казачьего пятидесятника Вл. Атласова

о его походе на Камчатку в 1697г.//Русская тихоокеанская эпопея.

Новое государство- отчина – Камчатская и Курильская

землица». Хабаровск:     Хабаровское книжное издательство, 1979г.

С.106-112.

13     109.Шнакенбург Н.Б. Нымыланы — Кэрэки// Советский Север, 1939г.№3.

Действительный член  Северного историко-родословного общества города Архангельска  Жанна Паршева.

Санкт-Петербург, 2008год.

P.S. 

Жена Бориса Робертовича Шнакенбурга: Засс Надежда Павловна, дочь известного в Переславле-Залесском фабриканте Засс Павла Александровича, сын немецкого фабриканта, владельца нескольких фабрик, женившегося на Надежде Сергеевне Павловой (1863). Фабрика механической вышивки П. Засс считалась одной из первых в России (механическую вышивальную машину в Переславль-Залесский привезли в 1884 году). Почётный член (он же и казначей Правления Общества) Общества вспомоществования нуждающимся ученикам Переславского духовного училища.

Надежда Сергеевна Засс (Павлова) дочь купца 1-ой гильдии и фабриканта, ППГ  Переславля, Сергея Петровича Павлова, больше известного в городе своей благотворительной деятельностью (помогал в содержании сирот, выделял средства на обучение талантливых детей, давал приданое для невест из бедных семей.)

Переславская фабрика С.П.Павлова специализировалась на крашении и печатании ситцев на бумажных тканях. В 1882 году вместе с депутацией Переславля в СПб преподнёс «верноподданнический адрес» вступившему на престол Александру III. Переславцы С.П.Павлов и Д.А.Куманин лично подариле царице образцы своей продукции – кусок кумача и полотна.

В Преславле до сих пор сохранились: старинная деревянная усадьба С.П.Павлова (ул. Советская,5 напротив церкви Александра Невского), два кирпичных флигеля, каретный сарай, а перед открытой верандой – остатки фонтана. Сечас там располагается местная администрация города; Сергеевская церковь – 2-х этажное строение из красного кирпича, была построена в 1911 году для нужд городской тюрьмы на средства фабриканта С.Павлова. Позднее была перестроена под нужды сберегательного банка.

Отступление: Переславль-Залесский – старинный русский город, известный храмами, монастырями, памятниками архитектуры и искусства, музеями. Именно здесь, на Плещеевом озере юный Пётр начал строить потешные корабли, так что Переславль можно считать родиной Российского флота (один из ботиков «Фортуна» уцелел до наших дней и хранится в музее). Переславль известен также золотоплетёным кружевом монахинь Федоровского монастыря.

В конце апреля 2012 года мне пришло письмо, отклик на мою статью «Род Шнакенбург в России» на сайте «Архангелиты-дети Немецкой слободы», от правнука Адольфа Христиана Эмиля фон Шнакенбург Андрея Копытцева. Из которого мы узнали, что до своего ареста Шнакенбург Рафаил Адольфович женился на Марие Александровне Копытцевой, это произошло в Гаграх (как он там оказался – загадка???,  в семье об этом не говорили). В этом браке родились двое детей: Юлия  и Эмиль * 193? Гагра — + 1993 Владимир.ссылку с мужем Мария Александровна, имея на руках двух маленьких детей, не поехала, осталась в Гаграх и сменила фамилию детям на свою девичью, они стали Копытцевы. Осуждать её за это никому не придет в голову, такое было время!!!

Из ссылки Рафаил Адольфович Шнакенбург вернулся после смерти Сталина и поселился в небольшом городке Старая Купавна Ногинского района Московской области. Женился вторым браком.

«Старая Купавна» —  небольшой провинциальный городок на левом берегу речки Шаловка (бассейн реки Клязьма) в 15 километрах от Ногинска и 23 км от Москвы (МКАД). Впервые упоминается в Х1У веке. Первое известное упоминание о «Старой Купавне» – завещание Симеона Гордого, датированное 24.04.1353 года – «Село новое на Купавне».

Юлия Рафаиловна Витко (по мужу), дочь Рафаила Адольфовича, живет в Гаграх, у неё двое детей: Марина и Михаил. Они живут в городе Владимире.

Эмиль Рафаилович, сын Рафаила Адольфовича, отслужил в Армии, в Москве окончил железнодорожный техникум. Женился на Мауриной Тамаре Федоровне (родом из деревни Мостострой Владимирской области), какое-то время жили там, затем получили квартиру в городе Владимире. У них двое сыновей:Валерий *1966г.; Андрей *1969. Семья до сих пор живёт во Владимире.

Город Владимир – исторический город в России, находится на левом берегу реки Клязьма в 176км от Москвы. Владимир – древняя столица Северо-Восточной Руси, один из крупнейших туристических центров, входящих в «Золотое Кольцо» России, транспортный узел на автомобильных (М7 «Волга») и железнодорожных (Москва — Нижний Новгород: станция Владимир) магистралях. Население (по переписи 2010г.) – 345 373 жителей.

Дополнение:

Глеб Робертович­   Шнакенбург­ *17.08.1883 Переславль­ – 24.08.1962г. Фенуй Франция, православн­ый, крещён в Вознесенск­ой церкви города Переславля­. Окончил Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге­ (Выпуск МК 1903). Дело о поступлени­и в МК: РГА ВМФ Ф 432   Оп.5 Д 8271 метрика на 2 листах 1897год).
По службе: мичман (06.05.1903); лейтенант за отличие в военное время, участие в русско-японской войне (1904). Вывез из Порт-Артура в Шанхай флаг эскадренно­го броненосца­ (ЭБР) «Севастопо­ль», первая эскадра Тхого океана (фото флага на титульном листе книги «Истина о русско-японской войне» Т.1 СПб. 1907).   Приведём выдержку из книги А.фон Шварца и Ю.Романовско­го «Оборона Порт-Артура»:«… Г.Р.Шнакенбург­ с Петровым 8 ноября водил десантную роту «Севастопо­ля» на оборону Высокой горы, где Петров получил ранение, и вскоре от которого умер».
В   1908 году Балтийский­ флот, Кронштадт,­ Первый флотский экипаж, лейтенант (проживал в Кронштадте­ ул. Андреевска­я дом Туркина).
Адресная книга СПб на 1908-1910гг.
Произведён­ в старшие лейтенанты­ за отличную службу 06.12.1913 года, капитан 2-го ранга за отличие по службе (30.07.1916).
В загранично­м плавании на судах эскадры флота Тихого океана (1904); крейсер «Герцог Эдинбургск­ий» (1905-1906); эскадренны­й броненосец­ «Цесаревич­» (1906-1908); канонерска­я лодка «Хивинец» (1910-1912); крейсер «Рюрик» (1913).
Глеб Робертович­ Шнакенбург­ имел награды: Анна 4ст. с надписью «За храбрость»­ (18.06.1904); Станислав 3Х и бантом (19.12.1904); Анна 3Х и бантом (20.12.1904); Станислав 2ст. (1915); Анна 2ст. (22.12.1915); Черногорск­ий Князя Даниила 1 4ст. (1911); Французско­й Чёрной Звезды Офицерског­о креста (1914).    14.03.1917 года назначен помощником­ начальника­ мобилизаци­онной (статистич­еской) части Артиллерий­ского отделения ГУК (Главное управление­ кораблестр­оения). Последний послужной список 1917 года (РГА ВМФ Ф р-2192 Оп1 Д61): на Черноморск­ом флоте с 17.08.1917 года, последняя занимаемая­ должность – помощник заведующег­о обучением в Артиллерий­ской школе (окончил Артиллерий­ский офицерский­ класс в 1909г. – артиллерий­ский офицер 1 разряда). 31.05.1918 года изъявил желание служить во флоте Украины. На 26.04.1919 года капитан 2-го ранга Г.Р.Шнакенбург­ числится в штате Службы связи Чёрного и Азовского морей.
В Добровольч­еской армии и ВСЮР*(1918-1919гг.) в резерве чинов флота по Одесскому   военному порту.   В 1920 году прибыл в Севастопол­ь, отказался от места, которое ему предложили­, и ушёл в отставку (как бывший участник обороны Порт-Артура). 17.04.1920 года назначен в распоряжен­ие начальника­ Русской морской базы в Констатино­поле, и поступил старшим помощником­ капитана на пароход «Днепр» с 08.09.1920 года. Свою семью благополуч­но перевёз в Марсель (Франция).
Владелец парохода «Днепр» — Морское ведомство,­ а позже русская Морская база в Константин­ополе**, которая сдала пароход в аренду РОПиТу (Российско­е общество пароходств­а и торговли),­ а последний передал его субарендат­ору Банко-ди Рома***.
21.12.1920 года пароход был арестован местными судебными властями в Роттердаме­ по прошению Банко-ди Рома за долги в сумме 29 040 фунтов стерлингов­. В 1919 году банк оплатил ремонт «Днепра» в Таранто. Пароход вышел 09.12.1920 года из Румынии с грузом зерна. Команду парохода вероятно рассчитали­. На «Днепре» кроме Шнакенбург­а служили 2 инженера-механика: капитан 1-го ранга Михаил Иванович Евнинов(?)­ и ст. лейтенант Войнович, оба с Черноморск­ого флота. Глеб Робертович­ уже более четырёх месяцев как порвал с флотом, и числился в Роттердаме­.
ГА РФ Ф. Р-5903 Оп.1 Д.24 лист 90 (частное письмо ВМА во Франции г-ну Дмитриеву,­ подпись отправител­я неразборчи­ва).
В эмиграции во Франции с 1921/1922года, проживал в Марселе. Работал на коммерческ­ом судне. Затем открыл бакалейную­ лавку в квартале Ля Жольет (La Joliett) в Марселе. Семье жилось очень трудно. В 1951/52 году из Марселя переезъжаю­т в г. Фенуй по настойчиво­й просьбе жены, которая хотела жить ближе к православн­ой церкви, а в г. Фенуйе как раз только что образовала­сь православн­ая община.
Умер 24.08.1962 года, был погребён в Фенуйе (Fenouillet – Valleraugue – Gard) недалеко от Валлерог в Департамен­те Гар на юге Франции.
Ист.: Публикации­ – список офицерских­ чинов русского императорс­кого флота.
Царствован­ие императора­ Николая Второго. Составител­ь: В.Ю.Грибовский­. Д.и.н. С.В. Волков Офицеры флота. М.2004.
ЦГИ – Центр генеалогич­еских исследован­ий, с 1991 года.
Эмигрантск­ая литература­: «Бюллетень­ общества офицеров Российског­оимператор­ского флота», изд. В Америке №1 от 15.04.1953 года (есть фото Г.Р.Шнакенбург­а).

Жена: (с 27.04.1908 года), Елена Митрофанов­на, урожд. Осинская, дочь генерал-майора по Адмиралтей­ству, помощника командира порта Императора­ Александра­ 111, впоследств­ии генерал-лейтенанта­ Митрофана Григорьеви­ча Осинского (*16.07.1857 -?).
Жена Глеба Робертович­а последние годы своей жизни провела в доме престарелы­х в городе Сан-Рафаель (Saint – Rafael), расположен­ном на Лазурном берегу, неподалёку­ от крупного порта Тулон, рядом с живописным­ портом Фрюжес и заливом с таким же названием. Была погребена на городском кладбище Сан-Рафаель на участке дома престарелы­х.
Дети: дочь Наталья (Туя, Тая) *12.06.1909г.; сын Олег *20.05.1911г. – крещён в церкви Архистрати­га Михаила в г. Ораниенбау­ме.
РГА ВМФ Ф406   Оп 1   Д 4762 Л.8об.,17об.
Олег Робертович­ женат, у него четыре сына: Христиан *1943 г. Кастеллан,­ юг Франции; Паскаль и близнецы Бернар и Оливье (умер в 70-х годах).
У Натальи Робертовны­ есть дочь Елена.

Юрий Роберт Шнакенбург­ *1885 – 11.03.1905. Окончил Морской кадетский корпус в чине гардемарин­а, так назывались­ воспитанни­ки старшего класса, окончившие­ полный теоритичес­кий и практическ­ий курс (выпуск МК 1905, поступил в 1899?). После выпуска попал на Черноморск­ий флот; мичман (осенью производил­ись в мичманы), произведён­ 21.02.1905года, служил на   бронепалуб­ном крейсере «Диана» (должность­ не установлен­а).
Застрелилс­я 11.03.1905 года. (Про него вспоминает­ в «Морских записках» его одноклассн­ик П.Е.Стогов). Книга «Морские рассказы русского зарубежья»­ из «Морского журнала» № 30 июнь 1930год, изданного в Праге.

Александр Роберт Шнакенбург­ (*1872-73гг. – п. 1915), потомствен­ный дворянин (пот. двн), граждански­й инженер, проживал в СПб, Больше-Охтинский переулок, 69 (1912-1917гг.). Умер и был похоронен в Ярославле (?).
Жена: Мария Фёдоровна.
В списке эмигрантов­ 1921 года указан Лев Александро­вич Шнакенбург­ с указанием места пребывания­ «Роттердам­ – Марсель». Там уже тогда находилась­ семья Глеба Робертович­а Шнакенбург­а. Возможно это сын Александра­ Робертович­а (??).
Адресная книга г. СПб на 1912-1917гг. «Весь Петербург»­.

 

 

ДНЕВНИК (в письмах) Николая Борисовича Шнакенбурга.

Ледовитый океан, июль 1930г. п/х «Колыма»

Николай Борисович Шнакенбург, 1932 год..

Седьмой день кругом льды, Океан сердит. Пароход стоит неподвижно на ледяном якоре, зацепившись за льдину. Зима в июле. Серое небо, холодно, с берега ползёт туман. Берег тянется унылыми горами, лишёнными растительности. Камень, туман, печальное небо, холод и льды.  Полярное лето началось. Незаходящее солнце прячется в облаках. Дня и ночи нет. Светло круглые сутки. На небе и горизонте сплошные белые полосы, это ледяное зарево, отблеск льда в океане.  Льды. Ровные поля похожие на громадные скатерти чистейшего полотна, стоят, застилая горизонт. Белые холмы с грязными верхушками, ледяные горные системы с хребтами окружают пароход. Высокие остроконечные горы, изъеденные волнами, солнцем и ветром, качаясь, плывут на восток. Полыньи в десятки метров шириной единственный путь парохода. Дня и ночи нет. Капитан третьи сутки на мостике. У капитана опыт полярного плавания под руководством знаменитого Дублицкого с «Ф.Литке».  Старпом не сходит с «вороньего гнезда», так называется бочка на мачте, откуда наблюдают льды. Старпом не отрывает бинокля от глаз, ища чистые полыньи. Ледяное поле под небом. Пароход сходу ударяется об лёд. Льдина стоит, а пароход толчком швыряет вбок. Толчки и удары слышатся ежеминутно.  От толчков корпус вздрагивает, стенки каюты качаются, у людей подгибаются колени. Страшный грохот винта потрясает пароход. Скребущие удары пятитонного винта об лёд приводят в сотрясение всё. Матросы бросаются к корме и с тревогой заглядывают в воду. Боцман поминает родственников по материнской линии. Оборвалась лопасть винта. Сейчас «Колыма» идёт на трёх лопастях. Бывает хуже, теряют весь винт. На этот случай на палубе лежит запасной. Пароход врезается в ледяные ущелья. Льды скребутся о железо обшивки. Кажется, вот-вот в стенку высунется острая льдина. Иллюминаторы загораживают высокие горы. Нежная синева льдин, отливающая кристаллической чистотой, закрывает свет. Это льдины выше палубы. Вот пароход спускается и встаёт, дальше хода нет. На помощь приходит динамит. На длинных шестах привязывают смертоносные пачки. Зажигают бикфордов шнур. Проходят минуты ожидания. Льдины взрываются с грохотом. Битый лёд  взлетает к небу. Столб воды рассыпается фонтаном. Льдина вздрагивает. Трещины бегут по всем направлениям. Мелкие льдины, отколовшись, перевёртываются в воде. Вода каскадами сливается в океан. Льдина не успокаивается, долго качаясь и перевёртываясь в воде. Пароход отходит назад для разгона. Трещат звонки на полный. Страшный толчок скидывает пароход в сторону. Режущий звук льда о железо нарушает молчание. Льдина стоит. Опять спускаются люди на лёд с пачками динамита. Страшный взрыв потрясает воздух. Высоко взлетают льдина и вода. Льдина трескается пополам, перевёртывается, ударяет в злобе пароход. Соседние льдины качаются от волн. Пароход отходит назад для нового удара. Звонки в машинное отделение требуют максимума оборотов винта. Механик усиливает давление моря. Нос врезается в лёд. Крики радости несутся с палубы. Льдина пошла вперёд.

«Ф.Литке» — ледокол-ледорез,  год славного плавания ледокола – 1929год. 

КонстантинАлександрович Дублицкий –(*1881Саратов – 1939) капитан дальнего плавания, лучший знаток полярного плавания в Ледовитом океане.

Июль и зима. Кругом стоят льды.  Светлыми ночами незаходящего солнца я не сплю и много, много пишу. В кают-компании светло и стены блестят жёлтым лаком.  Со стенки смиренно смотрит Калинин на …(неразб.…?).   Дней и ночей нет. Остались две чёрные цифры. Сегодня 23 июля. Где-то далеко в городах есть тепло и зелень.  Люди ходят в белых рубашках, а я, выходя на палубу, кутаюсь в тёплый олений мех. Где-то далеко есть Москва и близкие мне люди, которые не знают, что в этот день, прокладывая путь динамитом, идёт в далёкую Колыму, на Север Якутии, одинокий, затерянный во льдах пароход. В Москве в июле не бывает льдов, и москвичи не знают полярного лета и океана. У мыса Сердце-Камень, где «Колыма» стояла три дня, с берега матросы принесли букет голубых крошечных цветов, которые живут немного в короткое полярное лето. Эти цветы напомнили далёкое лето, которого я не видел.  Ночью, когда пробирались льдами, радист принёс мне телеграмму из Переславля. Так в Ледовитом океане, в июльскую зиму,  я с радостью читал дорогие строчки. Мне послали письма, посылки, благодарю за заботу. В лучшем случае получу их в декабре на собаках на Северном. Не могу даже ответить. Радио связи нет, только приём и посылка. С камчатскими  братьями связи нет.  Якутские загружены, не принимают частных.                                                                                                     Мы пили с радистом чай ночью,  и он рассказал мне о своей беседе с Аляской, в таких же льдах, американец сообщал о своём желании повидать Россию и выучиться русскому языку. Радио не знает преград и несёт вести через льды и полярные тундры. Телеграмма шла два дня, довольно быстро.  Это была большая радость получить телеграмму в Ледовитом океане у безвестных берегов. Москва и  …. (неразб.?)  встали передо мною как рядом. Я вышел на палубу, было холодно, и пароход шёл льдами. Солнце скрылось в облаках. Низменная  тундра берега была желта и одинока. Льды стояли белыми молчаливыми полями. От воды шёл холод. Туман полз по тундре. Был второй час ночи, и было светло как днём. Москва показалась совсем близко, за льдами. В Москвебылотепло и жаркое солнце. Здесь в океане была ночь, а в Москве был день и люди не знали, что в океане льдами пробивается пароход.

В ледовитом океане. За Колюжинской губой, Чукотский полуостров, 23 июля 1930г.

Держите связь Камчатка Уэллен, станция начнёт работать в сентябре.

Нижне-Колымск,

Чаун Северный.

Посылайте регулярно небольшие известия посмотрите на карту северо-востока там мой остров.

7 августа 1930г. Мыс Северный (ныне мыс Шмидта). 

Писать о льдах, о норд-осте, о тумане, о холоде, боюсь,вам надоест. Опять у берега стоят ледяные горы и опять холодно. Лучше писать о нашей жизни, жизни маленького американского домика из волнистого железа, и весёлой бодрости двух его обитателей. Сейчас под руководством Мирошниченко прохожу курс поварского искусства. Он за 12 лет северной жизни великолепно научился  готовить. Варю супы удовлетворительно, второе часто пережариваю и ещё не научился изготовлению пудингов и бисквитов. Надеюсь постичь и эти вещи, благо наша добрая “KitchenQueen”- “Королева кухни» — так называется плита, печёт, жарит и варит прекрасно. Дня через два буду ставить самостоятельно хлебы, уже прошёл уроки. Извиняюсь за эту глупую болтовню, но ведь ни писем, ни газет у нас нет. Центральные газеты я читаю месяца два. Ваши письма от марта и апреля большая радость перечитывать. Жаль мало пишите новостей о Переславле, каждая мелочь по-своему интересна.                                                                                                                                  Ни «Колыма», ни американцы назад ещё не проходили:  две шхуны, советская «Чукотка» и американская «Каризе», и пароход «Колыма», что ушли снабжать северные фактории товарами. Мы ждём их каждый день. Если где-нибудь не раздавит, то ещё увидимся, и я пошлю это письмо. Мы ходим на охоту на нерп. Это очень хороший экзамен на терпение. Надо сидеть на берегу часами, пока не покажется круглая мордочка нерпы. Дня три тому назад Мирошниченко убил одну, пока доставал её, показалась другая, выстрельнул и ранил нерпу. Раненые нерпы бросаются к берегу на мелкое место. Я увидел нерпу у самых камней. Два раза стрелял, но поторопился и мимо, нерпа ушла.  Чукчи довольно метки и часто убивают.

Охота на моржей.

Сейчас все взрослые посёлка выехали на лахтаков (из крупной породы тюленей). До прихода шхуны буду отдыхать. Больше новостей нет. Скоро зима. Утки летят на юг. Очень жаль нет ваших более поздних писем.   Николай.

Охота на моржей (лахтаков).

Все говорят, у вас недостаток продуктов, а у нас всего хоть отбавляй.

Но иногда жаль, что я не пою и не играю, я хотел очень бы послушать хорошую музыку. Хотя мы оба напеваем все слышанные и не слышанные арии, но музыка вещь хорошая. Возможно, многие мои письма покажутся смешными, я так много пишу про льды, ветер и дождь, но такова обстановка, скрывать её не стану. Мне выросшему в среднем климате приходиться перестраивать всего себя на новый лад. Больше года как я оторвался от родной обстановки. Трудно сказать,  сколько я сделал миль, кажется около 21 000 километров. Не могу отвыкнуть от недостатка газет и новостей. Вот уже год, как только урывками читаешь газеты. Всё же я по-прежнему бодр и весел.                                                                                                                                                                                     На Северном мысу у нас порядок, мы подменяемся несколько раз в день. Мирошниченко главный человек, жаль уезжает.  Он участвовал в спасательной экспедиции по розыску Айельсона и Борланда. Вы помните,  прошлый год здесь погибли двое американцев. У мыса Северного стояла шхуна «Нанук» “JwesonFurTradingCompany” (торгово-меховая компания Свенсона). Они стояли у самого посёлка. За пушниной прилетели лётчики, часть благополучно отвезли на Аляску. Второй раз полетели и пропали. Это было 9 ноября. В этот день я выезжал на собаках из Кираж(?) на Камчатке. На розыски прилетело три аэроплана из Аляски и Канады. Наши лётчики Галышев и Слепнёв принимали деятельное участие в розыске. НаСеверном было так много льдов, как никогда. Только в феврале американцев нашли за рекой Ангуемой. Сейчас у меня под кроватью лежат алюминиевые стойки с американского самолёта, мне дал их на память Мирошниченко. На улице до сих пор валяются брюки и куртка Айльсона.  Шхуна «Каризе» привезла Мирошниченко вырезки и журналы. Я читал статьи. Газеты западных штатов полны сожалений. Айльсон был один из деятелей “Alaska –AirwayCompany”. В наших журналах тоже были статьи.  Возможно, к нам прилетит самолёт из Уэллена, кажется,  привезут письма.

9 августа 1930года мыс Северный. Ледовитый океан.      

Полпятого пришла шхуна «Чукотка». Мирошниченко уезжает. Остаюсь один. Смена ему не пришла. На меня осталась фактория. Вероятно,  в декабре приедет работник. Сейчас полное одиночество. Жизнь даёт новый экзамен, надо его выдержать на пять с плюсом. Эти месяцы будут наиболее суровыми. Надо всё собрать воедино: волю, силу, здоровье, ум и нервы. Живите хорошо. Привет городу.                                                                                                       С океана идут нехорошие вести. «Колыма» у острова Айона получила пробоину и была вынуждена выброситься на мель.  Надежды на выход во Владивосток у «Колымы» мало. Американцы сломали винт, будут зимовать в Чауне или на Северном. На «Колыме» идут письма вам. Боцман с «Чукотки» сломал ногу.

Пароход «Колыма» на мысе Северном.

*Айельсон – этот отчаянный американский лётчик погиб, выручая купца Свенсона, заморозившего ценную пушнину на мысе Северном. Попав в пургу, он разбился со своим механиком Борландом. Наши лётчики  М.Т.Слепнёв и В.А.Галышев обнаружили труп погибшего в устье реки Амгуемы американского лётчика Б.Айельсона и доставили его на Аляску.

Ист. Михаил Водопьянов. Мечта пилота «Ненавязчивая идея».

Так всем вам ледовый  привет. На севере всё спокойно, льды всё также стоят и стоят.На будущий год пришлите газеты, выписывайте «Известия» с момента получения письма, если пошлёте, с августа. Также пошлите «Комсомольскую правду». Скажите, чтобы дядя Коля собрал все старые газеты, которые он читал, кроме «Известий» и «Комсомольской правды». Шлите и другие, которые будете читать. Я живу на год позже вас. Выпишите сочинения Плеханова, стоит 60 рублей, по мере выхода, деньги дошлю. Адрес Мыс Северный, посылать в апреле. Адрес:  Радио Уэллен , Камчатка, и в Нижне-Колымск. Мыс Северный.     Пусть братья помнят обо мне, не раньше февраля пришлю телеграмму, связи зимой почти нет от меня. Живите хорошо, не беспокойтесь. Меня снабдили прекрасно, дали оружие, продукты, деньги. Писем на адрес Северного не получал.

17 августа 1930 года. Мыс Северный.  

Поздравьте меня с началом зимы. Выпал первый снег в 4,5см толщиной. Весь день снег не таял и сейчас вечером уже не растает. Возможно, снег останется, но если будет солнце, то растает. В океане туман. У берега льды. Дуют северные ветра. С острова Врангеля летят белые гуси, первые весточки холода. Утки летят уже давно. На воде сплошное сало. У берега льды. На тундре снег. На небе белые тучи. Всё спокойно на севере. Мой последний привет теплу и солнцу. Выучился печь хлебы. Вышли довольно удачные, не испортил муку. Готовлю сам всё: супы, второе, из третьих умею только молочный кисель с яйцами. Попробую сделать печенье. Есть миндальная, лимонная и ванильная эссенции, с ванилью получается очень вкусный кисель.  Мирошниченко через несколько дней, к моему изумлению, вернулся. Оказалось,  забыл в суматохе книги фактории. Сейчас живём опять вместе. Он ждёт теперь пароход. У нас нет никакой надежды на приход «Колымы».                                                                                                                                                                                                      Очень тяжёлый ледяной год. У острова Айона «Колыма» тонула, но выбралась на мель. Выручили американцы. У «Колымы» потеряна лопасть винта, в бортах пробоины(«Колыма»  с июля по сентябрь 1930г. зимовала у мыса Шалаурова изба).  У американцев сломан винт.  Нехорошие «пынль» — (новости) несут льды. Старпом шхуны «Чукотка» упал во время хода за борт, он спасся тем, что упал на льдину. В это же время, когда у нас сидел он и доктор, со шхуны поспешно приехали за доктором. Боцман сломал ногу, сломалась мачта. Со шхуной послал вам письма. Может быть отошлю и это. Только бы пароход не зазимовал. Мне что-то тревожно за пароход. Уже океан начал замерзать, а «Колымы» нет.  На мысе Восточном, около нас, пять одиноких могил, следы зимовок 1915, 1922 и 1930 годов. Могилы из камней, земля не оттаивает. Пожелаем вместе всем и «Колыме» и американцам выбраться изо льдов. Димитрий славный человек, он 12 лет пробыл на севере. Многому меня учит.

19 августа 1930 года мыс Северный.

Дует сильный юго-восточный ветер. Льды отгоняет от берега. Если ветер не переменится не переменится, то ждём изо дня на день пароход и шхуну. Может быть они выйдут. Осталось до сентября недолго. В сентябре океан замёрзнет. Уже сейчас идут морозы. Как говорили на шхуне «Чукотка», мистер Полистер (?), владелец шхуны “Karise,”,думает зимовать. У них сломан винт. Вечером 8.30. Ужасный ветер-ост. Над землёй туман. Льды гонит от берега. Восточный ветер- спасительный ветер для парохода. У берега чистая вода на километр. Больше всего мне жалко капитана. Он славный человек. Когда «Колыма» динамитом пробивала путь за мысом Сердце-Камень, как я мучился. Несколько ночей капитан не спал, не сходя с мостика. Начинаются тёмные ночи. Белые ночи прошли.  Зажигаем мамину лампу. Лампа горит хорошо и даёт много тепла. Керосину много – бочка 20 …?, это мой, мне дали со шхуны «Чукотка».

Веселье и песни не умолкают в нашем домике.

21-го. Вечером. Сильно беспокоимся за пароход. Может раздавить. Дуют противные ветра, на берег гонит лёд. Бухты забиты льдом, пароходу негде отстаиваться. Везде лёд. Температура падает до 0град. Туман.

22-го. Вечер. Весь день сильный до 8 баллов восточный ветер. Туман застилает землю. На море пароходу идти нельзя, льды и туман. Полградуса мороза.  Купили гуся с брусникой. Брусника из запасов Амундсена. Он посетил Северный в 1919 году. Брусника сушёная, варили с сахаром.

23-го. Зимний день! Шёл снег, всё покрыто белым снегом, летят громадные стаи уток и гусей. Мы убили 7 гусей и 20 уток.  Вечером на улице тихо по-зимнему.

24-го. Снег. Димитрий убил нерпу.

** Рауль Амундсен (RoaldAmundsen) 16.07.1872 -18.06.1928, норвежский полярный путешественник. Погиб в 1928 году во время поисков пропавшей экспедиции Умберто Нобеле.

Надежда Павловна.

По просьбе Комитета Севера имею сообщить Вам следующее: проезжая на шхуне «Чукотка» из Чаунской губы во Владивосток, судно останавливалось, почти на сутки, на мысе Северный Чукотского района. Здесь, т.е. на мысе Северном, я познакомился с учителем т. Шнакенбург, как мне сейчас уже известно, Вашим сыном. Товарищ Шнакенбург назначен на мыс Северный для открытия туземной школы. Вполне здоров. Живёт вместе, т.е.  в одном доме и комнате с заведующим  факторией от Дальгосторгатов. Мирошниченко(к слову сказать, который живёт там уже 13 лет). Я вполне обеспечен продуктами высшего качества. Как то: мука в/с, сливочное масло, фрукты свежие и консервированные, компот, св.овощи и проч. Без всякой …., таковы условия питания на Севере; со своей стороны смею заверить, что тов. Шнакенбург и в дальнейшем будет таким-же здоровым каким я его видел в средних числах августа. Я сам жил в этом районе с 1924 года. А потому имею Вас заверить о указанном в достаточной степени.

13.10.1930г. Хабаровск.

Подпись П.Енов…?….

Р С Ф С Р

Комитет севера при президиуме ВЦИК.

Москва, Воздвиженка,4 дом Советов, 3 этаж,телефон № 2-29-30

От 09.03.1931 года.

В центре Надежда Павловна Шнакенбург (Засс) с мужем и сыновьями Андреем, Николаем (он крайний справа) и Алексеем. Челябинск. 1932 г.

Служебная записка.

Уважаемая Надежда Павловна! Сегодня получена  след.телеграмма от Вашего сына в адрес Смидовича: (через Уэлен) « школа работает, сам жив, здоров, началась голодовка, приняли меры к перекидке керосина с мыса Биллингса, также жиров, масла, брошенных Свенсоном на месте разрушения «Елизиф» (шхуна). РИК перекинет с мыса Сердце-Камень мясо морских зверей, муки, продолжаю торговать, зав.факторией нет до сих пор. 31 декабря прибыли работники РИКа для проведения избирательной компании.  Сегодня 21 января к западу от Северного мыса слышен шум похожий на мотор самолёта. Отвечайте. Приветом Шнакенбург». Как видите, сын Ваш жив и здоров. Комитет Севера ответит ему. Адресовать ему нужно так: Уэлен Шнакенбургу на мыс Северный.                                                                                                                                                                                                           С приветом. П.Галкин.

Залив Лаврентия, Берингов пролив,Чукотская культбаза.  01.01.1931 года.

Дорогие папа и мама! Вчера я получил от бабушки сразу две телеграммы и теперь ожидаю известий от вас. Вы на меня не сетуйте, что я остаюсь на севере ещё на пару лет.  Всякое дело требует серьёзного внимания и если я решил работать на севере, то это всерьёз и надолго. Моя работа нужна и я пользуюсь со стороны Комитета Севера и Богораза*поддержкой. Удобная жизнь на материке, веселье молодости, должны быть отброшены. Так то! К себе я был и буду чрезвычайно строг. Работа на севере не весёлая оперетта и не путевые записи журналистов, которые, к сожалению, известны в мапах (?)

*Владимир Германович Тан-Богораз(*27.-4.1865-10.05.1936, похоронен на Волковском кладбище в СПб) специалист по этнографии чукчей, учёный, писатель, общественный деятель, выдающийся отечественный этнограф   и антрополог ХХ века, считался патриархом советского североведения. С 1918 года возглавлял работу в МАЭ; председатель Комитета Севера при  Президиуме ВЦИК. Через полмесяца после освобождения города  Архангельска от интервентов в 1920 году была организована Северная научно-промысловая экспедиция  при научно-техническом отделении  ВСНХ, к руководству Учёным Советом экспедиции был привлечён и выдающийся учёный, профессор В.Г. Тан-Богораз.   В 30-х годах – первый директор музея Религии в Казанском соборе города  Ленинграда. Повидав многие страны, он писал: «Совсем не могу жить вне России».  (ЦГАЛИ ф.42. Ед. хр. 117. Л.2).  Ист.:  Русская литература ХХ в. Библиографический словарь. Том 1 с.248-251.

Раз дело того требует, считаться с собою нечего. Такую постановку единственно считаю верной для себя. Два года я прожил, проживу и ещё два, в этом уверен и твёрд. Вы, хотя и скучаете и вспоминаете, но понимаете меня. Я тоже вспоминаю вас и стараюсь помочь. Зиму в одиночестве я часто перечитывал письма и разглядывал фотографии, так я был дома. Обо мне не беспокойтесь, не пропаду и проживу ещё пару лет бодро и твёрдо.  Спокойствие, помноженное на бодрость,  дадут уверенность в жизни и в работе.  Для меня же эти два года дали столько, что я не променяю их на спокойное жительство у бока жены. Я жив и здоров, желаю всем вам всего хорошего, мне же пожелайте весёлой бодрости слушать вой полярной вьюги.    Новости, какие же новости у нас. Близ мыса Северного на реке Амгуема во льдах зажаты два парохода и шхуна. Плохо со шхуной. Два дня тому назад, когда я был на радио, радист принял сигнал бедствия «Слушайте только меня, остальные прекратите работу», таков был смысл трёх условных знаков.  Радист принял телеграмму. Шхуну сдавило между двумя ледяными полями, выперло на лёд, проломило бок, была течь, течь заделали, шхуна встала потом на воду. Сегодня были приняты подробности. Не действует руль, сломан винт. Два парохода оказывают помощь. Пароходы идут в Колымский край, шхуна в Чаун и потом Врангель. На Врангеле кто-то «спятил»,  и цинговал, везут смену. Цинга вещь конечно неприятная, но у меня видимо дело обстоит хорошо. Видел я,  как чернеют дёсны и выпадают зубы, дёсны пухнут, и идёт кровь. Здесь у двоих товарищей распухли ноги, и они не могли ходить, потом поправились. Весной нападает сон, человека клонит ко сну. Ночь и день теряются, светло, идёт весна и цинга. Я кушал в марте и часто зимой тюленью печёнку в сыром виде, мясо-оленину, мёрзлую сырую рыбу, это хорошо помогает. Консервы вообще не люблю. Питался я хорошо. Приготовлял сам. Суп из оленины с картошкой или щи; второе –жареное мясо с картошкой, каша рисовая, манная, гречневая, перловая. Часто кушал яичницу с хлебом. Яиц было много. Сушёные яйца разводят, получается жидкая кашица, потом выливают на сковородку –получается настоящая яичница. Молока было ещё больше – сгущенное и жидкое в банках. Была капуста, томаты, сухой лук, свежая картошка, ящик апельсин. Очень любил делать кисель молочный с ванилью и с какао, и клюквенный из экстракта. Научился и пёк прилично белый и черный хлеб; делал блины с патокой.Как видите, если когда-нибудь придётся жениться, то сумею и готовить. Несколько раз делал печенье и пудинг из хлеба, стряпнёй был доволен,  и не обижались и другие.                                                                                                                                                     Жизнь превосходная школа! Условия жизни этого года будут хорошие, беспокоится нечего. Здесь лето. Погода как у нас в октябре-ноябре, изредка  солнечные дни. Последнее время туманы, дождь, холод, зимой, пожалуй , лучше! Много цветов: жёлтый полярный мак, крошечные незабудки, разные другие цветы. На севере цветы очень яркие. Чистый воздух даёт видимость дале.…?   Из окна видны горы. На некоторых местах ещё снег. Серое море, серое небо. На тундре растёт полярная ива толщиной в карандаш, она стелется по земле. Как во сне далеко хвойный лес – Усолье, зелень деревьев и трава на лугу. Ещё увидим. Летят утки стаями. Ходим на охоту. Ожидаем пароходы, два парохода идут сюда. Третьего июля пришла шхуна. Выбежали на берег. В заливе был лёд,  и к шхуне пройти было невозможно.  Потом поехали на шхуну и мы. Я получил письмо мамы от прошлого года, от мая, где она сообщает о посылке. Посылки я не получил, а письму был рад. Много интересного узнал. На шхуне были радостно приняты. Пили чай, слушали граммофон, читали газеты. Прошлый год шхуна была у меня в гостях, теперь я у неё. Много новостей. Ехала смена на фактории, все были веселы и смеялись. В тот год смена на о. Врангель тоже смеялась. Зимой кто-то из них «спятил».  Вечером шхуна ушла в лёд.  Полярное море вскрывалось в середине июля, сейчас там льды.  Шхуна во льдах. Через море и льды несутся точки-тире, карандаш радиста чертит нервные строчки: «Слушайте только меня, прекратите работу». Лёд и море не любят, когда тревожат их покой. Шхуна должна пройти вперёд, ещё в запасе август и шесть дней сентября. Скоро будут новости и газеты. Узнаем о жизни материка, о политике, о новых книгах, слишком будет много нового. Только сейчас, когда я пишу письмо, получен радио. Шхуна «Чукотка» раздавлена льдами. Команда и пассажиры спущены на воду. Шхуна посажена на мель. Товар перегружен на пароходы. Пароходам приказано идти вперёд. Ещё новость, на виду пароход «Волховстрой». Идёт прямо сюда. Пока до свидания! Крепко целую. Ваш Николай.  Послал письмо, прочтите, узнаете обо мне адрес радио Анадырь, Лаврентий, и пишите Лаврентий через Владивосток Чукотка, отправлять в мае, июне будущего года. Николай.

Залив Лаврентия. Берингов пролив. 25 августа 1931 года.

Мой дорогой брат! В июне от мамы было радио. Ты работаешь на заводе, очень рад за тебя. Ты должен приучаться к самостоятельной жизни. Вам я послал письма. Полагаю, что вы получите их. Радиосвязь хорошая, до Уэлена и Лаврентия телеграммы идут из Москвы дня в три. Весной связь плохая. Радио бывает загружено. С марта по август уеду далеко, известий не ждите. Буду в глуби Чукотки у «кочующих». Постараюсь пройти на Анадырь через горы к Иванчикову. От него получил письмо. Живёт благополучно.                                                                                                  Сегодня шторм  — северный ветер. Волны с грохотом кидаются на берег. Луна также как у нас в сентябре. Иногда ветер беспокоит людей. Мне же как-то безразлично. Этой зимой я пережил большую пургу, 13 дней в декабре. Наружу нельзя было выйти. Снег прямо бил в стены. Крыша грохочет,  как будто по ней разъезжает колесница. Со всех углов несёт ветер. Тепло моментально выдувает. Печка не топится, задувает. Декабрь, солнце за горизонтом. Темно. На окнах лёд, в углах комнаты лёд. Меня знобит. Уголь не горит. Ставим нефть. Рвётся нефтепроводная трубка. Кое-как горит уголь. Получаю известие. В 200 километрах от Северного бывшие торговцы – хищники грабят остатки американской шхуны «Елизиф». До властей 600 километров. Пишу письмо, категорически запрещаю расхищать товар. Пурга идёт седьмой день, идёт десятый. Держусь твёрдо. Вечерами одному в доме жутко. Зажигаю четыре лампы, ставлю в комнате, в кухне. Завожу граммофон. Сёстры Брик (две американские артистки) поют “ HintmanyTimes“, глупейшая любовная песня. На тринадцатый день пурга стихает. Это один из эпизодов моей жизни. Эта зима дала мне очень многое. Я морально и жизненно окреп. Твёрдо уверен, что перезимую в этом году вполне успешно. Построим юрту, как «кочующие».  Их жилище состоит из двух частей. Наружный шатёр и внутренний полог. Полог довольно просторный, как комната, похож на ящик. Передняя стенка прикреплена не наглухо. Приподнимая её,  можно входить в полог. Внутри горят жирники с тюленьим жиром, фитиль мох. Если жирник хорошо заправить, то он горит светло и даёт много тепла. Обыкновенно горят в пологе два-три до шести жирников. Мы поставим лампы керосиновые – тепло и светло. Лампа будет гореть весь день и если холодно, то и ночь. Снаружи юрту скрепляют ремнями и камнями, чтобы не сорвало.  Оленеводы — совсем  первобытный народ. В феврале ко мне вышел из гор молодой парень, он никогда не видел русских. Я дал ему хлеба, он скушал и сказал: «сладкий». Картофель не понравился. Консервы не кушал – солёные – вообще чукчи очень редко кушают с солью. Он не видел пилы и попробовал её зубами. На граммофон долго удивлялся и, конечно, объявил, что это «голоса духов». Недавно я был у «кочующих»,  близко у Лаврентия. Пил чай и кушал мясо. Зная чукотский язык и поговорив, я услышал от одного: «где твой язык улучшился, в какой земле?»  Я ответил ему – «на севере». Они считают свой язык самым доподлинным, наш же на положении  собачьего. Моя же речь «улучшилась», немного приблизилась к «настоящей речи». Юрта, одежда, пища также называются «настоящие» в отличие от нашей еды и одежды. Все чукчи разделяются на «береговых»  и кочующих. Береговые называют себя «лии-ораведляи» — «настоящие люди», кочующие «чаучу»-оленевод. «Береговые»  охотятся на тюленей и моржа.  «Кочующие»  имеют оленей.                                                                                                     У «береговых» есть собаки, на которых они ездят.  На севере это единственный способ передвижения.  Собак запрягают попарно к нарте – длинным узким саням. Запрягают 8-10 собак, два человека, пудов пять груза.  Ехать по хорошей дороге удовольствие. Собаки бегут. Каюр (ямщик) кричит:  поть-поть – направо, кхр-кхр – налево, управляет криком.   В руках тормозная палка- остол. С горы – каюр тормозит, с горки часто захватывает дух.     Я проехал на собаках 600 километров, двигались тихо, километров по 50,собаки были тощие. У береговых пищей служит «апкатоль»-«морской кусок» — мясо тюленя. Женщина нарубает мёрзлое мясо на кусочки, нарезает жир. Все кушают руками. По окончании, доска для пищи, на которой едят, выставляется наружу, собаки мигом всё подъедают. Старуха садится на ночной сосуд. Потом мочой моет доску для пищи, моет тут же руки, этой же мочалкой вытирает губы. Это мне приходилось наблюдать очень часто. У «кочующих», говорят,  многие красавицы мочой моют и лицо. Как говорят, лицо от этого бывает румяное и чистое. Дома женщина сидит только в коротких,  подобно,  трусах, остальное всё нагишом. Вокруг шеи стеклянные бусы, на руках  украшения. Дети голые.  Это ещё один эпизод из моей жизни. Чукчи очень любят детей, обращаются с ними хорошо. Вместо поцелуев чукчи нюхаются. Прикладывают нос к носу и одновременно втягивают в себя воздух. Таков поцелуй на севере. Жизнь вообще очень тяжёлая. Часто старики или тяжелобольные «просят смерти» просят, чтобы их родные задушили их или зарезали. Так одного старика задушили жена и сын, петлёй. Вся вселенная по воззрениям чукчей наполнена духами–«келе»,  которые только и причиняют вред людям.  «Келе» подстерегают людей везде, особенно в темноте. Болезнь это тоже внедрение «келе»  в тело человека. «Келе»  бывают в образе собак, огнедышащих людей, в виде предметов. В каждом жилище у входа венчается «калаквунь» — «злых духов отвратитель», различные предметы, но с добрыми духами, защищающими от «келе». Покровителем людей считается «Великий ворон» — «Большой ворон»- Вальвинен с женою «Митинеут» наполовину ворон – наполовину человек. Он защищает людей от «келе»  и всячески помогает людям. Он же сотворил мир и людей. В мире живёт большой медведь- Кочатко, который подстерегает людей и нападает на них. Чтобы напугать людей, Кочатко ложится на спину, поднимает ноги кверху и кричит – «ух-ух». Тогда люди скорее уходят из этого места.                                                                                                   С духами сносится шаман. Он также даёт предсказания, «делает погоду», лечит людей и является чуконцам священнослужителем.  Я был на шаманском представлении. В пологе потушили свет, совсем темно. Шаман взял бубен и стал колотить, вначале монотонно и тихо, потом сильнее, сильнее. Другой старик подзадоривал «нет,нет ещё, здесь нет, снаружи». Говорилось о духах. Я сидел близко около шамана. Он стал кричать бессвязные слова, прикрывая рот бубном, то отворачиваясь к стене. Звуки шли то из под земли, то снаружи, то глухие, то звонкие. Вдруг шаман ударил колотушкой о пол, послышался сильный удар. То обнаружились духи. Вдруг меня кто-то схватил за ноги – духи быстро материализовались.  Вдруг сверху на меня упала искусно  подброшенная чашка.  Духи уже пошаливали. Шаман объявил, что среди нас находится «келе» в образе собаки. Потом зажгли свет и всё кончилось. Видал я ещё многое, чего не напишешь в одном письме, приеду, расскажу. Тебе и Андрею желаю хорошей жизни. Работай и относись к работе хорошо, ты работаешь на благо Советского Союза – это всегда должен помнить. Читай больше политических книг,  и ты поймёшь жизнь лучше; поймёшь, что не зря делаются такие усилия и не зря переносятся хозяйственные затруднения. В свое время я из-за окружения тетушек-дядюшек не мог попасть в комсомол и об этом очень жалею. Читаю и сейчас много политических книг. Не слушай рассуждений многих окружающих тебя из переславских,  и следуй дорогой рабочего класса. Когда я скитался почти без куска хлеба в оборванной шинели, в драных штанах, я помню какой приём мне оказывали люди с достатком, как они меня встречали по платью. Это я никогда не забуду. На этом кончаю, надо спать. Полагаю вам высылать по сотне, деньги есть. Скоро пошлю за июль, август, сентябрь. Пока, до свидания. Весной пошли письмо в мае, адрес Чукотка.  Лаврентий через Владивосток. Твой брат Nick.

Лаврентий. Берингов пролив. Чукотский полуостров. Август 1931 года.  

Дорогая мама! 1-го августа отправил вам письмо на адрес Ключарева. На днях получил две телеграммы от бабушки, от вас пока нет. За  меня не беспокойтесь. Твёрдо уверен, что вернусь к вам опять. Итак,  до 33-го года! Писал вам, что шхуна «Чукотка» была раздавлена льдами на реке Амгуема, в 60-ти милях от мыса Северный.  Последнее радио принесло, что команда прибыла в Уэлен и скоро будет в Лаврентии. Шхуну оставили на мели. Товар спасли. Люди сами выбрались на берег. В 29-ом на реке Амгуема  погиб Айельсон- американец. В  дороге их застала пурга, они налетели на гору – была такая картинка в журнале. В ту же зиму у мыса Северного зимовал «Ставрополь»,  на мысе Восточном, в одном километре от мыса Северного. Остались две могилы с советскими звёздами. Они видны далеко с моря. Там же три могилы – дань зимовки 1914-1915 года. Могилы из голых серых камней, нет даже земли. Ленты свежи также,  как будто их положили вчера. Под мысом летом плавают льды, зимой же неподвижный снег и лёд. Сейчас на севере во льдах «Колыма» и « Лейтенант Шмидт». Или должно быть ушла, они должны вернуться назад. Моряки славный народ.                                                                                                                                                                                                             Два дня тому назад к нам пришёл русский. Он жил 9лет в Америке, работал на золоте. Потянуло домой. Он переехал Берингов пролив из Аляски, высадился на русском берегу. Мы ведь живём на русско-американской границе. Рассказывает нам о безработице в Америке, об упадке Аляски, о том,  как русские рабочие живут  одной думой о Советском Союзе. Рассказывал об американской самогонке «мун-шайн» — «лунное сияние»  и о том, как самогонщики при обысках обстреливают полицию  из пулемётов. Скоро он уедет на пароходе.  Весной в июне с мыса Дежнёва я видел горы Аляски, интересной, но чуждой мне страны. В июне я посетил большое эскимосское селение Нуукин. Был у мыса Дежнёва – самой восточной точки Азии. Видел перед собою Берингов пролив. Видел эскимосов; моржей. 10-го июня мы шли по льду пролива близ берега в Уэлен. На скалах кричали птицы. Это был «птичий базар», гнездовища чаек, топорков, гагар. В этот же день на горе я увидел весенний цветок. Лежал ещё снег и на море был лёд. В конце июня мы ехали в последний раз на собаках. Шла Весна – непрекращающийся день. Летели утки и белые канадские гуси. Море и тундра торопились наверстать долгое время зимы. С 21-го июня я живу в Лаврентии на культбазе – у меня комната в два окна, довольно хорошая. Обстановка, и чисто. Русских здесь около 20 человек. В начале сентября уеду в залив Мечигмен  к  «кочующим». Зиму проведу там. Нас будет двое: я и кооператор. Возможно, месяца три не будет телеграмм. Апрель- июнь и будущее летопроведу в глуби страны – телеграмм не будет долго. Много читаю. Изучаю Маркса-Энгельса. Много пишу. О жизни этой зимы изложил в письме к Ключаревым. 3-го июля пришла шхуна «Чукотка». Я получил письмо мамы от мая прошлого года. 1-го августа пришёл пароход, писем для меня не было. Читал газеты, видел журналы, на материке идёт большое строительство. По возвращении поеду по югу, посмотрю колхозы, новые фабрики. Вам старым людям многое не понять.  19-го августа получили почту из Уэлена, куда в июле доставил её «Шмидт». Газеты, журналы от декабря 1930 года, много интересного. Для меня писем с материка нет. Передают подробности гибели шхуны. В 10-ти милях от берега шхуна была захвачена двумя ледяными полями. В носу появилась пробоина, через некоторое время лёд сорвал руль и винт. Шхуна начала наполняться водой. Все выбрались на лёд, взяли провизию. В течение двух часов шхуна наполнилась водой и затонула. Весь товар погиб. Матрос один умер от разрыва сердца. Один немного рехнулся, один поседел. У заведующего  фактории, который ехал на мыс Северный, погибли все вещи.  Остался,  в чём вылез на лёд.

Залив Лаврентия Берингов пролив 2-ое сентября 1931 года.    

Мои дорогие! Вам привет и наилучшие пожелания! Дней пять,  как продолжается шторм и по крыше рвёт ветер. Идёт дождь со снегом. Вчера на горах появился первый снег. Сегодня снег распространяется  и на другие горы.Море все в волнах. У берега бьёт сильный прибой. Желтеет трава,  и осыпаются цветы. Перед входом в залив, говорят, уже видели лёд, принесённый с северного океана. Идёт зима. 27-го пришёл пароход «Ительмен» со снабжением.  Выгружался лишь  день, вечером ударил шторм, и пароход ушёл отстаиваться вглубь залива на другой берег. Привезли массу товаров – самых наилучших, даже предназначенных для экспорта. Всего много и достаточно. Ожидаем пароход ещё. Он стоит в Анадыре.                                                      Вчера выпал снег. Холодно. Дождь. Шторм. Пришёл пароход, побывал на пароходе. Узнал подробности, как погибла шхуна «Чукотка». 27-го июля шхуну сжало между ледяными полями. Это произошло близ реки Амгуемы в районе мыса Северного. Получили пробоину, стала проникать вода. Заделали пробоину, откачали воду. Был момент, когда шхуну выпирало на лёд. Льды напирали сильнее. Сорван руль, сломан винт. Вода в машинном отделении. Машинисты работали на табуретках. Шхуна трещит. Лопаются трубы. Перекашиваются двери, одного матроса закрыло в каюте дверью. Он спасся тем, что выломал дверь. В мир летело радио. Первая приняла Аляска. Как раз в это время я был на радио – станция Лаврентия. Радист нёс обычное дежурство, слушал вообще. Мы смеялись с ним, рассказывая весёлые истории. Вдруг он принял: «Всем, всем, слушайте только меня, остальным прекратить работу». Шхуна сообщала о людях, о пробоине, о трюмах воды. В этот же вечер в мир полетел “SOS”. Люди сошли на лёд, взяв продовольствие, прихватили граммофон. Скот перестреляли. Был момент, когда нельзя было ни сойти, ни спустить шлюпки – мелкобитый лёд. Потом шхуна ушла под воду. Люди шли по плавучим торосам к пароходу «Колыма». Совсем близко у парохода матрос умер от разрыва сердца. Многие поседели. Я видел их сам. Эту историю рассказал мне пекарь со шхуны. Он говорил тихим голосом как люди после больших потрясений:  «Мы три раза были под смертью». Зав. факторией мыса Северного потерял всё имущество, она и он поседели. Капитан сильно изменился. В прошлом году на мысе Северном  у меня он пил чай и был весел. Вся команда едет на пароходе во Владивосток. Пароходы «Колыма» и «Шмидт» вероятно стоят затёртые льдами. Последнее радио было из Чауна. Таковы северные «пыныль» — новости. Написал и посылаю письма. Сюда письма идут плохо.  Радиостанции завалены телеграммами: торговыми и административными, частные идут в последнюю очередь. Обо мне не беспокойтесь. Твёрдо уверен в себе,  и здоровье прекрасное. Начинаю излагать о себе за всю зиму. Впрочем,  у вас наверно ещё жарко и зеленеет  трава. Ведь я не видел так давно самой простой пыли – уличной пыли. Попался в руки журнал с празднованием первого мая в Москве на Красной площади. Как странно, уже не было снега. Мы встречали Первого мая в Уэлене, это у входа в океан. Все были. Дети одеты по-праздничному. Радист даже надел жёлтые ботинки. Был снег, лёд  и холодно, лишь ярко светило солнце. Теперь о себе. Для интереса веду изложение по числам. 3-го сентября прошёл пароход «Колыма». Все так хорошо простились со мной. Дали два гудка. Мы поехали к берегу, пароход ушёл на восток. На море был тонкий ледок, и было тихо. В первый раз меня охватила тоска, но затем я быстро взял себя в руки. Убрал комнату, сварил обед, поставил хлеб и начал жить.                                                                                                                                    6-го вечером мимо прошла американская шхуна «Кариз». Огонь шхуны показался у мыса слева. Но, стояли льды, тяжёлые, многолетние льды и американцы пошли в море. Стояла прекрасная тихая погода с заморозками, море было чисто, льды ушли под горизонт.

17-го сентября ударил сильный снежный шторм,  и началась зима. В октябре была морозная, но ясная погода. Небо переливалось огнём северных сияний.Это очень красивое зрелище. На севере небо – зелёные волны, которые то тухнут, то горят зелёным огнём. Громадные прожектора щупают небо жёлто-зелёным светом.                                                                                            Я выучился стряпать.Продуктов у меня было много: апельсины, яблоки, капуста, белый и черный хлеб, компот, мясо, крупы, яйца.  Было много молока, свежая картошка.  Особо я полюбил молочные кисели. Я кушал в обед по 5-6 блюд. Хлеб пёк сам, раза два испортил, но потом выходили хорошие. Моим единственным  развлечением был сломанный граммофон без пружины. Вечером, когда я оставался один, я брал, граммофон в руки, расколотую мембрану держал левой рукой, а пальцем правой крутил пластинку. Слушал фокстроты, пение, сестры Брукс пели о любви, тенор-американец фальшиво тянул русскую Дубинушку, пластинки были американские. Хотелось русских песен,  родных и знакомых.  Я уже давно спал  в кукуле –  спальном мешке. Спал в шапке, в меховых штанах, по утрам дыхание намерзало  и на мехе спального мешка. Надо было растапливать лёд для умывания.                                                                                        Дни становились короче. Брезжило в 10, в 14 – смеркалось снова, в три выходила луна, понятия мира перевёртывались. Пурга шла по несколько дней, по ночам было жутко, и ночью всегда у изголовья горел фонарь. 22-го ноября зашло солнце. День открылся туманом, по небу ползли облака. Перед этим 7-го ноября мы праздновали день Октябрьской революции. Мне вспоминалась Москва и Залесье. С 1-го по 13-ое декабря была самая сильная пурга. Ветер рвал крышу, лёгкий зефирчик проносился по комнате. Нельзя было удержать тепло. У меня был недостаток угля, а сейчас и тот не горел, поставили нефть, но лопнула трубка. В печку пошли ящики. С утра надо было зажигать лампу, была темнота. Окна уже с начала зимы покрылись льдом. В углах проступил лёд и снег. Коридор завалило, уголь завалило. Это было сплошное безумие снега, ветра и холода. Я варил обед, играл на граммофоне, читал и писал. Жизнь проходила как во сне. В это же время  получил известие о том, что разбитая американская шхуна «Елезиф» разграбляется бывшими русским торговцами, шхуна разбилась весной 1929года у мыса Биллингса во льдах и была выброшена на мель на произвол судьбы. Власти ещё не доехали до неё, вообще в том районе не было никаких властей. Эти же русские прислали письмо, его я сохранил: «мы потеряли счёт дням, не знаем какое число и какой месяц, очень скучно без календаря, пришлите, заплатим». Я написал им день и месяц и вместе с тем строго просил прекратить расхищение шхуны. «Начальник милиции уже выехал из Уэллена. Ему всё известно». Связи с Уэлленом вообще не было давно. У населения  шла заготовка песцов. Я открыл факторию на свой страх и риск, и начал торговать. Это было в половине ноября. 31-го декабря приехали работники РИКа – инструктора. Они подтвердили правильность торговли. Мы взяли продукты со «Ставрополя» (пароход, зимовавший у мыса Северного в 1929- 1930году) и распределили между населением. Встретили Новый год спиртом и смехом. 15-го января были холода, термометр показывал -35град. ниже 0, но было тихо и ясно. 16-го января русские уехали к оленеводам на Чаун. 20-го вышло солнце – маленький  краешек показался над горами. 21-го января я захворал – два дня был почти без памяти. Я только просил чукчей топить, чтобы было тепло. На дрова был разобран старый домик. Дня через два я встал, но был слаб. Дни прибавлялись, светило солнце, опять шла пурга.  27-го января вечером, снаружи было тихо, вдруг я услышал  осторожные крадущиеся шаги за стеной и через минуту крики.  Я оделся, схватил винчестер, и выбежал из дома. Оказалось, к соседу пришёл белый медведь, разобрал юрту и унёс собаку. Медведь убежал. Раза два в деревню приходили белые медведи. Этот год вообще был медвежий. Медведи или выходили на берег, заглядывали в деревни. В соседней деревне медведь съел молодого парня, встретив его по дороге. Песцов было мало. Ещё через несколько дней прибыл Пётр Брюханов – арестованный по делу разграбления шхуны. Один из интересных моментов жизни на севере: бывший торговец, старый полярный волк – 22 года жизни на севере – старик Брюханов следовал по этапу без всяких провожатых, на своих же собаках, это на расстоянии 800 километров до властей.  Ещё через несколько дней в моём домике случилось следующее: нас было трое, двое чукчей и я, был вечер,  и мы пили чай. Снаружи послышались шаги, потом тихо. Чукчи вдруг затряслись от страха.  Я хотел одеться и взял винчестер. Они уцепились за меня и не хотели отпускать.  Я снова сел к столу и поставил ружьё. В ту же минуту чукча схватил винчестер, взвёл курок и хотел стреляться. Я выхватил у него винчестер. Чукча закричал и выбежал в холодный коридор. С ним случился  ……..?

Залив Лаврентия 27 сентября 1931 года Чукотка.   

Мой дорогой отец! Два дня тому назад в залив пришли льды, а сегодня радио принесло нехорошие вести. Льды и радио принесли плохие новости. Пароход не мог пройти и стоит сейчас в бухте Провидения. Уголь не будет доставлен. Возможно,  будет трудная зимовка. Имеющегося угля не хватит.  Возможно, буду жить не в особой теплоте. Но это ничего, где наше не пропадало и не пропадёт! Письмо посылаю с катером, который уходит сейчас в бухту Провидения, увозя пассажиров. Уезжают работники горной экспедиции. Возможно, в эту зиму сюда прилетят самолёты. Пишите мне письма через Осаавиахим – Москву, или ту организацию, которая будет посылать самолёты. Пишите и на имя лётчиков, не стесняясь. Пишите, конечно, существенное, не загромождая лишним. Последнее известие от мамы было в половине июня – телеграмма из Челябинска, прошло три с половиной месяца, но я не беспокоюсь. Сейчас много работы на радиостанциях и частные телеграммы, возможно, где-нибудь лежат. Всё же два раза в месяц постараюсь сообщать о себе. С января по май ухожу в большой рейс по внутренней части Чукотки – Лаврентий – Чаун по обследованию «кочевых». В этой части почти никто не был и я буду в первой пятёрке, а возможно и впервые. Думаю сделать поездку на оленях, отказавшись от привычного транспорта – собак. Возможно, буду организовывать кино- экспедицию. Пока. Наилучшего. Николай.

Бухта Эмма- Провидения Юго-Восточная часть Чукотского  полуострова 4 октября 1931 года.

Это письмо относится ко всем из моих родных – кто будет его читать. Это последнее письмо, которое я отправлю на материк в этом году. 27-го сентября отправил письмо папе на адрес Переславля. 7-го сентября отправил всем, всем много писем. Почта была вручена здесь в Провидении, и я сам её отправил на катере в запечатанном виде в Лаврентий. Пароход не пришёл в Лаврентий из-за льдов. Мы остались без угля.  Сейчас, благодаря хлопотам, пароход вернули, ожидаем его завтра – пойдём в Лаврентий опять. Погода плохая – снег с дождём. В Лаврентии льды. Я еду с обследованием промысла юго-восточной части района. Предстоит известного рода операция – качка на волнах, высадка на берег в прибой, холод, снег – это не мелочи, которые надо снять с дороги, чтобы не помешали. Мы прибыли на катере из Лаврентия 2-го октября. Шли льдами. Был туман и дождь. Ветер и качка. Ехали: начальник Морзверпромыш. экспедиции – Иван Иванович – биолог – научный работник, штаб-ротмистр в прошлом, окончил в 1923 году Военную академию, краснознаменец, простяк- человек; т. С. – секретарь Окружного комитета партии – окончил Комвуз. Партия послала работать на север, хороший большевик. Травин – турист, едущий вокруг света на велосипеде, прошедший пешком от Мурманска до Уэллена.Товарищ Р. – моторист; чукча Вульхвургин – рулевой и, наконец, я – Николай Шнакенбург – «Иван Иванович Баняков», прозванный за умело достанный бачок спирта младшими сотоварищами, оставшимися на базе. В Провидении я узнал новость. Погиб Иванчиков – утонул в реке – перевёрнутый ветром. Долго не мог уснуть. Он был очень умный человек, но слишком интеллигент. С парохода пошлю телеграмму в Анадырь. Я получил от него письмо в начале сентября, послал ему тоже. Ну, что же, надо быть твёрдым, пережить и это. Читал той ночью газеты почти за целый год. Рассказывали утром, что я будто бы разговаривал во сне. За последние месяцы это в первый раз. Сегодня спал спокойно. Всё ничего. Я твёрд и бодр. Всё по-хорошему.  Есть так держать на зиму. Вернусь в Лаврентий к 25-му октября. Далее поеду вторично в объезд по этомуже району. В январе еду на север до Чауна. Возможно, по внутренней части района по «кочующим», на оленях. Использую свой небольшой опыт на севере. Поеду без проводника и европейского продовольствия. Сварю какао-сахар-масло-молоко в виде таблеток. Дальше мясо-оленина. Вероятно,  известий не будет до мая-июля.

Лаврентий, Чукотка,  4-го сентября.

Дорогие родные! Этой ночью опять пошли льды. Дует северо-западный ветер. Льды и льды, пароход «Ашинг» на виду во льдах. «Ашинг» везёт уголь. За окнами дождь и ветер, в заливе шторм. Всё благополучно. Вчера получил от дяди Серёжи телеграмму, благодарю. Ответ на неё отсылаю в этом письме. У нас уже поздняя осень. На горах ночью выпал снег. Иногда бывает солнце. Трава пожелтела.  Идут ветра. Весь август в заливе стоял лёд. 8-го числа появился первый лёд и с той поры почти не выходил из залива. Этот год очень тяжёлый, очень ледяной год. 30-го августа возвратился с зимовки с севера пароход «Лейтенант Шмидт». Он побыл у нас немного и ушёл на юг, к теплу и солнцу, где они стояли с октября по август. Двое навсегда остались в камнях мыса Шелагского. Цинга. На «Колыме» застрелился третий.  Зимовало два парохода. В марте было письмо, что третья часть команд болеет цингой, этого никогда ещё не бывало. Потом все поправились, лишь осталось трое. У нас также была цинга, болело человек пять, но всё обошлось благополучно, никто не умер.  Селение Яндогай (в 12 км от Лаврентия). Вчера вечером прибыли на вельботах сюда. Отправляемся вглубь залива Мечигмен к оленьим чукчам на осенний обмен. Каждую осень  происходит торговый обмен между  «береговыми»  и оленьими. Первые везут жир нерпы, ремни, шкуры лахтака (из породы тюленей); оленьи дают в обмен оленье мясо, жилы оленя, оленьи шкуры. Кооператив выступает с товарами. Я еду с целью изучения и учёта этого обмена. Также мы должны привезти культурное обслуживание. Перед нами будет тундровый кулак. Пойдём вглубь залива Мечигмена, берега которого ещё не нанесены на карты. Будет яранга оленьих чукчей, ещё может быть совсем своеобразная. В 1930 году там поставили Красную ярангу – пункт торговли — кооператив и школу. Яранга стоит на открытом месте, дуют ветра, кругом горы. Стойбище оленеводов  стоит в 20-30-ти  километрах.  В яранге работает мой товарищ Ю.М., с ним вместе живёт Миненко, человек прошедший Южную и Северную Америки и, наконец, бросивший якорь на Чукотке, он переводчик и ездок на собаках. С ним вместе эскимос Анто, знающий четыре языка, плававший на шхунах в Сиэтл.   Т.Б. будет вести кооперативную работу среди олневодов; их четверо, комсомолец и член партии и двое беспартийных. Над Ярангой ветра развевают красный флаг, он виден издалека. В тундре положено начало дела Ленина, но в тундре ещё кулаки и шаманы ведут подрывную работу. Кулаки эксплуатируют бедноту.  Но очень скоро красный флаг будет развиваться и ещё больше. Организовался колхоз, беднота ушла от кулаков, это первый колхоз, но будут ещё и ещё. Зимой доктор многоуважаемый Фёдор Ефимович вылечил перелом ноги у чукчи. Фёдор Ефимович этим расположил оленеводов и прослыл «сильным русским шаманом». Юноша был уже приговорён к смерти. Здесь бывает так: когда нет выхода для больного человека, его душат ремнём. На севере это очень принято. А зимой я попал в эту страну оленьих чукчей.  Мы попали в стойбище, которое ещё не видело белых.  Когда-то давно там проезжал кто-то из старых хищников торговцев.  Но, нас встретили хорошо. Мы провели выборы Совета, установилась советская власть. Потом я выходил на берег моря в места, которых нет на карте. Шли день и ночь, это было в январе в 50-ти градусный мороз. Затем вышли, всё это время я питался сырым оленьим мясом, было так холодно, что кусочки мяса приставали к нёбу. Это был очень тяжёлый выход, но на моё счастье не было пурги. Я вышел в бухту Руддера на юге Чукотки.  Потом в бухте Преображения вместе с заведующим  факторией мы заводили граммофон, слушали фокстроты и песни Ады Джонон, нам же очень хотелось услышать что-нибудь своё родное. За окнами была пурга и мороз.  Сейчас вновь откроется страна Чаучуван над которой уже развевается красный флаг. Вчера мы шли льдами. Сейчас на море шторм, льды и ветер. Ю.М. уехал  дальше. Я задержался, поеду через пару часов в Лаврентий. Это тот же путь,  о котором писала  Зинаида Рихтер в книге «У белого пятна», у неё есть глава «на шлюпке по океану». Мы делали этот путь,  может быть, по шесть раз. Каждый из нас делал то, о чём не нашлось бы слов написать Зинаиде Рихтер, ничуть не гордясь.                                                                                  Ночью и сейчас восьмибалловый нордвест, море забито льдами. Но вельбот должен пройти, ибо это советское дело. Будет ветер, качка, брызги осядут горьким морским налётом на губах, на щеках, на лице. У Соколова выпьем чаю, вечером вернусь обратно. Письма сдам Соколову. Пароход стоит во льдах очень близко, но вход в залив забит. Вчера председатель сказал: «да я председатель, но что же делать, лёд сильнее меня». Но ветер сильнее льда и он угонит лёд. Пароход вчера жало льдами, но он не уходит. Врангелевский пароход получил пробоину и дрейфует во льдах, таковы последние новости.  22 июня прилетел Давид Боршин Красинский …..?   Они сели в Уэллене.  Их цель искать путь  во льдах пароходам Колымского рейса. Они уже летали много раз. Этот год очень тяжёлый – льды и льды. Сегодня сильный шторм. Льды выгоняет из залива. Угольщик стоит во льдах.  Всё хорошо. Я жив и здоров. Письма прошлогодние и этого года получил от мамы, и майское письмо. Шло немного, всего три месяца. На днях получил телеграмму от дяди Серёжи. Приеду на будущий год. Обо мне не беспокойтесь, не пропаду.  Семья Варенниковых умерла — судьба. Я слишком много видел и у меня чёрствое сердце – извините, но это правда. Зато я стал крепким просоленным  парнем, всегда бодрым и никогда не унывающим. Твёрдо надеюсь вернуться и увидеть вас. Когда вы получите это письмо, у нас будет зима.  Ваш Николай.

Уэллен, Чукотка,  2 августа  1933 года.

Дорогие бабушка и мама! Мне хочется, чтобы письмо попало как раз к 1-му октября, дню ваших именин. Это письмо пойдёт несколько необычным путём, а именно, по воздуху. Завтра уходит самолёт «СССР –Н8» под начальством лётчика Левоневского*. Он возьмёт письмо. Они пойдут вдоль всего северо-восточного Сибирского Ледовитого побережья на Колыму, река Лена, по Лене до Иркутска. Об этом полёте вы узнаете из газет. Я отослал вам уже два письма, это третье, два пошли пароходом через Владивосток, это пойдёт по воздуху через Иркутск. Посмотрите их путь на карте. Самолёт прибыл 29-го июля, прямо из Америки (Аляска). Куда они отвозили американца Маттерна, совершавшего кругосветный перелёт и разбившего машину под Анадырем. Рассказывали много интересного про Америку. Лётчики живут вместе с нами, в одной комнате.  Симпатичные ребята.У них просто героический полёт. Они летят из Севастополя – вся Сибирь за ними. В Охотском море их застиг шторм и туман. Чуть-чуть не налетели на скалу в тумане. Из Анадыря они вылетали через Берингово море на Аляску.  26-го мы получили радио из Анадыря в Ном (Аляска), где запрашивали о судьбе самолёта. Оказывается самолёт на обратном пути просидел на каком-то озере четыре дня,  спустившись из-за тумана. Читал аляскинские газеты от июля. Много пишут о лётчике Маттерне и перелёте. Очень интересно. Какое-то большое духовное лицо – американский архиепископ даже молился для ниспослания хорошей погоды во время  кругосветного  полёта. До чего доходят люди! Лётчики рассказывали много интересного про Маттерна…. Пароходы,  идущие с Колымы, стоят всё ещё в тяжёлых льдах. Многие ожидают отъезда на пароходах. Наша смена ещё в пути. Только что выходят из Владивостока. Числу к…?.. будут здесь. Выйдем поздно и приедем осенью. Опять не увижу лета. Здесь лето проходит. Ночи тёмные и холодные. Ношу всё ещё зимнюю куртку, в ней не холодно, но и не  жарко. Говорят,  сильная жара была в июне в Хабаровске. У нас лежал ещё снег в июне. Эта зима была очень тяжёлая – все дома заносило. Бывало и так, что проснёшься и в комнате темно, занесло окно, оденешься, чтобы выйти, смотришь,  дверь не открывается. Приходится выходить через чердак.  Помню числа 8-го апреля и по 20-е дула такая пурга, что страшно было выходить. Дома заметало и закрывало снегом. Против ветра было трудно идти. В некоторых домах выворачивало трубы (железные). Также и 6-го ноября под праздник было нечто ужасное, ветер валил с ног. Я еле дошёл до дома. В общем, если привыкнуть, то всё хорошо.

*Лётчик Сигизмунд Левоневский (1902-1937) – легендарный полярный лётчик, кавалер Золотой Звезды Героя Советского Союза (1934), любимец  И.В.Сталина, Сталинский сокол. Экипаж С.Левоневского, пытаясь  совершить первый в мире коммерческий авиарейс через Северный полюс в Америку,  в августе 1937 года  исчез  при загадочных обстоятельствах.     

Один из моих товарищей скоро уйдёт в тундру для полит-просветительской работы. Он будет отрезан от русских в течение всей зимы до июня. Это несколько хуже, т.к. это для него второй раз. Да, сейчас на море густой туман. Довольно холодно. Всё это ничего. Позади четыре года пурги, ветров, мороза и северных льдов.  Впереди Хабаровск, Москва и Ленинград.  В конце октября надеюсь увидеться. Осталось каких-нибудь три месяца. Привет всем – всем!  Николай.

П/х «Сучан» во льдах. (фото из фондов музея Арктики и Антарктики).

«Сучан» — грузопассажирское судно построено на верфи Балтийского завода в городеЛенинграде (1932). Погибло в мае 1938 года на Камне опасности в проливе Лаперуза.

Залив Лаврентия, Чукотка. 11 августа 1933 года.

Здравствуйте, тётя Капа! Это уже четвёртое к вам письмо. Третье было от 2-го, я писал вам из Уэлена. Письмо послано с лётчиками самолёта «СССР –Н8» Они прилетели к нам в Уэлен из Америки, куда доставляли Маттерна – американца, совершившего кругосветный перелёт. Вы, наверно, знаете эту историю из газет. То письмо полетит надо льдами полярного моря, будет на Врангеле, потом пойдёт вниз по Лене на Якутск, на Иркутск. Дойдёт до вас, если не разобьётся где-нибудь самолёт. Мы жили с лётчиками в Уэлене в одной комнате. Симпатичные люди! По вечерам мы собирались вместе,  и тогда каждый рассказывал весёлые истории из своей жизни. Это письмо пойдёт на «Сучане», мы ожидаем его сегодня или завтра. Он зимовал в Чаунской губе. В конце июля иногда радио бросало короткую весть «во льдах, северо-западнее острова Шалаурова», «Сучан» стоял во льдах. Потом какой-то день принёс известие о том, что «Сучан» двинулся и прошёл десять миль. Пароход ждали в Уэлене с нетерпением. Мои товарищи много дней как уложились. Сейчас пароход вышел из льдов и скоро будет здесь. С ним уйдёт это письмо, по расчёту вы получите его в конце сентября. В конце концов,  это не так и долго – полтора месяца. Наш пароход идёт с юга, где-то у Петропавловска, должен прийти  к нам в конце августа. Всё благополучно. Хороший год. Льды не придут раньше конца сентября. Тогда я буду уже уходить на юг к тёплому солнцу, буду качаться на волнах Тихого океана. Ах,  тётя-тётя, мне было дано увидеть многое, и я очень благодарен за это жизни. Мне сейчас 26 лет, здоров, просолен крепко ветром и солнцем. Многие из тех моих сверстников, оставшихся на материке, уже поженились. Я всё живу один. И мне думается,  не женюсь. Может быть это очень плохо. Сейчас проходит лето. Ночью холодно, заморозки. Эти дни был сильный шторм. Дело близится к осени. Снег в некоторых местах так и лежит. Лето проходит. Так и не видишь тепла. Говорят, в июне в Хабаровске стояла сильная жара. У нас ещё лежал снег. Было холодно. Эту зиму опять заносило выше окон. Проснёшься утром, в комнате темно. Снаружи пурга. Окно занесено выше верха. Надо откапываться. Такова зима на севере. Всё благополучно, тётя. В ноябре увидимся уже наверняка. В конце июля я получил от вас телеграмму. Я так и не знаю, что с мамой и братьями. За всю зиму это вторая телеграмма от вас. Вы тоже меня считаете уже погибшим,  а я жив и здоров. Ведь мы зимой бываем отрезаны от всего. Пурга и пурга! Вы их не видели и не знаете этих чукотских ветров. Увидимся, расскажу. 12-го вечером. Сильный шторм на море. Ветер. Холодно. Давно минули белые ночи. Сейчас темно и холодно также как поздней осенью в Москве. Пароход стоит в Дежнёве. Скоро будет и у нас. Может быть, придёт почта. Кроме этого – всё хорошо. Ночью штормом выбросило кавасаки (мелкосидящее моторное судно). 13-го днём. Сильный шторм. Утром пришёл пароход «Охотск». Приехало двое старых знакомых. Рассказывают много интересного о материке. Наш пароход придёт дней через десять. Всё хорошо. Привет всем.                                                                                                                                                            Опять шторм, волны, но солнце и жарко. Письмо посылаю с «Охотском». Есть радио, «Сучан» опять стоит во льдах между мысами Северным и Ванкаремом. Знакомые места. Низкий печальный берег. На 200 километров нет жилья и людей. На горизонте горы, тундра. На море льды. На собаках путь из Ванкарема до Северного три дня. На Ванкареме Георгий, зав. Факторией, душа-человек. Он выезжает на материк.В тех местах мы шли в июне прошлого года, пешком. Об этом расскажу. За остальным всё хорошо. Пароход гудел протяжным гудком и что может быть радостнее пароходного гудка! В прошлом году я видел пароход 3-го сентября. Всего-всего. Скоро поеду и я. Nick.

Хабаровск. 6-го ноября 1933 года.     

Дорогая мама и братья! Я уже в Хабаровске, за спиной 7 000 километров. Вчера прибыл сюда экспрессом. Остановился у одного знакомого – доцента – биолога Мединститута. Получил твое письмо,  и два письма Алексея. Очень благодарю, и, счастлив, читать о вас. Я жив и здоров. Чувствую себя хорошо. Лишь немного простудился – это бывает всегда. В июне прошлого года я провалился в Северном полярном  море под лёд, только в один день восемь раз, и то ничего. Приехал во Владивосток, сразу всех нас без исключения забрала простуда, бактерий очень-очень мало или совсем нет.

Алексею везу в подарок двустволку 16-го калибра – тульскую – почти новую. Он мало пишет о себе, ну, ничего, приеду – поговорим. Как заехать в Челябинск, прямо ли из Хабаровска или из Москвы – сказать сейчас не могу. Буду в Челябинске обязательно. Я думаю, мама, в эту зиму ты поживёшь у меня. Найду квартирку,  и ты приедешь ко мне в Ленинград. В общем, скоро увидимся. О материальном не беспокойтесь, у меня несколько тысяч денег – проживём хорошо. Кроме того, я буду получать стипендию, будет и другой заработок. Сейчас в центрах деньги стали дороги. Одежду, белье тоже достанем в Москве через Комитет Севера, это очень просто. Рад слышать, что вы все здоровы. Сейчас до встречи остались уже дни. Скоро-скоро увидимся. Дела задерживают меня здесь. Сейчас три дня праздника – учреждения не работают. Теперь в числе северных работников и мною интересуются.  Был в ряде научных учреждений. Познакомился с Главным Управлением Северного морского пути, с уполномоченным по РИК. Они оказали мне содействие в покупке билета. Было трудно достать билет, много отъезжающих из Владивостока! Поеду на Москву, вероятно, в экспрессе. В общем, этот вопрос не решён – куда ехать сначала, зависит не от меня. Будьте рады, что я счастливо вернулся с севера. Иванчиков  остался там. Ведь и у меня был ряд моментов, когда мог остаться там навсегда. На днях получил радио из Уэлена – погиб секретарь РИК.а,  молодой парнишка. Он приехал только в июле. С ним я хорошо знаком. Жаль! Здоровье у меня крепкое. Самочувствие хорошее. Работу я сделал, планы оправдались, доверие Комитета Севера оправдал. Всё это досталось ценою больших лишений, но ничего (…неразб.?…..), слова Карла Маркса:  «В науке нет широкой столбовой  дороги, и только тот может рассчитывать достигнуть её сияющих вершин, кто, не страшась, карабкается по узким каменистым тропам».   Вот и всё. Николай.

4 июня 1935 года. 

Дорогая мама! Пишу на вокзале, провожаем  товарища. Он едет на мыс Шмидта на пару лет – он метеоролог, мы зимовали в Лаврентии вместе. Как-то жаль провожать человека за 16-ть тысяч километров! Конечно, мы все надеемся, что он вернётся. Очень многие мои знакомые уезжают. Кто на Диксон, кто куда. По последним нашим известиям на Медвежьих островах белые медведи съели двух наблюдателей. Один из них был мой хороший знакомый. На будущий год, возможно, двинусь и я. Я нашёл вашу открытку и ответ на свою. Пишите мне как дела. Сейчас занимаемся, готовим зачёт. На днях поеду опять с кухлянкой, мне давали дёшево, я не отдал. Я постараюсь сделать всё, что будет возможно от меня. Привет. Николай.

28-У1-35 года. Тула.    

Дорогие братья Алексей и Андрей! Только сейчас, когда волнения прошедших дней немного улеглись, я пишу вам письмо. Конечно,  очень и очень жаль так рано умершего нашего отца, но что же делать, такова судьба и конец его трудной жизни. Я сдал последний экзамен 21-го вечером  в восемь часов. В 10 уже ехал на вокзал, я думал попасть на экспресс. Билет у меня был взят на 25-ое, я оставил его (из Ленинграда очень трудно выехать), постоял в очереди и легко взял билет на «стрелу». Утром был в Москве и в 1 час 3о навестил папу. Он был уже очень плох и без сознания. В три, ночью, он скончался. 25-го утром мы похоронили его на Немецком кладбище, в 44 квартале. Всё это было тяжело для меня, и я проехался в Тулу к Вере, поговорить и побеседовать. Сейчас стало легче. Осталась у нас теперь мама и наш долг обеспечить ей спокойную старость. Мы, конечно, приложим все усилия,  чтобы сделать ей жизнь спокойной и хорошей. Я не знаю пока, где ей лучше будет жить, как она захочет. Всё равно я буду помогать ей деньгами. Ученье своё я закончил, хотя и остался диплом. Я думаю окончить его к осени-  вначале зимы. Я, вероятно, поступлю в Академию Наук в аспиранты: т.е. для подготовки к профессуре по истории и экономики Севера. Дело это сейчас разрешается. Надо готовиться, как вернусь, к вступительному экзамену по диалектическому империализму и философии. Эти вещи я проработал и думаю, выдержу. Вот так складываются мои дела. В общем, всё хорошо. Материально же – стипендия триста рублей, но можно и подработать. В сентябре, возможно и в августе, буду у вас. Может быть, поеду готовиться к вам, сказать сейчас  ещё трудно. Не думаешь ли ты, Алёша, побывать в Ленинграде? Подумай об этом. Конечно, если у тебя будет путёвка, то сначала поедешь в дом отдыха. Как Андрюша, когда он кончает,  где думает устроиться? Он как будто стал хорошо учиться – так и надо. Я думаю ему надо продвинуться в техникум, в какой бы он больше хотел. Напиши. Как дела с призывом? Жду от вас письма. Ваш брат Николай.

20 – 06 – 1936. Ленинград.

Дорогая мама! Вчера получил твою открытку о приезде в Москву. Конечно, очень рад о твоём выезде: что будет много лучше. Отдыхай, успокойся, поговори с родными. Пусть дядя Коля (Николай Павлович Засс, преподаватель математики и английского языка в МГУ Москва) сходит с тобой погулять. Съезди опять наМосква-реку. Главное не волнуйся и держи себя спокойнее. Помни, что я тебя приму с радостью. Помни, что моя квартира всегда открыта для тебя. Вообще же ни в какие бараки с Андреем я тебя не пущу. Это совершенно ясно, и не требуют никаких добавлений. Андрей не маленький, жить он умеет вполне, проживёт и один. Несколько дней ты отдохни, а потом, когда впечатления придут в порядок, напиши мне самое подробное письмо с указанием всего. В своё время, когда Энгельса спросили, «что будет с крестьянством после революции?», он ответил: «Дадим ему подумать над своим клочком земли».  Так пусть «Далёкий современник одумается». Наивные представления исчезнут, а потом сам повернёт дело.                                                   В конце месяца у меня будет получка, и я тебе пошлю денег. Это тоже не требует особых пояснений. Так числа к 26-му жду от тебя письма, очень подробного. Мой привет всем. Привет Ек.Дм. Как живёт Маргарита Робертовна, тётя Оля?  Сын твой Николай.

P.S. Сейчас я занят срочной работой для С.В. Обручева*.  Арктический Институт готовит Сборник о полезных ископаемых Арктики. Я редактирую и исправляю географические наименования месторождений по Чукотскому Северу. Это значительная по размерам работа, требует большой точности и правильности, так как идёт и на иностранных языках. Кроме того, надо ещё «облаять» одного писателя, сотворившего «Северные новеллы»: жуткая ерунда вперемежку с наивностью и полярной неграмотностью. Николай.

Отступление: « С большой душевной болью вспоминаю о молодом талантливом филологе Н.Б. Шнакенбурге, который погиб геройской смертью в начале Великой Отечественной войны, защищая Ленинград.  Впервые встретился с нимв 1930 году на мысе Шмидта.  В 1934 году он дал нам ряд уроков чукотского языка. Им была просмотренав первом варианте моя рукопись и сделаны ценные замечания о языке и быте чукчей, которые он превосходно знал, так как прожил несколько лет на Чукотке.                                                                                   Сергей Обручев «По горам и тундрам Чукотки», экспедиция по Чукотке 1934-1935гг. С.В. Обручев (*1891 -+1965)- видный советский учёный, известный геолог, академик, сын знаменитого путешественника, учёного и писателя-фантаста В.А. Обручева.

21-го июня 1937 года Владивосток.

Завтра я пошлю тебе телеграмму, а сейчас пишу о своей жизни. Ты, вероятно, беспокоишься за столь долгое молчание, но на это была своя причина. Дело в том, что наш отъезд затянулся и только сейчас стало известно, что мы пойдём на п/х «Сталинград». Числа 28-го, вероятно, я буду уже в море, когда ты получишь моё письмо. Я вполне жив, здоров и чувствую себя хорошо. Живём в общежитии. Обедаю в столовой утром, а вечером питаемся продуктами экспедиции.  Вчера был в Китайском театре. Видели три пьесы в один вечер. Вообще в Китайском театре я уже третий раз. Собираемся теперь в Корейский театр.  Вообще пока особых новостей нет, хотя и приходится ходить по учреждениям, и мы не загружены работой. Если мы выйдем после 28-го июня, то 8-го июля будем в Петропавловске, и числа 15-го в бухте Натали -базе нашей экспедиции. Бухта Натали известна мне по 1933-му году, мы стояли здесь пару дней, возвращаясь с Севера. Вероятно, будем и в заливе Корфа, где я был в 1929-1930гг. Ближайшее радио от нас будет километрах в 200-х, но и в бухте Натали есть радио рыбного завода, связанное с радиостанцией в Апуке.  Мы будем, таким образом, связаны с миром, но это не значит, что от меня будет так легка связь. Я часто буду в маршрутах, уходить в горы далеко от Побережья. Во всяком случае,  постараюсь поддерживать связь с собой. Радиостанция в Апуке принадлежит Наркомпочтелю и на неё должны принимать телеграммы. Если почему- либо на телеграфе ответят, что такой станции нет, то назовите Олюторка (Алюторка), это одно и тоже. Вообще, адрес мой для радио будет таков: «Камчатка Апука мне».Возможно, это место известно также как Усть-Апука. Несколько дальше к северу от нас будет радиостанция Севморпути мыс Наварин. Вполне возможно, что я буду пользоваться и этой станцией. Возьмите карту и найдите восточный берег Камчатки, к северу от залива Корфа будет мыс Олютарский, а севернее его расположены бухты Глубокая, бухта Наталии, Ильпи, Ватына, Матка-Пыльген. Все эти места наших работ. Я твёрдо уверен, что всё будет хорошо, и осенью я снова увижу всех вас. Будучи у вас в Челябинске, я слышал от тебя, дорогая моя, ты говорила, что «я никому не нужна». Я полагаю такие вещи говорить больше не нужно. Мы все поможем тебе как можно. Я со своей стороны делаю всё, что могу. О тебе и сейчас я думаю много, только ты никогда не считай меня гордым человеком. Моё пребывание у вас было кратким, но я больше не мог и прибыл в положенный мне срок. Мне с трудом удалось сесть в Свердловске. Здесь в экспедиции я держу себя очень строго. Дисциплина у нас поставлена хорошо. Я дал себе слово совсем не брать в рот лишнего. С этим буду и на Камчатке. Народ у нас исключительно хороший и дружный. Нас несколько подвёл срок выезда, но это пока не страшно. Если ты получишь это письмо 1-го, то сейчас же дай телеграмму на Петропавловск,  до востребования, мы будем там числа 5-6 июля. Братьям я напишу письмо перед отъездом.  Сегодня, в день смерти отца, я еще раз прошу тебя помнить всегда, что мы все, и каждый в отдельности, заботимся и будем заботиться о тебе. Пока, всего наилучшего. Любящий тебя сын Николай.

11-го июля 1937 года Петропавловск на Камчатке.

Дорогая мама! Благополучно закончили переход Владивосток – Камчатка. Сегодня в 11 часов утра прибыли в Петропавловскую бухту. Пока стоим  на рейде и вскоре подойдём к пристани. Наше  9-ти суточное плавание по океану закончилось, впереди совсем небольшой переход – четверо суток до места нашей высадки в бухте Глубокой.  Этот переход был довольно спокоен и лишь один раз у берегов Японии подул свежий ветер. Сильно мешали нашему плаванию густые туманы при полном отсутствии видимости. Пароход  всё время давал гудки во избежание  столкновения. Вчера весь день шли вдоль берегов юга Камчатки. Утром показался лёгкий туман и воздушные очертания гор. Они вырастали, проясняясь,  и превращались в высокие, покрытые снегом сопки.  Изумительная красота: ясное голубое небо, тихий океан совершенно спокоен, и громадные вершины гор в снегах.  Ночью пароход шёл по гладкой поверхности воды, ветер стих совершенно. Волны, которые разбрасывал нос парохода, переливались зелёным и белым огнём – это было свечение воды. Широкая светящаяся дорога оставалась за пароходом…..

Мы были в море девять суток. Вышли из Владивостока в ночь на 3-е июля. Сразу же попали в густой и жуткий туман. Днём третьего выглянуло солнце, мы шли вдоль берегов приморья. Навстречу попадались рыбачьи флотилии – Японское море было оживлено. Четвёртого шли без берегов, держа курс на Японию. Опять был туман и ветер. Пятого проходили японские берега и Сангарским проливом вышли в Тихий океан. Этот пролив находится между двумя японскими островами: Хоккайдо и Хонсю, на севере Японии. Посмотрите на карте мой путь. Мы миновали Охотское море, так как там свирепствовал шторм, а мы вели на буксире небольшое судно «Левоневский». Дальше мы шли океаном вдоль Курильских островов четверо суток и почти всегда в тумане. Сейчас остался небольшой переход до бухты Глубокой. Всего я проделаю  от Ленинграда до бухты Глубокой около четырнадцати тысяч километров.  Расстояние по времени, сейчас у нас 8часов. Вот таков опять мой далёкий путь. Льды стоят очень тяжёлые.  Пароходы «Колыма» и «Шмидт»  не дошли до мыса Северного три мили. Им не пройти дальше. Они запрашивают о выходе назад. На севере скоро зима, осталось 15 дней. На остров Врангель идёт пароход «Гагара», но, думаю, не дойдёт.  В Уэлене  стоит «Ительмен» — пароход  снабжения. Вчера приехал сюда Георгий Соколов, начальником базы, хорошо будет работать. На карте посмотрите Колюгино, Мечигмен, Преображение – в глуби района я буду в эту зиму. Ничего особенного кроме минусовой температуры до — 35, и восьмибалловой пурги, и немного темноты, остальное пустяки. Будем вдвоёмс товарищем – сживёмся. Моя дорогая мать тебе хотелось, чтобы я был хорошим сыном. Служил бы совсем близко, часто бывал дома. Но сын твой остался настолько беспутным, что мало думает о чистом столе с самоваром, о сеансе кино, о светлом уюте «семейного гнёздышка». Да простит мать своего большого беспутного сына, который болеет любовью к полярным льдам и к холодному полярному солнцу. Беспутный большой сын скоро будет слушать, как воет пурга, будет смеяться наперекор ветру и льдам. Ни черта, мы победим!!! Беспутный сын всё же много думает о своей старушке матери . Пусть мать простит беспутного сына за былые годы мальчишеской удали, за буйное время озорства, сын об этом много думает, ничего не забыл. Беспутный сын обещает за это, жить в большой дружбе с братьями, пусть мать ещё раз напомнит им об этом. Да, живите, твёрдо и весело, так будет жить и ваш сын.

Мыс Северный на берегу Ледовитого океана Чукотка 2-го августа.

Мой далёкий ледовитый привет всем, всем! Да, привет ледовитый и холодный, ибо рано утром шёл снег, пролежавший на горах до полудня и всего неделю у берега.   Перед окнами стоят льды. Был только один солнечный день, тот день, когда моя нога увязла в морском  песке берега мыса Северного. Это было 25-го июля. На пароходе я оставил много писем, вам и друзьям. Скоро придёт «Колыма» , возвращаясь во Владивосток, и с ней письма, те и другие придут вместе. Так я далеко от  ……?.  Прямо на север льды и остров Врангель в 180 километрах. На восток чукотские посёлки и Чаун, где ещё двое русских – фактория. На юг горы и оленеводы.  Здесь тоже двое русских: я и зав.факторией Мирошниченко, ещё человек 60 чукчей, вот и всё селение. Полярное лето подходит к концу, уже осыпаются цветы, в сентябре начнутся холода, фактория стоит на берегу. С утра до вечера перед окнами стоят льды. Северо-западный ветер нагнал из океана целые горы. Вероятно «Колыму» где-нибудь прижало к берегу, если она не успела пройти в Нижне — Колымск. Прежде всего, обеспечен выше не знаю чего. Сыт по нельзя. С утра жарим картошку с олениной из штата Вашингтон. Пьём чай: Lipton”sFinestTeaCanadaToronto (Наилучший чай Липтона Канада Торонто). Вода натопленный лёд из океана. Хлеб из чистейшей белой муки (SeatleWashington), с маслом – Brother’sJerseyCreameryButter–SeatleWashington. Сахар в чай кладём  “SeeIs.land”. Western JungarRefinery. San- Francisco.  Замечательный тростниковый рафинад. Молоко сгущённое из Chicago, тоже замечательно вкусное. На обед варим суп из оленины с картошкой из штата Вашингтона с томатом  из Сиэтла. На второе ветчина с яйцами. Яйца: DriedEggsSan-Francisco – сухие яйца из Сан- Франциско. Натреть апельсины изLos-AngelesCalifornia, и на четвёртое сигареты “Chesterfield California and Myers Tobacco Company California.  Американскую плиту марки “DudleyCo” приходится разжигать американским углём. Спички двух видов. Настоящие шведские и американские с надписью – madeinU.S.U.  ByAmericanWormersofAmericanClimate – сделаны в Америке американскими рабочими из американского материала для американского климата.Кушаем на американских тарелках, американскими ложками и вилками. Ничего нет русского, даже скучно без чёрного хлеба, родного «рассейсского».  Яблоки и апельсины ем каждый день, запас есть на всю зиму. Апельсины недороги по 10 копеек, их можно купить на фактории. Есть картошка, 13-ть ящиков, отборной и крупной, которая прекрасно сохранилась с прошлого года. Есть свежие яйца. У американцев замечательная упаковка, каждое яйцо в своём гнёздышке, яйца не портятся в течение двух лет. Сухих яиц ещё больше. Сухие яйца это высушенный желток, его разводят в молоке,  и получается яичница. Молока много. Апельсин хватит на всю зиму. Консервированных фруктов и муку достанем ещё. Мы ждём на днях американцев. Но зато полная зависимость нашего американского домика от всего мира. Даже радио поблизости нет. Ничего, ни сводок, ни газет, ни слухов. Стоят лишь льды, да ветер воет и воет. В девять вечера температура упала на 0 град., и вода в бочке начала замерзать. Лето через месяц кончится, если считать, что сейчас лето. В тундре много цветов, голубые и белые, но они очень маленькие, еле приподнимаются от земли. По земле стелется ползучая ива, более похожая на растение, чем на дерево. На горах не стаявший снег. На берегу камни, серый гранит. Живу бодро, как всегда и весело смотрю на лёд, этот бы лёд на наше июльское солнце. Купил винчестер, ходим на охоту на нерпу (из породы тюленей) и уток. Уток летит так много, что издали похоже на чёрное облако, прямо тысячи. Стреляем уток на обед.  Ваш Николай.

«Мыс Северный очень приметен с моря, потому, что высок и далеко  выдвигается от берега» Лоция.

Лоция – морское описание путей. «…В 8 милях от крайней оконечности мыса Северного на прибрежной, низкой  полосе берега определён в 1911 году астрономический пункт, координаты которого широта 69” О”9”№ и долгота 179” 57” 44”Опо Гринвичу.

Думы в тихую ночь:

В изголовье ложа сияет, светлеет луна.

Показалась похожей на иней упавший она.

Посмотрел на луну я, лицо, к небесам обратив,

и припомнил родную страну я, лицо опустив.

Антология китайской лирики.  ЛИ -БО (китайский поэт).

20 июля 1930 п/х «Колыма» в Ледовитом океане. Четвёртый день стоит близ мыса Сердце-Камень. Видимый горизонт закрыт льдами.

21 июля. Рвут динамитом лёд. После четырёхчасовых усилий удалось вырваться из ледового пояса. Поздно вечером вошли в разряжённый лёд. За ночь прошли 30 миль.

22-го июля. Плотные льды сковывают судно. Кружит лёд,  и торосы  преградили путь. Туман, серое небо. Разве сейчас июль, нет, сегодня зима. Кругом льды. Холод.

23-го. Удалось выйти на чистую воду. Продвигаюсь к мысу Северный. Разреженный лёд. Завтра ночью буду там. Привет всем. Настроение бодрое, как всегда. Помните связь по двум адресам: Камчатка. Уэлен.  Северный. Станция начнёт работать в сентябре. Дорога откроется ко мне в октябре.                                                                 Нижне-Колымск. Чаун.  Северный. Стация начнёт работать в августе. Привет всем. Николай.                                                                                                   В письме послал фотокарточки. Льды как зима. Жаль не видел лета и тепла. Привет товарищам. В ноябре-январе будет ночь, 69О. Жить весело везде, даже со льдами в июле.

24-го. За мной Ванкарема. Идём по чистой воде. Разряженный лёд. Этой ночью стояли у мыса Ванкарема. Вероятно, ночью высажусь на берег. Прекрасная погода. Пароход заходит, полдвенадцатого и выходит в 1. Лоция.  «Ужасно бедное и грустное впечатление производит эта богом забытая земля. Серое, обыкновенное небо; низкие, почти прилипшие к земле тучи; бурые горы, бурая тундра, бурый берег. Зелени почти никогда не видно…. Деревьев по берегам этой местности нет и признаков…. Цветок ещё не успел весь распуститься, как следует, а уже верхушка его начинает обсыпаться…. Ноябрь-декабрь – самое глухоевремя на Чукотском полуострове. День становится всё меньше и меньше. Солнца совсем нет; оно или бывает закрыто тучами, и, в самые короткие дни, совсем выходит на горизонте, давая лишь ярко-красную зарю. Всё замирает, засыпает вокруг на это время, наступает царство ветров и буранов. С февраля день начинает расти быстро…. Стоят дивные полярные ночи: тихие, морозные, с причудливой игрой северных сияний. Как особенность марта месяца, можно отметить очень резкий свет, вредно отражающийся на зрении. С первых чисел апреля начинается  прилёт птиц….  Апрель и май лучшее время года, солнце светлое, тёплое и ничуть не жаркое, двадцать часов не сходит с горизонта.  Лето стоит приветливое». Лоция северо-западной части юго-восточного океана издания 1909 года.

Повторяю список того, что надо прислать:

1) Энгельс «Анти-Дюринг» цена 3рубля в ГИЗ”е;

2) Плеханов тома 5,6,7,8,10,14,18,20,21,22,23, остальные тома оставить дома. Все сочинение стоит 60 рублей по подписке, подпишитесь частями, так будет легче. (подписка в ГИЗ,е, Москва).

3) 20 бритвенных лезвий для безопасной бритвы;

4) Нож специально для вскрытия консервов;

5) 100 почтовых конвертов среднего размера; 6) марок на 5 рублей.

27 октября «Японское море» п/х «Одн-Шинг»(«Ашинг»).

Дорогая мамочка! Завтра Владивосток, твёрдая земля! Сзади четыре моря и часть Тихого океана! Пройдено 3200 миль или 5920 километров морем. В дороге всего месяц и 24 дня. В конце концов, остаётся 10 суток поездом или около 9000 километров железной дороги – это не так уже много. Сейчас так радостно и хорошо. На горизонте земля – это приморье. Охотское море тихо и спокойно. Весь день было солнце и тепло. Ведь на севере уже зима и холод. Вчера вечером проходили Японию. Остров Хоккайдо, пролив Лаперуза. На берегу было видно много огней – селения.  Залиты электричеством. Навстречу попались три парохода, сегодня – пять, весь день без берегов и лишь далеко показалась земля. Прекрасная погода. Днём, в час, мы встретили полуразбитую затопленную  шхуну со сломанной мачтой. Это японская шхуна. Людей на ней не было. Кто знает, что разыгралось здесь. Ясно одно, что шхуна погибла в циклоне, из которого мы вышли благополучно. Всё это было три дня назад. Я напомню эти дни. Мы шли Охотским морем – это самое бурное море на Дальнем  Востоке. Наш курс лежал на Сахалин. Ночью на 24-е я был разбужен ударами волн. В иллюминатор бились волны. Шторм. Рассветало, я вылез наверх. Громадная зелёная гора воды вдруг поднялась над пароходом. Волна ударилась о борт и рассыпалась на палубе. Пароход упал на бок, вздрогнул, и снова упал на другой бок. Надо было держаться. Горы воды ходили по морю. Каким маленьким казался пароход. Нос зарывается в воду. Вода переливается по палубе. Грохот волн и зловещий вой ветра. Трудно сказать,  что происходило с пассажирами. Стоны и крики. Блюют под себя. Мы лежим на койках и крепко держимся, чтобы не упасть. Летят ящики и чемоданы, падает посуда. Крен. К вечеру утихло. Это был циклон, зародившийся где-то у Шанхая. Ветер достигал 8-ми баллов. Нечто жуткое. Вечером барометр упал опять. Радио приняло сводку о втором циклоне, он шёл на нас. Ночью опять загрохотали волны. Странная качка. Всё тело прыгает по койке, надо держаться, чтобы не упасть. Рассвет. По морю ходят водяные горы. Волны на палубе. Крен достигает 38 градусов, а в 45 предел, после чего судно уже не выпрямляется.  Мы лежим до обеда. Идём обедать. Надо выждать момент и успеть пробежать, чтобы не захлестнуло волной. Тарелки прыгают по столу. Тарелки прыгают по столу.  Пароход ложится в дрейф – встаёт против волн, то взлетает вверх, нос зарывается в воду. Идём на Сахалин, изменив курс. За весь день 25-го проходим 35 миль, тогда как обычный ход 10 миль в час. Ветер достигает 9-ти баллов. Очень жутко. Вечером из Токио приняли сводку: «тайфун проходит». Ночью ветер утих. Наутро было солнце. Сегодня мы встретили полуразбитую японскую шхуну, да вчера спустили в море труп, одна старушка не выдержала шторма. Таковы бывают на море шторма….

28-го октября, залив Петра Великого Японское море. 

Дорогая мама! Через четыре часа будем во Владивостоке. Завтра сойдём на берег. Море провожает нас волнением и ветром. Но это уже не циклоны. Вечером будем во Владивостоке. Я жив и здоров. Чувствую себя прекрасно. Сзади морской путь около 6000 километров, 54 дня плавания. Всё хорошо. Я задержусь в Хабаровске. Числа 10-го выеду на Москву. Поеду не иначе как экспрессом. Итак, До скорого свидания. Николай.                                                                                                                  29-го высадился благополучно во Владивостоке. Всё отлично.

В пути мы принимали радио из Хабаровска, но только нерегулярно и я не знаю, что делается сейчас на белом свете. Зато рассказы заменяли нам последние известия. В частности, сотрудники нашей экспедиции делились своими воспоминаниями из многих путешествий. Наша экспедиция представляет собою всю Арктику. Каждый из сотрудников где-то бывал. Здесь были люди с Кольского полуострова, с Новой Земли, с Земли Франца-Иосифа, с Оби, из Якутии, и, наконец, я, прошедший вдоль и поперёк Чукотский полуостров. Каждый из нас рассказывал что-либо интересное….                                                                                                                                                         В Петропавловске я надеюсь получить от вас радио. Конечно, отправлю телеграмму и сам. Сообщаю вам сроки писем. Отправить мне письмо по адресу: Камчатка. Петропавловск. Почта. До востребования. Не позднее 1 сентября. На Владивосток также отправьте письмо,  числа 25-го сентября и 1о-го октября – спешное, но не авиа (спешное идёт из Ленинграда 8-10 дней; авиа – дней 20). Я думаю, числа 15 октября мы будем уже на обратном пути.  Мой адрес по радио будет Камчатка. Апука, мне. Мы будем уходить в горы, и поэтому я буду долго не давать о себе знать. Как только Алёша поступит в институт,  пошлите мне телеграмму. Писать кончаю. Пожелаем удачи нашему пароходу «Сталинград», которому предстоит сквозной арктический рейс Владивосток- Лондон, Северным морским путём. Желаю успеха и здоровья всем вам. Андрюше надо учиться.   Я прошу его не бросать учёбу.                                                                                                                                                    Мне предстоит ещё море и белые пятна Коряцкого хребта. Ваш сын и брат Николай.                                                                            

Фактория.

Статья из журнала  «Советский Север», №1 1931 год.        

По туземному северу.                                                                                                                                                                                                               К организации первых туземных школ на Северном побережье Чукотского полуострова.

Комитет Севера при Президиуме ВЦИК и кафедра палеоазиатских языков получили несколько радиограмм и писем, отправленных с парохода «Колыма» на его трудном пути между льдами Северного Ледовитого океана к устью реки Лены.  Эти сообщения отправлены молодыми этнографами, получившими образование на этноотделенииб.Геофака, ныне Ленинградский историко-лингвистический институт (ЛИЛИ). Из них А.С.Форштейн и К.М.Форштейн (Мыльникова) высадились на мысу Шелагском. Они намерены в течение трёх лет производить всестороннее изучение племени чукч в районе Чаунской губы. Они предполагают в первый год откочевать вглубь тундры вместе с чукчами, организовав кочевую школу, со второго года вести стационарную работу. Они приготовились жить в чукотской яранге – во всём так, как живут чукчи. Их не пугает, что в течение трёх лет они, может быть, не увидят ни одного европейского лица ( В Чаунскую губу возможны только случайные заходы пароходов, совершающих полярные рейсы). Форштейн, как известно, до того два года провёл среди эскимосов на м.м. Дежнёва и Чаплина. Район Чаунской губы является ещё более глухим и неисследованным  местом, совершенно не изученным с точки зрения этнографии.  В условиях не менее трудных находится Н.Б. Шнакенбург, студент этноотделения, высадившийся  на мысе Северном (посёлок Рыркарпия).    Прежде, чем он добрался до этого пункта, ему, как и другим, пришлось преодолеть многочисленные затруднения. Перед выездом из бухты Корфа, где он зимовал, Шнакенбург прислал в Ленинград такое письмо. «…Вот уже более года, как я выехал изЛенинграда, но никак не могу прибыть на место работы. Видимо все мы очень далеко забираемся. Может быть, «Колыма» на мысе Северном  останавливаться не будет, но я, всё равно, где-нибудь выброшусь на Чукотке, а там доберусь. Идти назад не по мне».                                                                                                                                                                           На днях,  радиограммой с парохода «Колыма» он сообщил: «Остаюсь один, живу благополучно, отношения налажены».                                                                                                                                                                                              Иванчиков будет работать в Ерополе среди оленныхчукоч.  Еропол – глухое селениев глубине страны, на верховьях р.Анадыря. Оно находится в центре значительного туземного населения – чукоч, ламутов, чуванцев, также почти совершенно не изученных.                                                                                                        Коровушкин работает в Апуке, среди коряков (одюторцев).  Прошлую зиму они работали в коряцких школах и вели большую общественную работу. Шнакенбург, совместно с коряками-комсомольцами, организовал национальную коряцкую труппу, сам писал пьесы на коряцком языке и с большим успехом их ставил. Кроме того, почти каждый из них подготовляет к печати учебники на национальных языках для школ 1-ой ступени.Этноотделение  ЛИЛИ может гордиться тем, что его работникина Севере являются пионерами Советской культуры на крайних северных форпостах СССР, выполняющими свою работус большой настойчивостью и энтузиазмом. 

————————————

Николай Борисович Шнакенбург был замечательным, добрым, глубоко советским человеком, очень целеустремлённым и очень порядочным, романтиком в душе.  С большими научными планами Н.Б.Шнакенбургпоступил в аспирантуру института МАЭ РАН*, это был молодой талантливый, перспективный учёный. Но осуществить свои планы ему не удалось. Началась Великая Отечественная  война 1941-1945гг. У Николая  Борисовича  была бронь, освобождающая его от призыва в армию, перед войной он служил в музее антропологии и этнографии имени Петра Великого РАН (Кунсткамера).  Но, его вызвали в Военкомат Василеостровского  района  и предложили пойти добровольцем на фронт. Зима 1941-42гг. – наиболее тяжкий период блокады Ленинграда.  Девять сотрудников института, среди которых был и Николай Борисович Шнакенбург,  вступили в ряды народного ополчения,  в составе Василеостровской дивизии,  созданной в июле 1941года, значительную часть которой составляли научные работники. Оружие они должны были добыть в бою, так было….  Особенно тяжёлыми были сентябрьские бои, когда враг вплотную подошёл к Ленинграду. Им было приказано стоять насмерть.  И они … стояли!   

Николай  Борисович Шнакенбург погиб в первый же год войны (в сентябре 1941от него было последнее письмо), но о его судьбе узнали не сразу: он попал в плен. Фашисты предложили ему, как немцу, сотрудничать с ними, но он отказался и был расстрелян (предположительно в начале октября).

Последнее письмо Николая Борисовича Шнакенбург  жене Анне Михайловне Степановой.                                                                                                                                                                      

От  4 июля 1941 года.

Письмо Николая Борисовича Шнакенбурга жене Анне Михайловне Степановой.

ПРОСТИ МЕНЯ ВО ВСЁМ.

Милая и дорогая, сегодня же или завтра напишу, как будет возможность. Нюра, нас вызвали на сборный пункт сегодня. Еле успел собраться. Деньги на верхней полке, наверху. Милая, возьми себя в руки, поезжай в Лигово.  Я буду мысленно с тобой.  Нас отпустят еще домой.  Целую тебя, Милу, береги её, себя. Любящий вас обеих, муж и отец Николай.

Степанова Анна Михайловна.

Народное ополчение защищало рубежи города в районе проспекта Стачек, где сейчас живёт дочь Николая Борисовича (ранее семья проживала на набережной Мойки).  Анна Михайловна раза 2-3 успела съездить  на передовую к  мужу  на трамвае №36.

Светом благодарной памяти,  светом любви нашей, светом скорби нашей пусть озарятся имена отдавших свои жизни за наше будущее, за нашу Великую Родину!

Вспомним их поимённо, горем вспомним своим,

это нужно не мёртвым, это нужно живым!

Материал к печати подготовили Людмила Николаевна Шнакенбург(Подобашева), дочь Николая Борисовича Шнакенбург,  и Жанна Александровна Паршева.                                                                 Фотографии из семейного архива Л.Н. Шнакенбург  (Подобашевой).

Санкт-Петербург. 30.09.2012года.

********

Wir sind alle gefaelligen Passanten,
aber unser Treffen ist nicht zufaellig!
und fuer uns manchmal leuchtet
ungewohnliches Licht in Wegelosigkeit!
Mod Hoffman.
Vorwort.
Als ich mich mit der Ahnentafel meiner Familie beschaeftigt habe, so konnte ich nicht vermuten, wieviel verschiedene Geheimnisse und Raetsel ich enthuellen werde.
Ich habe die Familienlegende (- sage) der romantischen Liebe meines Urgrossvaters muetterlicherseits des Bauers aus Schenkursk, Korobizyn Iwan Iljin zum Zigeunermaedchen Mariula, der Tochter des Zigeunerbarons erfahren.
Ich habe auch ueber geheimnisvollen Verschwinden von Irina Korobizyna,der Tochter von Mitro Iwanowitsch Korobizyn, des Bruders des Vaters meiner Mutter, Korobizyn Stephan(Stepan) Iwanowitsch erfahren. Meine Mutter Korobizyna Nina Stepanowna hat erzaehlt, dass Irina ein schoenes Maedchen war und sie als Balletaenzerin im Bolschoy (Grossen) Theater in Moskau taetig war. Michail Iwanowitsch Kalinin, der Aeltester von Russland nahm an ihrem Schicksal teil, er half ihr eine Wohnung in Moskau bekommen. Ploetzlich ist sie spurlos verschwunden. Dieses Geheimnis blieb nicht begreifen.
Meine Grossmutter Julia Kelestinowna, geborene Kosmina, heiratete ploetzlich (unerwartet) zum 2.Mal den Deutschen, Adolf Christian Emil von Schnakenburg.

Adolf Christian Emil von Schnackenburg 1912-13gg.
In den letzten Jahren ihres Lebens reinnerte sich meine Mutter an den Onkel Adolf, es war ein hiher schoener Mann mit dem Vollbart, er war ein gutmuetiger, aber ein strenger Mensch. Er spielte gern oft zusammen mit seinen Kindern, er bestrafte seine Kinder nie fuer ihre Schelmerei. Einmal machten die Kinder ein Feuer in ihrem Kinderzimmer an, aber sogar in diesem Falle sprach nur streng und ernst.
Leider hat sie voellig seinen Familiennamen vergessen. Manchmal erinnerte sie sich an den Familiennamen «Schnakenbruck», es ist kein Wunder! Es sind viele Jahre im Stillschweigen vergangen. Das versetzte mich in Verwirrung, denn ich habe solche Familiennamen in meiner Familie nie gehoert. Ich konnte es nicht verstehen, auf welche Weise dieser Mann in Archangelsk kam. Damals habe ich noch nichts ueber «Die Deutsche Sloboda»(Die Deutsche Siedlung») grwuesst. Um so mehr wisste ich nichts ueber solche Verwandschaft. Absolute Raetsel!
Ich wendete mich an meinen Kollegen, die auch sich mit dem Studium und Zusammenstellen der Ahnentafeln der deutschen Familiennamen (ihre Vorfahren im wesentlichen waren Kaufleute) beschaeftigten. Aber niemand hat solchen Familiennamen gehoert.
Einmal noch am Anfang meiner Suche fand ich ein Ausschreiben ueber die Taufe eines Klienkindes Korobizyn Kelestin Stepanowitsch im Matrikelbuch (im Standesamt). Es war mein Onkel Kelestin Korobizyn. Als Paten beim Taufen in der Schenkursker Kathedrale (Kirche) wurden gezeigt: «Sankt-Petersburger Kaufmann der 1.Gilde Dmitri Pawlow Krutow (Wer ist wer? Wieder ein Raetsel!) und die Ehefrau des aelteren(oberen) Aufseheres der Archangelsker Akzisenverwaltung, Kollegiumassessor von Adolf Christian von Schnakenburg, Julie Kelestinowna Schnakenburg».
Dann (weiter) wendete ich mich an die Hilfe ins Staatsarchiv Archangelsker Gebiets an Sanakina Tatjana Anatoljewna. Aus dem Archiv bekam ich Dokument mit den Personalien (unvollstaendig) und Todeszeugniss von Adolf Christian v.Schnakenburg. Er ist am 24.Februar 1918 in Archangelsk an der Lungentuberkulose gestorben. Er wurde im Archangelsker lutherischen Friedhof begraben.
Es war ein Anfang meiner Suche und weitere Information erfuhr ich aus den Memorialbuechern und Adreskalendern des Archangelsker Gouvernements. Aber ich moechte mehr refahren nicht nur ueber seine Person, sondern auch ueber dei Vorfahren von dieser Seite. Ploetzlich half mir eine Gelegenheit!
Gefaellig habe ich einen Sammelband «Deutschen im russischen Norden» gelesen. Dort wurde der Artikel von Schumilow Nikolai Alexejewitsch veroeffentlicht. Zu jener Zeit war er als Direktor des Staatsarchivs von Archangelsker Gebiet taetig. Am Ende des Artikels gab es eine Fussnote darueber, dass ein gewisser Mann — «Herr Heinrich Meyer v. Eltz, gegenwaetig verstorbene» in Hamburg wohnte. Dieser Mann hat sich mit dem Studium und Zusammenstellen der Ahnentafeln der deutschen Familien beschaeftigt, die in Archangelsk lebten. Ich habe gemeint, dass nach dem Tode des Herren Heinrich Meyer v.Eltz seine Archive blieben und wenn seine Verwandten gute und verstaendnisbereite Menschen sind,so helfen sie mir unbedingt. Ich wendete mich ans Rote Kreuz Deutschlands und bat diese Organisation um Hilfe die Verwandten des Herren Heinrich Meyer v.Eltz zu finden. Es geschah im Februar 2001.
Aus Deutschland kam die Antwort. Herr H.Meyer v.Eltz ist gesund und munter. Er antwortete mir und wir beginnen im Briefwechsel zu stehen. Sogar befreundeten wir uns! Ich musste von neuem Deutsch studieren, denn mein Freund kann Russisch nicht, er wurde um siebenjaerigen Alter in Deutschlsnd abtransportiert, aber ich kann Deutsch auch nicht ganz gut, um an diesem Briefwechsel zu stehen.
Herr Heinrich Meyer wusste diesen Familiennamen und sogar war mit dem aelteren Sohn von Adolf Christian v.Schnakenburg der ersten Ehe bekannt. Es war Hugen Adolf v.Schnakenburg (*1885 Sankt-Petersburg — +Hamburg?). Ihre Bekanntschaft dauerte bis 1939.
Herr H.Meyer schickte mir viele Dokumente der Ahnentafeln der Familien : luers, Lindes, Stopp, Scholz, van Brienen u.a., die in Archangelsker «Die Deutsche Sloboda» wohnten. Er schickte mir auch Ausschreiben aus «Deutschem Geschlechterbuch «,Band 79, Leipzig, 1933, mit seinen Notizen, die zur Verwandtschaft (Generation, Geschlecht) von Adolf Christian Emil v.Schnakenburg gehoerten.
Besten Dank ihm fuer diese Hilfe und Zusammenarbeit. Leider ist mein Freund Heinrich Meyer v.Eltz am 01.04.2006 gestorben. Ich habe ihn in guter Erinnerung!
Sankt-Petersburg, 2008. Shanna Parschewa.
GENEALOGIE von Schnakenburg in RUSSLAND
«Wir sind alle Lebensdenkmaeler
den Verstorbenen»
Die Entstehung der Deutschen Sloboda (Siedlung) in Russland in den Staedten von Moskau, Sankt-Petersburg und Archangelsk und ihre Entwicklung waren nicht zufaellig. In der ersten Linie war dieses Erscheinen am Aussenhandel verbunden. Der Staat Russland war daran immer interessiert.
Die jungen, energischen und unternehmenden Hoellender, Englaender, Deutschen, Skandinavier machten sich auf den unbekannten Weg, um Clueck und Erfolg zu suchen. Viele von ihnen kamen in Russland, wo es viele guenstige Bedingungen gab: Unzaehlige Naturschaetze, riesige Wasserraehme (Gewasserraehme), eine reiche Fischerei, prachtvolle Waelder, keine Konkurenz und Sonderrechte fuer die Auslaender. Alle diese obengewaehnten Bedingungen verursachten ein guenstiges Klima fuers Handelsunterernehmen.
Diese Moeglichkeitenwaren auch fuer Ludwig Wilhelm Schnakenburg nicht ausgeschlossen. 1897 kam er im 22-jaehrigen Alter in Russland und liess er sich in Riga nieder. In diesem Jahre wurde er zum Angehoerigen von Russland und in die Kaufmannschaft eingeschrieben. (Die Sache ueber die russische Angehoerigkeit und ueber Einschreiben in die Kaufmannschaft, 1807, RGALI Russisches Staatsarchiv der Literatur und Kunsr; Fond 13, Verzeichnis 1S.636).
Ludwig Wilhelm Schnakenburg ist am 22.03.1785 in Hamburg in der Kaufmannsfamilie geboren, deutsche, roemisch-katholische Glaubensbekenntnis. Er kam in Russland als Kaufmann, sogar war er der Aelteste der Kaufmannsgilde in Hamburg. Er wurde der Gruendr der Dynastie, der Stammvater der Generation, ihres baltischen Familienzweiges in Russland (Der Vertreter der Generation um 10.Geschlecht, das uns bekannt ist).
Auf der Grundlage der Familiennnamensentstellung liegt die Landschaftsbenennung Schnakenburg*.
In Erkunden (den Dokumenten) der Deutschen Buecherei in Leipzig ist dieses alte (vornehme) adlige Geschlecht vielfach erwaehnt. Dieses Geschlecht hat sein eigenen Wappen mit folgenden Verdeutlichungen: im Silber auf gruenen Berg eine rote Burg mit zwei goldenen Kreuzen, die auf den spitzen Tuermen befestigt sind, um diesem Tuermen herum zwei schwarze Schlangen zueinanderverschlungen sind, diese Schlangen mit roten Zungen und mit goldenen Zaehnen nach aussen gestuerzt sind; auf dem rot-silbernen Helm mit solchem Feld ist die Burg mit den Wappenschlangen.
Laut der zuverlaessigen Auskuenfte(Angaben) gehoerte der Begruender des Geschlechts zum Ratsherren (Magistratenmitgleid) von Neuruppin. Den Angaben gemaess nach der»Feldmanschen Chronik» beim Magistrat zu Neuruppin (Vorstadt von Brandenburg ander Elbe) ist Achim Schnakenburg ein Gruender des Geschlechts. Er war Hausbesitzer zu Neuruppin, sein Geburtsdatum ist unbekannt. Sein Todesdatum ist etwa 1532, 1541 erwaehnt. Dieser Geschletsvertreter in dem neunten Aste (Zweig) ist in dem alten Manuskript «diplomatikus Branderburgensis» erwaehnt. Dessen Nachkomme Ludwig Wilhelm Schnakenburg (* 22.03. 1785.Yfmburg -+ 19.10.1856.Riga) ist
31.01.1808 heiratete er Carolina Frederik Ludwigh, der Tochter von Christian Engelbrecht Ludwigh, eines Notars Rigaer Stadtnotariats.
Am Anfangs des X1X. Jahrhunderts war die Hauptrichtung in Aussenpolitik Russlands der Kampf gegen Napoleonischen Frankreich. Zu dieser Zeit wurde der bedeutende Teil Europas mit den franzoesischen Heeren besetzt..
* Schnakenburg ist ein kleines Staedchen im Norden Deutschlands an der Polengrenze.
1811 verscharften sich die Widerspruche zwischen den Staaten von Frankreich und von Russland, die Kaufleute und Adeligen fordenten, auf die kontinentale Blockade zu verzichten. Es war eine Herausforderung gegen Napoleon!
Am 12(24). Juni 1812 brach der Vaterlaendische Krieg, es war der nationale Befreiungskrieg des Russlandes gegen die Aggression von Frankreich. Am Anfang 1812 schloss Napoleon die Kriegsabkommen zusammen mit Oesterreich und Preussen, deren gemaess Oesterreich und Preussen die Hilfsarmeekorps lieferten, dafuer ihnen wurde Versprechungen gemacht, es wurden die russischen Gebiets: Baltische und Volyn uebergeben. Es war eine harte und unverstaendliche Zeit!
Aus diesem Grunde vor dem Beginn des Krieges 1812 siedelte die Familie in Sankt-Petersburg. Zu dieser Zeit hatte dise Familie zwei kleinen Kinder und die Ehefrau ging mit dem dritten Kind. In Sankt-Petersburg sind in der Familie von Ludwig Wilhelm zwei Soehne geboren: Valentin Wilhelm (*13.10.1812), er ist im Kindesalter gestorben; Friedrich Wilhelm (*09.04.1814), der spaeter zum Doktor der Medizin (Dr.med.habel) wurde.
Nach dem Krieg kehrte die Familie in Riga zurueck. Die Familie von Ludwig Wilhelm Schnakenburg hatte 12 Kinder, am Leben blieben 6Kinder, alle waren in verschiedenen Taetigkeitsbereichen zum Nutzen von Russland taetig.
Der aelteste Sohn Christian Ludwig Schnakenburg, der Geschlechtsvertreter im 11(elften) Aste (Zweig), ist am 24.12.1809 in Riga geboren.
Als der Oberst der zaristischen russischen Armee diente er in der Sankt-Petersburger Hauptverwaltung des Verkehrswesens und der oeffentlichen Gebaede, im Verkehrsdepartament — Ingenieurkorps. Er trug die Verantwortung fuer das Verkehrswesen in Gouvernements von Archangelsk, Nowgorod und Olonezk. Im Jahre 1856 wurde er in die Sankt-Petersburger Gouvernements-Adelsmatrikel aufgenommen (RGALI Russische Staatsarchiv fuer Literatur und Kunst, Fond 200, Verzeichnis 1, Teil 1, Akt 1996. Bogen 3. Im Jahre 1883).
Im September 1836 liess er Pontonbruecke ueber den Fluss Kusnetschicha in Archangelsk begutachten. Zu jener Zeit diente als Mayor in Sankt-Petersburger Verkehrsdepartament (Staatsarchiv im Archangelsker Gebiet, Fond 37, Verzeichnis 1, Akt 74, Bogen 35,35 Rueckseite).
Hier in Archangelsktraf er sich seine zukuenftige Ehefrau, sie hiess Emilie von Dost
(* Archangelsk, 26.04.1815 -+ Riga, Pernay, 28.03.1893). Sie war die Tochter eines Militaerarztes (Regimentarztes). Sein Vater Georg Ludwig von Dost ist in Mecklenburg geboren. Georg Ludwig von Dost (*1772 — +1839,Archangelsk) kam in Archangelsk im Jahre 1802 an die Einladung der zaristischen Regierung hinsichtlich der Aerzte fuer russische Armee (Staatsarchiv im Archangelsker Gebiet, Fond 37, Verzeichnis 1, Akt 74, Bogen 35 Rueckseite). Hier in Archangelsk war er der Begruender des MilitaerLazzarets, wo er ajs Oberordinator taetig war.
Waehrend des kaiserlichen Besuches des Imperators Alexander des Ersten die Stadt Archangelsk im Jahre 1819 wurde Georg Ludwig v.Dost, Stabarzt, mit dem Brilliantenfingerring ausgezeichnet.
Die Ehefrau des Staatsrates von Georg Ludwig v.Dost ist Elisabeth Romanowa von Dost, geborene von Scheel (Staatsarchiv im Archangelsker Gebiet,Fond 201. Band 2, Akt 1937a).
Friedrich Wilhelm (*09.04.1814 SPb -+11.01.1878 Riga) war als Doktorder Medizin (Dr.med.habel),lebte in Riga, ledig.
Georg Ernst Emil (*15.05.1811,Hamburg -+11.11.1869, Moskau) war Kaufmann, heiratete Russin (geborene Eroschkina), lebte in Moskau.
Konrad Edmund Heinrich (*09.11.1820,Riga -+ 25.03. 1894, Riga) war Kaufmann, der Aelteste der grossen Kaufsmanngilde, der Druckereibesitzer in Riga und in Derpt (Tarty-Jurjew, die Stadt wurde im X1.Jahrhundert von Jaroslaw Mudry gegruendet.
Hier wurden folgendes gedruckt: «Europaer Kultur-Geographische Sammlung», das 1. Teil, 1909, 184 Seiten,weicher Verlagsumschlag. Enzyklopaedisches Format;
«Odessaer westnik (Bote): Geschlechtsbeginn » Herausgabe 1-5, Zarevski A.S. ,Proffessor, Jurjiew, Druckerei von Schnackenburg, 1904, 620 Seiten;
«Geschichtsumschau (Geschichtsblick) des GEschlechtes von Golizins — S.Derjushinski. Geschichte der Entstellung des Krankenhauses. Druckerei von Schnakenburg. 1914. Seiten 129. Karton (Papp) — Einbinden. Einfaches Format;
D.D.Grimm «Sichtbare Gesetzlichkeit (Rechtmaessigkeit) und verborgenes Ermessen» (Besonderer Abdruck aus der Zeitschrift «Europaeer Westnik (Bote). 1913.
Dankensworte dem Lehrer der Jurjewuniversitaet, 1901.
Jurjew, Druckerei von Schnakenburg. 1908. Schaland L.A. «Redefreiheit im englischen Parlament»; «Staatsrecht in Russland» Bitow; «Graf Tolstoy in der Literatur und in der Kunst», 1902.
Bernhard Hugen (*04.01.1825 Riga -+05.12.1895.Riga), Kaufmann, der Aelteste der grossen Kaufmannsgilde, Wuertemberger Konsul im Russland (Riga), der Besitzer des Kaffeehauses in Riga.
Agness Ayide (*02.06.1818,Riga -+ 21.01.1895, Stadt Hull, England), ihr Ehemann Foedor Helmsing der zaristische Konsul in England ist der Sohn von Johann Helmsing, eines Kaufsmannes aus Riga, und seine Mutter heisst Charlotte Friederike Neuenkirchen.
Die Kinder von Christian Ludwig v. Schnakenburg, des aeltesten Sohnes, er hatte zwoelf Kinder, drei Kinder sind im Saeuglingsalten gestorben.
Caroline Elisabeth (*Riga 1838 -+1890), heiratete Karl Georg Fromm, Pastor (Pfarrer) Riga;
Matilde Eloise (*Riga, 1840 -+1911), unverheiratet.
Edward Christian Ernst (*Wytegra,1842 -+Riga, 05.10.1901) Staatseisenbahn, Beamter;
Robert Christian Ludwig (*Belosersk, 01.04.1844 -+ Wilna, Litauen. 30.11.1901), Staatsrat, Ingenieur der Verkehrswege, Strassenbau: Astrachan, Wladimirer Gouvernement, Pereslawl-Salesski; Kreis Leiter Nishegorodski-Kasaner Kreis des Verkehrsministeriums (1893-1895). Er absolvierte die Sachsische Bergakademie in Freiberg. Er heiratete zweimal. Wir Liefern die Angaben ueber seine drei Soehne:
Boris Robert (*Pereslawl, 1881 -+ ?). Er wurde 25.10.1930 verhaftet und vom Amt fuer Staatliche Politische Verwaltung (OGPU) am 28.02.1931 verurteilt. Verurteilungssache (-Artikel) 58.10. Urteil: drei Jahre KZ-Haft.
10.01.1959 wurde vom Jarolawler Gebietsgericht rehabilitiert.
Sein Sohn Nikolai Borisowitsch Schnakenburg (*04/02/1907 -+1941), Aspirant der Sibirienabteilung des Museums der Anthropologie und Ethnographie in Sankt-Petersburg, verknuepfte sein Schicksal mit fernen Tschukotka ( Tschuktschen halbinsel). Zur Empfehlung des Profssors von Bogoras W.G., (der eine Vorlesungsrehe fuer die Ethnographie in Leningrader Universitaet hielt), brach er sein Studium an der Universitaet ab und fuhr (kam) auf lange dauerndes Praktikum. Wahrscheinlich wollte der Professor auf diese Weise seinem Studenten vor der Verhaftung bergen. Im Fernschreiben an seinen Lehrer berichtete er:
«Ich werde in den entlegenersten Ort zum Fluss Wankarema (vielleicht Wavkarem) abfahren. Ich bin an mir und meiner Arbeit fest sicher».
Von dem Kriegsbeginn machte er noch eine Fahrt zum Beringmeer. Er hinterliess eine Werte Mitteilung ueber die zu wenig bekannte in Vergangenheit Volksgruppe Korjaken, die als Kereken bekannt ist.Als Praktikumsergebnis wurde einen Artikel «Nymylany-Kereken» in der Zeitschrift «Sowjetnorden» № 3, 1939 veroeffentlicht.(Kereken ist eine Nationalitaet, sie spricht Tschuktschen- sprache und Russisch, er wurde Kerekensprache behalten).
Was N.B.Schnakenburg und seine Institutskollegen betrifft, so kann man sagen, dass sie mehr Zeit im Museum oder im Felde verbrachten. Lange dauernde Zeit lebten und waren sie unter von ihnen studierenden Voelkern — Selkunen, Nenzen, Evenken, Tschuktschen u.a. taetig. Kennend ihre Sprache lernten sie die Kinder, und es war von grosser Wichtigkeit — sie nahmen direkt an der Ausarbeitung der Lehrbuecher (Fibeln, Grammatik u.a.) teil.
1937 arbeitete wissenschaftlichen Expedition des Allunionsarktisinstituts an der Ostenkueste Bergkorjken. Ihr Mitarbeiter, EThnograph (ethnolog) N.B. Schnakenburg veroeffentlichte eallgemeine Beobachtungen ueber allgemein verbreitete Seevoegel der Olytorsker Kueste von Wittensteinkap bis zur Myleweemmuendung (die erste richtige Erwaehnung wurde in «Skaski» von Wladimir Atlassow veroeffentlicht, in denen er ueber seine Ergebnisse waehrend die Reise durch Kamtschatka 1697 berichtete).

N.B.Schnakehburg kam in die Aspirantur MAЭ** bei dem Museum fuer Anthropologie mit grossen wissenschaftlichenKennrnissen,aber seine Absicht misslang. Der Grosse Vaterlaendische Krieg 1941-1945 brach und im Winter 1941-1942 war die haerteste Periode in der Blockade von Leningrad. Die neun Mitarbeiter des Instituts, unter ihnen und N.B. Schnakenburg, traten in die Volkslandwehr bei der Wassileostrower (sker) Division teil, diese Division wurde im Jili 1941 aus den wissenschaftlern zusammengestellt. Besonders hart waren Septemberkaempfe, als der Feind dicht an Leningrad heranging. Der Befehl wurde erteilt: zu Tode kaempfen.
Und sie kaempften zu Tode!!!
Nikolai Borisowitsch Schnakenburg ist in die ersten Kriegsjahre gefallen. Ueber sein Schicksal wurde nicht gleich in Erfahrung gebracht: er wurde in Gefangenschaft geraten. Die Faschisten schlugen ihm als Deutscher vor mit ihnen zusammenzuarbeiten, aber er weigerte sich und dann wurde er erschossen.
Unveroeffentlichtes Manuskript von N.B. Schnakenburg «Eskimo», 1939.
www.kunstkamera.ru/images/histiri/65/1941-1945/ pdf
Gleb Robert (*17.08.1883-+24.01.1962), Kapitaen zweiten Ranges, Geschwaderpanzerschiff, das erste Geschwader im Stillen Ozean (Wachtoffizier).
Juri Robert (*? — + ?), Leutnant zur See, zum Offizier wurde 21.02.befoerdet, diente beim Militaerpanzerkreuzer «Diana» (seine Dienststellung ist nicht festgestellt).
«Diana» ist Militaerpanzerkreuz (Kreuzer ersten Ranges) der Russischen Imperator Kriegsmarine. Am 9.Mai 1896 wurde zur Verzeichnis der Ostseemarinesschiffe e
*MAЭ — das Museum fuer Anthropologie und Ethnographie von dem Grossen Peter (Kunstkamera) — Blockade.
Aus der Geschichte der Peterskunstkammer 1941-1945.
Herausgeber — KANDIDAT der KUNSTWISSENSCHAFT W.N.WOLOGDINA, 2003ingetragen. «Diana» (Dieses Schiff) wurde am 4.Juni 1897 in der Schiffbauhalle der
Gallerinsel von Sankt-Petersburg auf Kiel gelegt. Am 12.Oktober 1899 wurde vom Stapel gelaufen. Am 23.Dezember 1901 wurde in Betrieb genommen. Am 21. November 1925 wurde das Schiff aus den Listen gestrichen.
Woldemar Christian Hugen (*Belosersk, Nowgoroder Gouvernements, 23.08.1846 -+ Riga, 17.12.1907), Diplomagronom, arbeitete in der Landwirtschaft, Farmer.
Adolf Christian Emil (* Riga, 15.11.1855 _+ Archangelsk, 24.02.1918), Deutsche, roemisch-katholische Glaubensbekenntnis, diente in Finanzbehoerden seit 1883 als Kollegiumsrate (Beamte). 1889 liess er sich nach der Erscheidung mit der ersten Ehefrau aus Sankt-Petersburg in Archangelsk versetzen. Er diente in Archangelsker Gouvernementsakzisverwaltung als Akziser. Er war Oberkontrolleur in dem Enthaltsamkeitsverein von alkogolischen Getraenken (Archangelsk). Er wurde mit dem Sankt-Stanislaw-Orden der 3.Klasse ausgezeichnet.
Er war zweimal verheiratet. Er hatte zwei Soehne in der ersten Ehe:
Hugen Adolf (*Sankt-Peterburg 02.02.1885 -+Hamburg ?), Diplomagronom, Besitzer der Viehzuchtfarm (des Zuchtbetriebs).
Seine Frau: Clarita Ellen Annina Amalie Augusta von Girschydt (*03.07.1891 -+ ?).
In dieser Ehe hatte er vier Soehne: Hugen Raul Valentin (*21.06.1913, Riga -+ ?);
Hert Bernhard Valentin (*28.06. 1912, Riga -+?); Volko Berndt Valentin (*29.08.1916, Fellin -+ ?); Harro Edward Valentin (* 25.03.1919, Riga -+ ?).
Bernhard Adolf Karl (* Sankt-Petersburg, 02.02.1888 -+?), Farmer, 1907-1908 bekam er das Reifezeugnis nach dem Abschluss des zaristischen Imperator-Nikolausgymnasiums (Liste der Fremdenpersonen).
Seine Frau: Vanda Edit marie Frischmann (*Paschlep (?),27.08.1884 -+ ?).
In dieser Ehe war nur ein Sohn: Guenther Wolfram Bernhard (*06.05.1913, Revel, Estland -+?).
In Archangelsk traf Adolf Christian v. Schnakenburg eine Frau. Es war meine Grossmutter Julija Kelestinowna, geborene Kosmina. In dieser Zeit war sie eine Witwe. Zum ersten Mal heiratete sie an Jakow Kusmitsch Pisljak. Er war Steuermann von Beruf, er absolvierte die Schiffskapitaenskurse in Archangelsk. Sie hatten die Tochter, sie hiess Tamara.
Die zweite Ehe an Adolf Christian v. Schnakenburg wurde am 21.02.1908 in Schenkursk geschlossen. Julija Kelestinowna, geborene Kosmina, (*01.10.1875 -+Archangelsk, 1920) war die Tochter des Kollegiumsrates, Privatadeligen, Kelestin Wassiljewitsch Kosmin, er war mein Urgrossvater.
In der zweiten Ehe waren zwei Kinder:

Emilia und Raphael von Shnakenburg.1915 Stadt
Emilie (*Schenkursk,02.09.1908 -+Wologda,1994);
Jilija Kelestinowna Schnakenburg, geborene Kosmina (1908)
Rafail (*Schenkursk,19.12.1910 -+Kasachstan, 1954?). Die Kinder waren frueh verwaist. Am 24.02.1918 starb Adolf Christian v.Schnakenburg. Er wurde im Archangelsker lutherischen Friedhof begraben. Es ist kein Wunder, dass die Zeit einen loesen Streich spielte. Im Sommer 1914 wurde in Russland «Deutsches Problem» aufgerollt, dieses Problem verursachte einige Unannehmlichkeiten fuer die russische Bevoelkerung, die unrussischen (nicht rissischen) Familiennamen hatte. Das geht Archangelsk nichts an. Nicht saktionierten Haussuchungen, Vermoegenskonfiskation, Verhaftungen! Vieli sollten damals die Stadt Archangelsk verlassen. Nach dem Tode des Ernaehrers stand die Familie ohne Mittel …? Die Auktion,wo materielle Werte verkauft wurden, verbesserte nicht materielle Lage der Familie. Die Schwester von Julija Kelestinowna Marija Kelestinowna, geborene Kosmina, und Stepan Iwanowitsch Korobizyns gewahrten diese verwaiste Familie Unterkunft. Es geschah so — im Jahre 1920 ist Julija Kelestinowna gestorben. Und die Familie von Korobizyn machte auf sich die Erziehungspflicht die voellig verwaisten Kinder.
In 1930 Jahren wurde Emilie Adolfowna in Kotlas des Archangelsker Gouvernements verbannt, wo sie an den Russen Peschkow heiratete. Wie man frueher sagte: «sie versteckte sich hinter dem russischen Familiennamen», sie kamen in Wologda, wo ihr Sohn Oleg geboren ist. Aber irgendeines Schicksal verfolgte diese Familie. Der Junge wurde tragisch waehrend einer Autokatostrophe umkommen. Er absolvierte das Wologdaer Milchinstitut und wollte heiraten, aber er und seine Braut wurden zusammen umkommen.
Emilie Adolfowna lebte in Wologda und war als Bodenbeschafter taetig, 1994 starb sie.
Rafail Adolfowitschbeendete die Kursen fuer Post-, Nachrichten- und Fernmeldewesen und war als der Angestellte im Post-, Nachrichten- und Fernmeldewesen in Nowaja Semlja taetig. Vor dem Anfang des Zweiten Weltkrieges 1941-1945 wurde er in Kasachstann verbannt. Sein weiteres Schicksal ist unbekannt. So wurde diese Nebenlinie des Geschlechts von Schnakenburg maennlichcherseits (Vaeterlicherseits) in Russlands abgebrochen.
Rudolf Samuel Karl (*Riga, 04.03.1859 -+ Mitau, 05.08.1933), Staatsbeamterakziser diente im Seehandelshafen Mitau.
Frau: Adel Natalja Vogel (*13.01.1886 -+ ?)
Sie hatten sieben Kinder.
Ludwig Heinrich (*Riga,1849 -+ Riga 30.03.1891), Kaufmann.
Seine Frau Fanni Wilhelmina Beck (*13.05.1850 -+ Riga,24.09.1883).
Sie hatten drei Soehne:
Mar Karl Heinrich (*Riga, 14.01.1875 -+ 1919), Stomatologe (Zahnarzt).
Seine Frau Natalja Ernestina von Roth (*1878 -+Riga, 1905). In der Ehe war es zwei Soehne:
Heinrich Nikolai Mar (*26.03.1900 -+?), Seine Frau heisst Margaret (*31.10.1901 ?); sie hatten zwei Soehne: Heinz; Klaus (er heiratete in Berlin), Buchgewerbler(graphisches Gewerbe).
Sven Heinrich Foedor (*Riga, 16.04.1876 -+ ?), Industrieller, verheiratet (1905). Er hatte vier Toechter.
Conrad Heinrich Otto (*Riga, 1882 -+ Sankt-Petersburg, 1937), er ist in Riga in der Kaufmannsfamilie geboren, Deutsche. Nach dem Tode seines Vaters im Jahre 1891, seine Mutter ist im Jahre 1883 gestorben, er wurde im Weisenhaus erzogen. 1903 absolvierte Rigaer Gymnasium, studierte an Jurjew-Universitaet (seit 1903-1906) in 1903-1906. Im Jahre 1907 beendete er die Kursen der Germanistik. In 1907-1914 Jahren unterrichtete er im Nikolaus-Maennergymnasium in Kaluga, in Jahren 1914-1917 unterrichtete er in Nikolaus-Gymnasium der Zarensiedlung (Zarskoje Selo), 1919-1925 war er in der Mittelschule der Kindersiedlung (Detskoje Selo) taetig.Seit dem Jahre 1922 wurde er zum Prediger, im Jahre 1923 beendete er Petrograder Theologische Kurse, aber er hat keine Abschlusspruefung abgelegt und verzichtet auf der Weihe zum Priester (Prediger).

Oleg Peschkow, der Enkel von Adolf Christian v.Schnakenburg (1958).
Im Jahren 1923-1927 vertrat er in der Verpflichtung des Predigers in den Kirchen von Detskoje Selo und Pawlowsk.
Seit Jahren 1927-1929 war er ein Mitglied der Kirchgemeinde (Christus-Auferstehungskirche, finnische evangelisch-lutheranische der Jngrienkirchgemeinde in der Stadt Puschkino: Adresse Nabereshnaja,4). Seit dem ersten Februar 1927 unterrichtete er im Leningrad Landwirtschaftsinstitut, spaeter war er Dozent, Deutschlehrer im Leningrader Institut fuer die Ausbildung der Ingenieur fuer Milchindustrie taetig.
Er wurde fuer Verheimlichen seiner Priester-Verpflichtungen aus dem Dienst entlassen. Seit dem Jahre 1935 war er Rentner.
Am 20.04.1935 wurde er verhaftet und am 26.06.1935 wurde er zur fuenfjahrigen Frist auf die Verbannung in Orenburg verurteilt. Dort wurde er wieder am 22.August 1937 verhaftet und dann wurde er zum Tode durch Erschliessung verurteilt. Seine Frau Heisst Xenija Lmitriewna Rudnewa.
Im Juni 1935 wurde sie zusammen mit ihrem Mann aus Leningrad verbannt. Im Jahre 1963 lebte in Siverskaja-Station Leningrader Gebiets.
(Archivverwaltung des Foederativen Sicherheitsdienstes, Sankt-Peterburg Leningrader Gebiets . P-22523 (Befehl-22523).
Sie hatten drei Toechter:
Emma Ottowna Schnakenburg-Perepoelkina (*15.04.1910 -+Leningrad,08.04.1938), sie ist gebuertige Kalugaer, Deutsche, Deutschlehrer in der Schule №13 und im Textiltechnikum, parteilos. Sie lebte in Leningrad Kurlandstrasse, Haus 5/10, Wjhnung 18. Sie wurde am 09.02.1938 verhaftet. Die Kommission des Volkskommissariats fuer Innere Angelegenheiten (комиссия НКВД) und der Staatsanwaltschaft der UdSSR verurteilte sie laut des Artikels
58-6 UK RSFSR Strafgesetzbuch der UdSSR zum Tode durch Erschliessen. Sie wurde am 08.04.1938 in Leningrad erschossen.
(Leningrader (Trauerbuch) Martyrolog «Wiederhergestellte Namen».
Luisa Ottowna (*04.05.1911,Kaluga -+01.02.1917,Zarskoje Selo).
Irena Luisa Ottowna (*13.05.1918,Zarskoje Selo -+ ?), sie war als Studiendirektor in der Siedlung Nowospasskoje Leningrader Gebiets (1942-1944), dann als Chemielehrerin in der Mittelschule mit der mit der landwirtschaftlichen Tendenz taetig (seit Jahren 1922-1930 war es Siverskaja Jugendwerkhofschule mit neunjaerigen Ausbildung).
Heinrich Christian Emil (* 07.08.1852,Riga -+19.101889,Derpt), Kaufmann, Besitzer der Druckrei in Derpt, verheiratet (seit 1886. Er hatte zwei Toechter.
Nachwort
Zu dieser Zeit ist es alles, was wir ueber das Geschlecht von Schnakenburg dank der freundlichen Hilfe unserer Freunde aus Deurschland erzaehlen konnten. Jetzt habe ich eine Moeglichkeit, die weitere Untersuchung der Geschlechts in Sankt-Peterburg durchzufuehren. Ich meine danach, dass interessante reich Funde tun werden! Aber alle Tatsachen, die uns bekannt sind, erfuellen unsere Herzen mit Stolz und Achtung. Russland wurde die Gluecksucher herzlich aufgenommem und gewaehrte ihnen Obdach, Arbeit, Familie und den einigen Staatsbuergerschaft. Und sie wussten dafuer ihrer neuen Grossen Heimat Dank und dienten erlich und gewissenhaft zum Russlandswohl, hingebend ihre Kraefte und Kenntnisse. Hier in Russland erreichten sie bestimmte Hoehenruhm, Hochachtung, Ehrerbietung. Viele von ihnen fanden hier und ihre Zufluchtstaette, ihre sterblichen Huellen liegen in Russland begraben.
Aber ich moechte daran glauben, dass die Vertreter (die Nachkommen) dieses weitlaeufigsten wuerdigen Geschlechts in den riesigen Weiten Russlands spurlos nicht verschwinden konnten. Es kann sein, dass jemand die Mitteilung vorliest und reagiert darauf. Und wir konnten ihr weiteres Schicksal erfahren. Es ist uns zuverlaessig bekannt, dass die Nachkommen des Geschlechtes von Schnakenburg in Deutschland (Germany) leben.
Die Geschichte der Deutschen Sloboda ist unsere gemeinsame Geschichte. Die Auslaender, die meisten von ihnen russische Staatsbuergerschaft hatten, gleiberechtigt neben den Russen lieferten(leisteten) einen wichtigen Beitrag zur Entwicklung der Oekonomik, der Geschichte und der Kultur unsere Nordregion- Russischen Nordens und im Russland!
Diese Geschichte hat eine Fortsetzung. Seit vor kurzem habe ich in der Zeitschrift «Newskoje Wremja» («Newaer Zeit») №236(1639) 26.12.1997 gelesen: » Heute in der Akademiekapelle ist die Y11. Internationale Musikfestspiele «Schubertiada» aus Schnakenburg in Sankt-Petersburg eroeffnet. Sommerfestspiele zum Andenken an Schubert finden alljaehrlich in der deuschen Stadt Schnakenburg statt. Dieser Ortname bestimmte den Familiennamen des Geschlechtes vo Schnakenburg.
Arkadi Zenzipper* organisierte Musikfestspiele «Schubertiaden Schnakenburg» im Jahre 1993 und schuf das freundliche Klima. Die Festspiele finden alljaehrlich staat und in den Letzten Jahren ueberschritt die Grenze Deutschlands: in Sankt-Peterburg und im Staat Jsrail.
*Arkadi Zenzipper ist Klavierspieler, Paedagoge, er leistet aktive gesellschaftliche Arbeit. Er wurde 1958 in Leningrad geboren und absolvierte N.A.Rimski-Korsakow-Konservatorium. Seine Paedagogen waren Professoren G.Sokolow und N.Perelmann. A.Zenzipper vereinigt in seinem Schaffen die besten Eigenschaften (Seiten) der russischen Musikrichtungen mit den hohen Traditionen der deutschen Musikrichtungen.
www.club-spb.de/zeitung/mz_29sept.pdf
Alexander Wladimirowitsch Tschernuschenko ist einer von Hauptdirigenten vo Sankt-Petersburg. Seit 1991 leitet er das Symphonieorchester der Staatlichen Akademiekapella, er nahm an den Festspielen «Schubertiaden Schnakenburg» (Deutschland0 teil, und spaeter organisierte er die Gegenfestspiele «Schubertiaden in Sank-Petersburg. Diese Durchfuehrung wurde traditionell und dadurch setzte er die besten Traditionen der Sankt-Petersburger Symphonierichtungen fort. A.W.Tschernuschenko ist schon lange als Internationaler Konzertdirigent bekannt. Mit grossem Erfolg gibt er Gastspiele mit dem Symphonienorchester der Kapelle. Er machte seine Gastspielreisen nach Deutschland, die Schweiz, Frankreich,Spanien, Griechenland, Kroatien, Japan, Suedkorea.
Ausgenutze Dokumente (Bibliographie) :
1 «Das Grosse Buch der Familien» Horst Naumann, 2007, by/Bassermann Verlag, Muenchen, JSBN: 978-3-8094-2185-6/C 297 (Seite 297).
2 Staatsarchiv der Archangelsker Gebiets (GAAO), Fond 1, Verzeichnis 9, Akt 333, Bogen 18.
3 Alphabetisches Buch des Archangelsker Gebiets, der 11 Teil, das Vierteljahr; Staatsarchiv der Archangelsker Gebiets, Fond 37, Verzeichtnis 1, Akt 74, Bogen 35, Rueckseite, 1806.
4 Sammelband RIO (Russische geschichtliche Geschlechtsgesellschaft), Band 97, 1896, Seit 13.
5 S.Ogorodnikow «Ueber den Kaiserlichen Besuch des Imperators Alexander des Ersten die Stadt Archangelsk 1819» Archangelsk, 1895.
6 Departament des Ministeriums fuer Oekonomik Fond 13, Verzeichnis 1, Akt 636, 1807. Staatsarchiv Sankt-Petersburg Russisches Staatsarchiv der Literatur und Kunst.
Allrussisches genealogischer Stammbaum.
7 Staatsarchiv der Archangelsker Gebiets (GAAO),Fond 50, Verzeichnis 6, Akt 214 Bogen 185- Rueckseite, Bogen 186; ebenda Fond 52, Verzeichnis 1, Akt 246, Bogen 12, 47, 92.
8 Staatsarchiv Archangelsker Gebiets (GAAO), Fond 52, Verzeichnis 1, Akt 315, Bogen 10; Fond 52, Verzeichnis 1, Akt 478, Bogen 7,10,,17-18.
9 «Sankt-Petersburger Martyrolog des Klerus und Zaien» Evangelisch-lutherische Kirche. Archivverwaltung des Foederativen Sicherheitsdienstes, Sankt-Petersburg Leningrader Gebiets P-22523.
10 Forschungszentrum «Memorial (Gedenkstaette)» Repressalienbetroffene Priester des Petersburger Kreises (Region).
11 Zentrum «Wiederhergestellten Namen» Andenkensbuch Jaroslawler Gebiets.
12 Leningrader Martyrolog, Band 9 «Wiederhergestellten Namen».
13 «Deutsches Geschlechterbuch» Band 79, Leipzig, 1933, Seiten 423-441. Uebersetzung aus dem Deutschen (gotische Schrift) — Parschewa Shanna Alexandrowna.
14 Ethnographische Uebersicht Online, November, 2006.
15 Atlassow Wladimir «Skasska» (Erzaehlung), der an der Spitze der Kosakeinheit aus 50 Kosaken stand. Wladimir Atlassow berichtete ueber seinen Marsch (seine Reise) durch Kamtschatka im Jahre 1697// «Russische Pazifikepopaee. Neuer Staat- Ottschina(Vaterland, Heimat) Kamtschatskaja und Kurilskaja Semliza», Chabarowsk: Chabarowsker Verlag, 1979. Seiten 106-112.
16 109 Schnakenburg N.B. «Nymylany-Kereki»// Sowejtnorden, 1939 № 3.
Vollmitglied (taetige Mitglied) der Noerdlichen geschichtlichen Geschlechtergesellschaft in der Stadt Archangelsk — Sh. Parschewa. Sankt-Petersburg, 2008.
Uebersetzung aus dem Russische — Sinaida Kalimowa (Bergmann).

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментариев: 13 to “Род Шнакенбург в России.”

  1. Людмила:

    Спасибо Вам большое за проделанную Вами огромную работу по воссозданию генеологического древа рода Шнакенбург в России.Я Людмила Николаевна,дочь Николая Борисовича Шнакенбург,родилась в г,Ленинграде в 1939 году,впервые узнала о настоящей гибели моего отца.Случайно в интернете нашли Ваш научный труд и я хотела бы установить с Вами ,Жанна контакты.

  2. Андрей:

    Здравствуйте Жанна. Я внук Рафаила Адольфовича Шнакенбург. Буду рад дополнить историю рода Шнакенбург в России, и узнать от Вас большего!
    С уважением Андрей.

  3. Николай:

    Здравствуйте, Жанна и Людмила Николаевна. Меня зову Николай Борисович Вахтин, я лингвист, этнограф, много лет занимаюсь Чукоткой, в частности эскимосским языком, и давно интересовался судьбой моего предшественника и тезки Н.Б. Шнакенбурга. Спасибо за исключительно подробные сведения — нельзя ли было списаться с Вами, Жанна — и с Вами, Людмила Николаевна — мне очень хотелось бы узнать о Н.Б. больше. Мой эл-адрес — nvakhtin@gmail.com Спасибо.

  4. Superb! Generally I never read whole articles but the way you wrote this information is simply amazing and this kept my interest in reading and I enjoyed it.

  5. It’s really a great and helpful piece of info. I am glad that you shared this useful info with us. Please keep us informed like this. Thanks for sharing.

  6. You have some seriously important info written here. Wonderful job and maintain posting terrific stuff.

  7. There are some fascinating time limits on this article but I don’t know if I see all of them middle to heart. There is some validity however I will take maintain opinion till I look into it further. Good article , thanks and we want more! Added to FeedBurner as nicely

  8. I like the helpful info you provide in your articles. I’ll bookmark your weblog and check again here regularly. I am quite certain I’ll learn many new stuff right here! Good luck for the next!

  9. Hiya, I’m really glad I’ve found this info. Today bloggers publish only about gossips and web and this is really frustrating. A good website with exciting content, that’s what I need. Thank you for keeping this site, I will be visiting it. Do you do newsletters? Cant find it.

  10. I really enjoyed this article. Could you possible elaborate a tiny bit though on the consclusion?

  11. Юлия:

    Уважаемые потомки Шнакенбургов!Спасибо вам за память от переславцев, где родились и проживали Роберт, Борис, Зассы, Павловы. Знаю, что в Москве в одной семье есть фотографии Засс в альбоме, но у меня нет адреса этих людей. Может быть Вы знаете. Хочу добавить, что в Переславском музее-заповеднике имеется живописный портрет 1899 г. Роберта Шнакебурга, инженера. Хотелось бы иметь фото Бориса Робертовича, который был репрессирован в 1930 г. ( умер в ссылке?)nn1nn1nn1nn1nn1nn1nn1nn1nn1nn1nn1nn1nn1nn1nn1

  12. Дмитрий:

    Уважаемые Жанна и Людмила Николаевна! Благодарю Вас за информацию о семье Шнакенбургов. Хотелось бы написать о сестрах Бориса Робертовича Шнакенбурга, которые проживали в Москве (Нина) и Туле (Маргарита, Ольга), а также вспомнить жену Роберта Марию Александровну Шнакенбург (Киселёва). В семейном архиве есть фотография молодого Бориса Робертовича в офицерской форме.

  13. Уважаемые Жанна и Людмила Николаевна! Благодарю Вас за информацию о семье Шнакенбургов. Борис Робертович Шнакенбург дядя моего дедушки. Смогу выслать фотографии.

Оставить комментарий